17 May 2015, 13:51

The New Yorker о новом внешнеполитическом курсе России на сближение с Китаем

Владимир Путин и Си Цзиньпин наблюдают за парадом победы. Фото: Александр Земляниченко / AFP / East News

Американский журналист и экономический аналитик Майкл Шуман оценивает выгоды и риски тесного сотрудничества России с Китаем

9 мая президент России Владимир Путин с трибуны наблюдал за парадом в честь семидесятилетия окончания Второй Мировой войны в Европе. Бросалось в глаза отсутствие лидеров всех западных стран, которые были союзниками в той войне. Однако компанию Путину составил председатель КНР Си Цзиньпин, и в параде участвовали китайские войска.

Китайский лидер приехал в Москву не ради парада. Накануне он встретился с Путиным в Кремле, и они подписали множество соглашений, в том числе об использовании рубля и юаня в двусторонней торговле и об увеличении экспорта российского газа Китай. Путин объявил, что Китай примет участие в финансировании строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань, которая так необходима для развития транспортной инфраструктуры. Еще один договор разработан специально для того, чтобы помочь России избежать эффекта от санкций, введенных Западом в результате украинского кризиса; он побуждает китайские банки давать кредиты российским компаниям, остро нуждающимся в деньгах. Довольный Путин заявил после встречи: «Сегодня Китай — наш стратегический ключевой партнер».

Путин и Си часто встречались в прошедшие два года, в последний раз перед этим — в Пекине, во время ноябрьского саммита АТЭС. Первый официальный визит Си Цзиньпина, ставшего главой Китая в начале 2013 года, был в Москву. Такая частота официальных диалогов подчеркивает, насколько сближаются две страны. На востоке и на западе проходят совместные маневры российского и китайского военного флота. Китайские компании, которые решаются выйти на мировую сцену, инвестируют значительные суммы в российский бизнес. Дерек Сиззорс из Американского института предпринимательства оценивает размер китайских инвестиций в России за 2005–2014 годы в 20 миллиардов долларов. Также взрывными темпами растет объем торговли между двумя странами; в 2014 году он достиг 95 миллиардов долларов, что в 6 раз больше, чем в 2003 году. Объем торговли будет увеличиваться и дальше по мере того, как китайская индустриальная машина потребляет все больше российских энергетических ресурсов. В прошлом году Газпром договорился о поставках в Китай природного газа на 400 миллиардов долларов в течение ближайших 30 лет.

Посетители фотографируются на борту российского ракетного крейсера «Варяг» в порту Шанхая, прибывшего на трехдневные совместные учения с флотом КНР, 26 мая 2014 года. Фото: Zhong Yang / IMAGINECHINA / AFP / East News

Есть много причин для сближения России и Китая. Российская экономика, страдающая от недостатка инвестиций в результате западных санкций, поставлена на грань кризиса. По прогнозам МВФ, в этом году она покажет отрицательный рост на 3,8%. Китай для Путина — единственный потенциальный источник значительных инвестиций и единственный крупный рынок, не связанный с западными противниками режима. Си Цзиньпину, в свою очередь, тоже нужен новый союзник. На востоке Азии Китай агрессивно заявляет о территориальных претензиях, что заставляет его соседей обращаться за поддержкой к США — как долговременных союзников Америки, таких, как Япония и Филиппины, так и ее бывших противников, таких, как Вьетнам. При этом в ситуации, когда рост китайской экономики испытывает сильнейшее за четверть века замедление, Си вынужден искать новые рынки сбыта для китайской промышленности.

Общие интересы двух стран идут куда дальше сиюминутного взаимовыгодного сотрудничества. По словам Гилберта Розмана, почетного профессора Стэнфордского университета, посвятившего значительную часть своей деятельности исследованиям российско-китайских отношений, стратегический союз Китая и России направлен не только против Запада, но и против всего мирового порядка, за сохранение которого на протяжении очень долгого времени выступает Запад. Путин мечтает о восстановлении советской сферы влияния, а Си рисует в воображении Восточную Азию, где Китай будет силой № 1. Оба государства возмущаются сдерживающими их мерами безопасности, предпринимаемыми США, а также западной критикой положения с правами человека в этих странах. В апреле Путин жаловался: «США союзники не нужны, им вассалы нужны. Россия в такой системе отношений существовать не может».

Главы США, России и Китая (слева направо) во время саммита АТЭС. Фото: Pablo Martinez Monsivais / AFP / East News

Вашингтон ответил на планы Путина в отношении Украины попыткой изолировать его и заставить отступить. И хотя Китай в обозримом будущем не сможет полностью заменить Запад в качестве источника капитала и рынка сбыта, состоятельный Пекин, стоящий наготове с финансовой и дипломатической поддержкой, может бросить Путину спасательный круг и помешать Западу давить на него. После прошлогодней сделки с Газпромом один из российских депутатов (Алексей Пушков. — Открытая Россия) хвастливо заявлял: «Обаме следует отказаться от политики изоляции России: она не сработает».

При этом партнерство Китая и России далеко не равное. Китай значительно сильнее и в состоянии принуждать Россию к выгодным ему сделкам. Договоренность от 8 мая о кредитах китайских банков российским компаниям вынуждает Россию принять на себя определенный риск. «Во многих отношениях Пекин Москве не столько друг, сколько ростовщик», — говорится в комментарии для газеты The Moscow Times. Дональд Дженсен, старший научный сотрудник Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса, считает, что должен быть некоторый предел сближения Путина и Си. «В любом случае эти отношения обернутся выгодой прежде всего для Китая, — говорит Дженсен. — В долгосрочной перспективе они лишь упрочат нисходящую траекторию России как мировой силы».

Оригинал статьи: Майкл Шуман, «Удобная дружба Си и Путина», The New Yorker, 15 мая

util