12 Мая 2015, 16:00

Сергей Удальцов: «Я сталинистом не являюсь»

Фото: Кирилл Кудрявцев / AFP

9 мая Сергей Удальцов, осужденный на 4,5 года за «организацию массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая» и до сих пор находящийся в московском СИЗО «Матросская тишина», «перешел экватор» — отсидел полсрока заключения. Теперь он имеет право просить об условно-досрочном освобождении. Удальцов рассказал Открытой России, как власть разобщает оппозицию, а также о своем отношении к сталинизму и к правозащитникам

—  Вы сейчас сидите на чемоданах, ожидаете этапа?

— Да, на апелляции в Верховном суде приговор оставили без изменения. Но он еще не вступил в законную силу, поэтому я пока в СИЗО.

—  Недавно Виктор Шендерович написал в «Новой газете» статью, которая вызвала большой резонанс. Он написал, в частности, что все порядочные люди должны бороться за освобождение Удальцова, несмотря на то, что тот сталинист. Вы и правда сталинист?

— Я не читал статью Шендеровича. Этот номер «Новой газеты» еще до меня не дошел. Но я хочу сказать, что сталинистом не являюсь. Я придерживаюсь социал-демократических взглядов. Нигде, ни в каких наших документах нет прославления Сталина. У меня к нему неоднозначное отношение. Одобрять репрессии — это не мое.

—  А, например, адвокат Дмитрий Аграновский, который защищает Леонида Развозжаева, не скрывает, что является сталинистом. Как вы к этому относитесь?

— Я с Аграновским давно не общался. Я выступаю за максимальную солидарность всех здравомыслящих людей. Распри сейчас не нужны, они вредны и губительны. Желаю всем терпения.

—  Кто сейчас вас защищает?

— Основной адвокат — Виолетта Волкова. Каринна Москаленко защищает меня в Европейском суде по правам человека.

—  Адвокаты Волкова и Аграновский много пишут в социальных сетях о том, что вы сидите вместо тех либералов, которые гуляют на свободе, хотя именно они, дескать, виноваты в том, что произошло на Болотной 6 мая 2012 года. Что вы можете об этом сказать?

— Мне трудно это комментировать, но знаю, что сегодня разборки и распри вредны всем. Нужна солидарность и взаимопомощь. Все остальное будем решать, когда выйдем. Срок у меня заканчивается в августе 2017 года.

Прошло три года с 6 мая 2012 года, и понятно, что крайне сложно столько времени держать в эпицентре внимания одну и ту же историю. Тем более, что это историческое событие — не победное, оно не завершилось тактическим успехом.

Поэтому кто-то забывает о 6 мая 2012 года, а власти это выгодно.

Весь ход «болотного процесса» был выстроен властью так, чтобы нас всех разобщить. А наша задача —не поддаваться на их уловки. Конечно, у нас могут быть претензии друг к другу, но сейчас главное — освободить людей, которые сидят.

—  Волкова и Аграновский недавно написали в фейсбуке, что члены ОНК Зоя Светова и Анна Каретникова вредят вам и Леониду Развозжаеву своей правозащитной деятельностью; они попросили нас «держаться подальше» от их подзащитных. Вы согласны с тем, что мы вредим вам?

— У меня здесь очень мало информации. Но я не знаю, как можно мне навредить. Упаси Боже.

—  Может быть, Анна Каретникова предлагала вам сменить адвокатов, и дело в этом?

— Нет, никто меня не отговаривал. То, что делает Каретникова, — это подвижническая работа: она каждый день ходит по СИЗО. (Недавно в «Матросской тишине» я видела и Леонида Развозжаева, который рассказал, что Каретникова никогда не предлагала ему сменить адвокатов. По его словам, он сообщил ей, что давно не видел своих защитников, Аграновского и Волкову, на что Каретникова предложила найти ему еще защитника им в помощь. — З.С.) Я всегда рад, когда кто-то из ОНК приходит. Поддерживают, дают заряд оптимизма.

util