19 Мая 2015, 14:00

Закон о «нежелательных организациях»: борьба против гражданской активности на новом этапе

Фото: Klaus Nowottnick / Dpa / AP

Законопроект о «нежелательных организациях» принят Государственной Думой в третьем чтении

Когда закон вступит в силу, по решению Генерального прокурора или его заместителей деятельность любой иностранной или международной неправительственной организации может быть признана нежелательной на территории страны. Правда, свое решение генеральный прокурор должен согласовывать с Министерством иностранных дел, наверное, чтобы не вышло международного скандала. Вести реестр «нежелательных организаций» будет Министерство Юстиции Российской Федерации.

С момента опубликования решения о «нежелательности» будет запрещена любая деятельность организации на территории России, так же, как и сотрудничество с ней. Под страхом уголовной и административной ответственности.

Гуманный российский законодатель предусмотрел: сначала гражданин дважды в течение года должен быть привлечен к административной ответственности, и только в третий раз ему грозит уголовное дело. В качестве уголовного наказания предусмотрен штраф до 50 тысяч рублей или трехлетнего заработка, обязательные или принудительные работы, а также лишение свободы от 2 до 6 лет с возможностью запрета заниматься определенной деятельностью на срок до 10 лет. Административная ответственность предусматривает лишь штрафы: на граждан — от 5 до 50 тысяч, на должностных лиц — от 20 до 50 тысяч, а на юридические лица — от 50 до 100 тысяч рублей.

Российско-польская граница. Фото: AFP

Под положения закона подпадают иностранные или международные неправительственные организации, чья деятельность представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства.

Скорее всего, Генпрокуратуре нетрудно будет обнаружить «угрозу» для страны в деятельности практически любой иностранной организации, было бы желание. К тому же, в сознание российского населения довольно успешно внедряют идею, что страну окружают враги.

Остается лишь вопрос: будет ли распространяться этот закон на иностранные коммерческие структуры? Скорее всего, нет, так как термин «неправительственные организации» происходит от английского Non-governmental organization (NGO), который означает некоммерческие организации в российском понимании. Но четкого определения неправительственной организации в российском законе нет, так что принципиальная возможность использования закона против частных коммерческих компаний остается.

За годы повышенной отчетности российского неправительственного сектора, постоянных проверок, обысков и слежки за гражданскими активистами российские прокуроры, вполне возможно, уже обзавелись базой иностранных жертвователей, поддерживающих гражданскую активность и правозащитную деятельность на территории России.

Российско-грузинская граница. Фото: Казбек Басаев / AFP

Именно эти организации могут оказаться первыми в списке организаций, деятельность которых будет признана нежелательной, а сотрудничающие с ними НКО и граждане окажутся первыми, кого будут привлекать к ответственности.

У иностранных и международных организаций будет шанс оспорить решение о своей нежелательности в российских судах, да и Генеральный прокурор может сам принять решение об исключении организации из списка. Правда, если провести аналогии с законом «об иностранных агентах», выйти из списка будет невозможно или практически невозможно.

Законодательная инициатива стала логическим продолжением политики российских властей по борьбе с гражданской активностью.

Неправительственные организации в России знали два основных этапа своего развития: эпоху свободы и эпоху выживания. Времена свободы закончились в 2002 году с внесением в закон «О некоммерческих организациях» поправок, которые ввели обязанность предоставлять сведения о себе и своей деятельности. Для многих форм некоммерческих организаций сам факт существования начинался лишь после проставления «государевой печати» — государственной регистрации. Все некоммерческие организации были обязаны пройти перерегистрацию, а тех, кто не прошел, насильно ликвидировали.

Российско-финская граница. Фото: Sylvain Cordier / BIOSPHOTO / AFP

Именно с 2002 года власти потихонечку начали закручивать гайки в сфере неправительственных организаций.

Сначала НПО обязали предоставлять отчетность о получении иностранного финансирования, следом начали облагать налогами иностранные гранты, полученные от жертвователей, не попавших в узкий список проверенных российскими властями. Затем был принят закон об «иностранных агентах», который спустя 3 года позволил затолкать туда насильно 64 организации. Большая часть «иностранных агентов» уже ликвидированы или находятся в стадии ликвидации.

Но гражданская деятельность осталась. Более того, власти практически утратили возможность как-то контролировать поступления иностранных денежных средств на гражданскую активность в России. Это стало прямым следствием введенных запретов и ограничений для некоммерческих организаций.

Гражданские активисты и иностранные жертвователи лишь корректировали технические формы предоставления финансовой поддержки, чтобы обойти установленные запреты.

Возможно, законопроект о нежелательных организациях станет предпоследним шагом по ограничению иностранного финансирования социально полезной деятельности гражданских активистов. Следующим шагом вполне могут стать валютные ограничения для граждан.

util