3 May 2015, 09:00

Памяти Майи Плисецкой

Фото: Юрий Кадобнов / AFP

Такой мы запомним великую Майю Плисецкую. Ее лицо, ее танец, ее слова.



Фото: East News

Не смиряйтесь, до самого конца не смиряйтесь. До последнего момента не сдавайтесь, боритесь, воюйте. Даже тоталитарные режимы, случалось, отступали перед одержимостью, убежденностью, настырностью. Мои победы только на том и держались. Ни на чем больше! Характер — это и есть судьба.

Фото: Bru Garcia / AFP

И в Канаде или в Люксембурге было бы неплохо родиться. Но я родилась в Москве. В царствие Сталина. Затем — при Хрущеве жила, при Брежневе жила, при Андропове, Черненко, Горбачеве, Ельцине жила... И второй раз родиться не выйдет, как ни старайся. Свое живи!.. Я и жила. Себе говорю — честно. Ни детей, ни старцев, ни меньших братьев наших — зверье — не обижала. Друзей не предавала. Долги возвращала. Добро помнила и помню. Никому никогда не завидовала. Своим делом жила. Балетом жила. Другого ничего в жизни я делать толком и не умела. Мало только сделала. Куда больше могла. Но и на том спасибо. Спасибо природе своей, что выдюжила, не сломалась, не сдалась...

Фото: В. Богданов / East News

Что тебе еще интересно узнать обо мне, читатель? Что я левша и все делаю левой рукой? Что я всю жизнь страдала бессонницей? Что я всегда была конфликтна? Лезла на рожон попусту? Что во мне сочеталось два полюса — я могла быть расточительной и жадной, смелой и трусихой, королевой и скромницей? Что я почитала питательные кремы для лица и любила, густо ими намазавшись, раскладывать на кухне пасьянсы? Что была ярой футбольной болельщицей? Что любила селедку, нежно величая ее «селедой»? Что никогда не курила и не жаловала курящих, что от бокала вина у меня разболевалась голова? За прожитую жизнь я вынесла простую философию. Простую — как кружка воды, как глоток воздуха. Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. На очень хороших и очень плохих. Только так.

Фото: East News

...Вы спрашиваете меня о руках... Вообще-то я думаю, что надо танцевать всем телом. Всё участвует в танце — ноги, корпус, голова, ну, и конечно, руки. Когда-то в балете руки были очень традиционны, сусальны. В «Лебедином» они складывались вот таким сладеньким, сахарным венчиком. А могут они быть и крыльями, трепетными, тревожными... Каждая балерина ищет эти крылья по-своему. Да, да, у каждой балерины они должны быть свои... Их нельзя взять напрокат...Ваганова говорила: пусть хуже, но свои...

Фото: Г. Ровинский / East News

Научитесь пользоваться вашими мозгами так же ловко, как и вашей пудреницей, и тогда, возможно, пудреница вам уже не понадобится... Знайте, умных женщин мужчины отмечают, красивых — глазами выхватывают из толпы, и только обаятельных не забывают.

Фото: Toshifumi Kitamura / AFP

Только мне всегда казалось, что книги пишутся людьми совершенно необыкновенными. Сврехумными. Сверхучеными. А тут балерина берется за перо. Тотчас приплыла из памяти старинная шутка. Как потонул в океане огромный корабль, почти «Титаник». Но два пассажира уцелели, выплыли. Министр — потому, что был очень большое дерьмо, и балерина — так как была глупа, как пробка.

Фото: East News

Но есть в человеке — не в каждом, может, — трудновыразимое словами чувство совестливости, или по-другому его как-то назвать — стыдливости, что ли. Мешает или помогает это чувство людям жить? Из сегодня вижу, что проку в нем мало. Наглые люди процветают и благоденствуют. Совестливым живется куда труднее...

Фото: Наталия Колесникова / AFP

Время все по местам расставит. Ждать только долго.



Фото: Юрий Кадобнов / AFP

Поклоны — составная часть спектакля. От кометы в руках зрителя должен остаться хвост.

util