4 May 2015, 10:00

Майский указ о тунеядстве: «...Создавая обстановку нетерпимости и всеобщего осуждения»

Кадр из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика«

Недавно депутаты из Санкт-Петербурга предложили изменить Конституцию РФ и сделать труд обязанностью, а не правом гражданина, а также начать «борьбу с тунеядством». Питерских законодателей вдохновляет пример Советского Союза и нынешней Белоруссии, постепенно возрождающей различные советские практики в сфере труда. В Госдуме заявили, что не намерены менять Конституцию и вводить новые статьи в Уголовный кодекс. Но настроение и планы законодателей могут меняться. Открытая Россия решила на всякий случай напомнить, как боролись с «паразитами и тунеядцами» в СССР.


54 года назад, 4 мая 1961 года, президиум Верховного совета СССР принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни».

«Наша страна под руководством Коммунистической партии вступила в период развернутого строительства коммунизма. Советские люди с воодушевлением трудятся на предприятиях, стройках, в колхозах, совхозах, в учреждениях, выполняют общественно полезную работу в семье, соблюдают законы и уважают правила социалистического общежития.
Однако в городе и деревне есть еще отдельные лица, которые, являясь трудоспособными, упорно не желают честно трудиться, ведут антиобщественный паразитический образ жизни... С антиобщественными паразитическими элементами необходимо вести решительную борьбу до полного искоренения этого позорного явления в нашем обществе, создавая вокруг таких лиц обстановку нетерпимости и всеобщего осуждения», — говорилось во вступлении к указу.

Перспективы для «антиобщественных паразитических элементов» складывались невеселые. «Учитывая многочисленные пожелания трудящихся», президиум Верховного совета постановил выселять лиц, «ведущих паразитический образ жизни», в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет с конфискацией имущества, нажитого нетрудовым путем, и обязательным привлечением к труду на месте поселения. Отсутствие записей в трудовой книжке могло послужить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

Нельзя сказать, что борьба с так называемым тунеядством началась в СССР именно с 1961 года. Уже вскоре после прихода большевиков к власти первый лидер советского государства Владимир Ленин призывал применять суровые меры к «чуждым сознательному пролетариату элементам».

В Конституции 1936 года был официально закреплен принцип «кто не работает, тот не ест», а труд провозглашался «обязанностью и делом чести» каждого трудоспособного гражданина.

Под трудом идеология советского казарменного социализма понимала, разумеется, только работу в колхозах, на госпредприятиях, в различных государственных и партийных учреждениях. Выращивание на собственном садово-огородном участке овощей и их продажа не могли быть единственным видом трудовой деятельности гражданина — так же, как рисование и продажа им картин, и вообще создание и реализация любых предметов искусства. Неудивительно, что главной жертвой «антипаразитических мер» становились отнюдь не забулдыги-алкоголики — их, как правило, государство терпеливо держало на работе, увольняя «социально близких», но без конца «оступающихся», лишь в редчайших случаях. Абсурдная советская действительность грозила превратить в «паразитов» и «тунеядцев» в первую очередь представителей творческой интеллигенции, не желавших встраиваться в государственные структуры и демонстрировать лояльность системе в союзах писателей и прочих специализированных учреждениях.

Самым известным тунеядцем Советского Союза стал поэт Иосиф Бродский. В 1964 году его приговорили за тунеядство к пяти годам принудительных работ. Газета «Смена» опубликовала по итогам суда заметку «Тунеядцу воздается должное». В этом тексте содержалось краткое описание преступного пути Бродского: «С 1956 года он переменил 13 мест работы. Где работал неделю, где месяц, а последние годы он вообще не трудился, поощряемый подонствующими приятелями, многие из которых докатились до прямой антисоветской деятельности. Вместе с ними катился и тунеядец Бродский». Заканчивалась заметка словами: «Постановление суда было встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками».

Советский плакат, авторы — Н.С. Бабин и Г.В. Гаусман, 1965 год

Чтобы тоже не предстать перед судом под аплодисменты «честных рабочих рук», многие представители творческих профессий вынуждены были искать какую-то официальную работу, далекую от служения музам, — например, рок-музыканты Виктор Цой и Александр Башлачев работали в кочегарке.

Борьба с «тунеядством» стала удобным инструментом в руках властей для подавления диссидентского движения: политически неблагонадежных лиц часто под надуманными предлогами увольняли с работы, а новую работу найти не давали,

таким образом подставляя их под уголовную ответственность.

Московская Хельсинкская группа собирала информацию о случаях политически мотивированного применения «антитунеядских» мер.

Вот несколько таких историй из коллекции МХГ.

Летом 1977 года был арестован и затем осужден на два года ссылки преподаватель иврита Иосиф Бегун. Суд не счел его работу «общественно полезным трудом», так как власти отказывались регистрировать ее в финансовых органах, тем самым фактически накладывая запрет на преподавание иврита в СССР. Срок ссылки Бегуну был сокращен по амнистии в связи с 60-летием Октябрьской революции, но после возвращения в Москву ему долгое время отказывали в восстановлении прописки, хотя Бегун был москвичом.

20 марта 1978 года в Тбилиси был приговорен к одному году лишения свободы член Грузинской группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, кандидат наук Григорий Гольдштейн, обвиненный в «паразитическом образе жизни» только потому, что он после отказа в разрешении на выезд в Израиль не мог найти работу по специальности и жил на свои трудовые сбережения. Гольдштейн вполне мог позволить себе это — он был одинок, имел 17 лет трудового стажа, работал на высокооплачиваемых должностях. Самостоятельная научная работа, которую продолжал вести Гольдштейн, и его бесплатные занятия математикой и физикой со школьниками суд не счел общественно полезным трудом.

Предупреждение «по тунеядству» было сделано милицией и освободившемуся из лагеря крымско-татарскому диссиденту Мустафе Джемилеву, хотя он не мог сразу после освобождения устроиться на работу: его здоровье было подорвано многолетним заключением и девятимесячной голодовкой. При этом в оформлении инвалидности после освобождения Джемилеву отказывали под надуманными предлогами.

Новые формы государственная борьба с «паразитами и тунеядцами» приняла уже на излете советской власти — при болезненно-аскетичном лубянском генсеке Андропове.

В 1983 году, в рамках кампании по «усилению социалистической дисциплины труда», советских поданных отлавливали во время рабочего дня в кинотеатрах, банях, кафе, парикмахерских.

Борьба с «тунеядством» прекратилась в 1991 году, когда был принят новый закон «О занятости населения» и официально признано существование безработицы.

util