8 May 2015, 11:53

Надежда Савченко: «Хочешь заставить человека жить — покажи ему, как умирают»


Надежда Савченко. Фото: Sefa Karacan / Anadolu Agency / AFP

Украинская летчица, обвиняемая в пособничестве в убийстве двух журналистов ВГТРК и незаконном пересечении границы, по-прежнему содержится в больнице СИЗО «Матросская тишина»

Голодать в знак протеста против своего уголовного преследования Савченко пока больше не собирается, она готовится доказывать свою невиновность на предстоящем суде.

О том, чего удалось добиться голодовками и чем «Матросская тишина» лучше, чем городская больница, Надежда Савченко рассказала Открытой России:

— Отличалось ли последнее заседание суда 6 мая по продлению вам срока содержания под стражей от предыдущих судов?

 На этом заседании я потеряла всякую надежду на правосудие. Суд меня смешил. У меня даже появилось болезненное чувство голода.

Савченко развешивает постиранную одежду на прутья решетки тюремного окна. Это единственная возможность высушить вещи, которые она только что постирала. Развесив белье, садится на одну из шконок своей трехкомнатной «камеры-люкс», в которой она по-прежнему одна.

Прикованные к больничной кровати

— Вы больше не голодаете? Уже получаете полноценное питание?

— Молоко, хлеб, кашу, запеканку, творог. Ем осторожно. Когда начала есть после длительной 83-дневной голодовки, появилась аллергия, которая никак не закончится.

— Почему 28 апреля врачи «Матросской тишины» решили перевести вас в 20-ю городскую больницу?

 Врачи сказали , что мое состояние здоровья внушает им опасения и они боятся, что оно будет еще ухудшаться. Резко упал вес — до 49 кг.

— Какое лечение вам оказывали в больнице, в каких условиях вы там лежали?

 Сначала меня положили в реанимационную палату: там заключенных приковывают наручниками к кровати. И меня приковали. Там лежал еще один тяжело больной заключенный, у него трубки торчали из живота, понятно, что он никуда убежать не смог бы, но его все равно пристегнули наручниками к кровати. Там же лежали и две тяжелобольные пожилые женщины — не заключенные. Мне предлагали прокапать лекарство, но я отказалась. Насильно вводить лекарство они не решились.

Через два дня из больницы меня выписали: решили, что нет оснований меня там содержать, мол, показатели улучшились.

Сейчас здесь, в больнице «Матросской тишины», я поправилась — теперь вешу 55 килограммов. В городской больнице мне совсем не понравилось. Есть такая пословица: если хочешь заставить человека жить, покажи ему, как умирают. Я провела там две ночи и вернулась сюда.

Ни о чем не жалею

— Вы голодали 83 дня. Чего вы добились этой голодовкой: потеряли здоровье, похудели, заставили волноваться близких и друзей. Не жалеете об этом?

— Благодаря моей голодовке следствие, которое месяцами стояло на месте, заметно ускорилось. Если бы следователи не завершили расследование, я бы продолжала голодать и на свой день рождения 11 мая голодала бы уже 150-й день. Но следствие завершено. Скоро будут суды. Я буду потихоньку есть. Написала список того, что я хочу есть. Теперь мне в камере нужен холодильник.

Мария Савченко. Фото: Василий Максимов / AFP

— Разве тюрьма не может обеспечить вас холодильником?

— Я хочу купить холодильник на свои средства, на деньги, которые у меня есть на лицевом счете. Я уже все рассчитала: он должен быть в метр ростом. Физические лица не могут передавать холодильник, значит нужно найти юридическое лицо, которое могло бы это сделать.

— Может быть, Лиза Глинка и ее фонд «Справедливая помощь» могли бы передать этот холодильник в СИЗО?

— Да, думаю ее попросить.

— В прошлый раз, когда мы с вами общались, вы сказали, что книги больше не читаете, а предпочитаете рисовать. А как сейчас проводите время?

— Я нарисовала несколько котов для музея Эрмитаж в Санкт- Петербурге. Но передать их туда не удалось. Вот склеила льва из цветной бумаги, ему в компанию будет еще жаба и зайчик. Это подарки для одного ребенка из Москвы.

— Вы следите за новостями, смотрите телевизор?

— Да, смотрю, но в выходные очень мало новостей. Видела, что Киев с Донбассом начали говорить, но подробностей не знаю. Хуже всего то, что я не могу общаться с коллегами — украинскими депутатами.

— В «Новой газете» опубликован доклад — экспертная оценка российских инженеров — о том, что 17 июля 2014 года малайзийский «Боинг» на востоке Украины был сбит ракетой класса «земля-воздух». Что скажете об этом?

— «Новую газету» я не получаю. Но мне сразу было понятно, что «боинг» не могли сбить ракетой «воздух-воздух». Я говорила и о том, что сами ополченцы без помощи профессиональных военных (российских. — Открытая Россия) не смогли бы его сбить.

Надежда Савченко содержится в спецблоке больницы СИЗО «Матросская тишина» с января 2015 года. До последнего времени в этом недавно отремонтированном спецблоке из четырех камер украинская летчица находилась одна в компании сотрудницы СИЗО: рядом с камерой Савченко установлен круглосуточный пост наблюдения, где 24 часа в сутки сотрудница, наблюдает за важной арестанткой.

В третье камере оборудован процедурный кабинет, где Савченко проводят медицинские процедуры. И наконец, четвертая камера № 729 просто пустовала.

Соседи Савченко

6 мая в камеру № 729 заехали два жильца: двух немолодых мужчин перевели из обычной больничной палаты в камеру спецблока.

Судя по тому, что оба арестанта до перевода в тюремную больницу содержались в ВИП-изоляторе «Матросской тишины», люди они серьезные.

Один из них — Олег Владимирович Шишов — рассказал, что недавно отремонтированная камера «не доведена до ума». Там, например, есть душ и туалет, но пользоваться душем проблематично — строители забыли сделать сток, вода не уходит и можно затопить нижний этаж. Для того, чтобы устранить это неудобство, Шишов посоветовал сотруднику СИЗО снять унитаз и сделать сток.

Судя по всему, Олег Шишов знает, что говорит: в сети легко найти обстоятельства его уголовного дела.

Шишов — гендиректор одной из крупнейших строительных компаний России НПО «Мостовик». Он обвиняется в мошенничестве на 2 миллиарда рублей. Еще в ноябре 2014 года газеты писали, что причиной уголовного преследования гендиректора могло стать расторжение контракта на возведение океанариума во Владивостоке: якобы у Шишова вышел конфликт с управлением делами президента России. «Мостовик», которым управлял Шишов, также строил олимпийские объекты в Сочи.

Шишов страдает сахарным диабетом и жалуется, что за два месяца в тюремной больнице ему пришлось сменить четыре камеры.

В новой камере гендиректору «Мостовика» не нравится: мало того, что она плохо приспособлена для жизни, но, главное, судя по всему, спецблок — слишком изолированное место для бывалых арестантов, которые уже посидели в других условиях.

util