5 Мая 2015, 09:09

Анна Юхтина о суде над Артемом Лоскутовым: «Все это походило на саму „Монстрацию“, театр, дурной сон»

Анна Юхтина, девушка Артема Лоскутова, участника новосибирской «Монстрации», — о том, как можно сесть на десять суток за смешные плакаты

За пару часов до отправления в аэропорт, когда моя лучшая подруга подробно консультировала меня, как собирать передачу, мы пошутили, что все это похоже на какой-то очень печальный, но все же комедийный сериал. Я летела, чтобы увидеть, как человека будут на полном серьезе судить за шествие под лозунгами «Всем обнимашек! И пусть никто не уйдет обиженным».

И вот я в Новосибирском аэропорту, и уже через несколько часов в Заельцовском суде. Далее вся ситуация приобретает совсем уже странный оборот — мне предстоит знакомство с мамой Артема. В здании суда. Выгляжу я после бессонной ночи, скажем, слегка помято, от меня пахнет выкуренной половиной пачки сигарет, ну а повод для знакомства ситуацию добивает совсем. Ольга Васильевна, несмотря на все мои опасения, радуется встрече. Но не успеваем мы и двумя словами обмолвиться, как в здание суда заводят Артема. В наручниках. Мама сильно пугается и спрашивает, почему на рассмотрение административного правонарушения его приводят как опасного преступника.

Анна Юхтина

Нас заводят в зал.
Все, что происходило в дальнейшем, 2 мая, на протяжении шести (!) часов, очень сложно описать. Обстановка, надо сказать, куда более домашняя, чем в московских судах, где мне доводилось бывать. Например, когда судья уходила в совещательную комнату решать, удастся ли мне сегодня обнять Артема или нет, нам разрешали переглядываться и перешептываться.

Не буду вдаваться в подробное описание процесса, так как все это походило на саму «Монстрацию», театр, дурной сон. К примеру, мы около двух часов смотрели видео, снятое, как сказал Артем, «странными людьми» на «Монстрации». На видео красивые люди, с детьми, в смешных костюмах и с абсурдными плакатами пытались куда-то деться от окруживших их полицейских. Никаких противозаконных лозунгов, никаких конфликтов с полицией, отчего становилось совсем непонятно, почему мы все теперь в суде.

Полицейские в зале суда неприкрыто хохотали над происходящим на экране, судья улыбалась. В итоге, спустя почти 6 часов, судья приняла решение арестовать Артема на 10 суток. Все, кроме полицейских, заметно помрачнели. Полицейские шутливо и немного с жалостью успокаивают меня тем, что Лоскутова там кормят не хуже, чем мы с его мамой, и уводят Артема, снова нацепив на него наручники.

Артем Лоскутов. Фото Александры Поповой

Мы вышли из здания суда и остановились перевести дух в ближайшем дворе. И тут во всем этом шоу появляется новый герой — житель дома напротив. Он налетает на нас с вопросами, почему вокруг столько ОМОНа и кого судили. Не верит в то, что рассматривалось административное дело и, не стесняясь емких матерных выражений, объясняет, что «даже на уголовку столько не свозят». А также просит у нас «снять весь этот прикол на видео и выложить на ютюб», чтобы он потом смог друзьям показать, а то никто же не поверит. Мы смеемся, но на душе от всего этого становится очень горько.
Ночь на 3 мая проходит почти так же бессонно, и ранним утром мы оказываемся в Центральном суде Новосибирска. Тут все обстоит немного серьезнее, а процесс идет куда быстрее. Нам опять показывают видео, на большой части которого Артема нет вообще. Пару часов спустя судья признает Лоскутова участником мероприятия, а не организатором, и штрафует его на 5 тысяч рублей. Конвоир шикает на мою попытку подойти к Артему, снова блестят наручники, и его уводят. Вечером этого же дня я сажусь в самолет, в первый раз в жизни сплю весь полет, не шевелясь и не меняя позы.

Артем Лоскутов. Фото Александры Поповой


Итог всего произошедшего — это липкое ощущение полного отсутствия безопасности и абсолютное бессилие. Да, это административный арест, да, 10 суток, но это отнятое время, встряска для Артема, его мамы, не понимающей, в чем виноват ее сын, впоследствии на ногах отстаивающей многочасовые очереди на передачу, меня и его друзей. Но самое отвратительное — это иллюзия, появляющаяся в судах. Иллюзия того, что сейчас судья закроет папку с документами, улыбнется так же добро, как улыбалась половину процесса, и мы с Артемом за руку выйдем из здания суда.


util