26 Мая 2015, 09:09

Инициатор нового проекта «Украина своими глазами» — о том, как не быть ретранслятором и стать первоисточником

Стартует проект «Украина своими глазами»: россиян приглашают посетить соседнюю страну в рамках «информационных визитов». Инициатор программы, российский активист Олег Козловский рассказал, как она организована и почему проект важен для будущего обеих стран

Российские гражданские активисты совместно с «Internews-Украина» и киевским офисом Института Кеннана запускают программу «Украина своими глазами». Девиз проекта: «Не будь ретранслятором — стань первоисточником».

Фото: NurPhoto / AFP / East News

«Примерно каждые шесть недель мы будем организовывать информационные визиты для российских журналистов, блогеров, активистов, ученых в Киев, Днепропетровск и Львов. Участники поездок встретятся со своими украинскими коллегами, экспертами, общественными и политическими деятелями, очевидцами драматических событий последних месяцев. Вы сможете из первых уст узнать, что украинцы думают о Евромайдане и революции, о Крыме и Донбассе, о реформах и люстрации, о России и Америке, получить ответы на свои вопросы, отбросить пропагандистскую шелуху и самостоятельно составить свое мнение», — пишут активисты на страничке группы «Украина своими глазами» в фейсбуке.

Каждый информационный визит будет длиться 5 дней и включать посещение Киева, Днепропетровска и Львова.

—  Как появилась идея проекта? Почему это направление кажется тебе важным?

— Уже полтора года вся российская политическая жизнь крутится вокруг Украины. О происходящем там ежедневно говорит телевизор, пишут журналисты и блогеры. Украинские депутаты, министры и военачальники стали у нас постоянными, даже основными ньюсмейкерами. При этом доля искаженной информации и прямой лжи зашкаливает. Разобраться, что же на самом деле там происходит, кому можно верить, а кто врет, большинству людей, даже интересующихся происходящим, практически невозможно. В итоге люди полагаются на интуицию и мнение авторитетов, а знание заменяется верой. Отсюда во многом и поляризация российского общества: не имея фактов, ты можешь лишь верить или не верить в американских снайперов на Майдане, в 80 пленных российских спецназовцев, в миллиарды Януковича, в сбитый сепаратистами «Боинг», в преследования русскоязычных граждан... Главная задача нашего проекта — помочь людям самим разобраться в этом.

Фото: NurPhoto / AFP / East News

В прошлом году я долго думал, как лучше решить эту задачу. Идею информационных поездок подсказала украинский ученый Катерина Смаглий, которая недавно возглавила киевский офис Института Кеннана. Они — один из наших партнеров в Украине; второй партнер — организация «Internews-Украина», специализирующаяся на обучении журналистов.

—  Есть теория, что российская оппозиция чересчур увлеклась Украиной и чересчур воодушевилась ее примером; что российская социальная, политическая, экономическая реальность совсем иные, и мало что из украинского опыта применимо на нашей неблагодатной почве и т. п. Как ты относишься к таким высказываниям? Есть ли чему россиянам учиться у украинцев? Ставит ли этот проект своей целью какое-либо обучение чему-либо? Или это сугубо просветительский проект?

— Каждая страна уникальна, но у каждой можно чему-то научиться. Десять лет назад российская оппозиция была воодушевлена Оранжевой революцией, но повторить ее не удалось. Проблема была как раз в том, что активисты пытались механически копировать украинские технологии, вплоть до выбора цветов, не задумываясь о контексте, — это своего рода карго-культ. Различия же между Украиной и Россией действительно существенные (и чем дальше, тем больше), поэтому неудивительно, что наши сделанные из бамбука самолеты не полетели. Тем не менее разобраться в том, что именно в действительности случилось в Украине, будет очень полезно тем, кто задумывается о будущем и нашей страны. При этом, разумеется, мы не собираемся обучать кого-то организации палаточных лагерей или строительству баррикад.

Фото: Макс Ветров / AFP / East News

—  Какова целевая аудитория проекта? Большинство политических противников Путина и так довольно дружественно относятся к Украине, а идейные сторонники Кремля в Украину не поедут, достучаться до них бесполезно. Есть какое-то значимое промежуточное звено?

— Ответ на этот вопрос мы узнаем, когда соберем первые одну-две группы и посмотрим на них. Моя гипотеза заключается в том, что есть люди, которые интересуются происходящим, но еще не уверены, что знают ответы на все вопросы, а готовы узнавать новое и, возможно, менять свою точку зрения под воздействием этой информации. Нам действительно интереснее работать с такими людьми, чем с завсегдатаями Маршей мира или с поклонниками «Антимайдана».

—  В чем тут интерес украинцев? Иногда кажется, что они доведены длящейся уже более года войной до такого состояния, что им уже плевать на всех росcиян вообще: «Нам плевать на то, плохие вы там или хорошие, просто оставьте нас в покое»...

— У меня тоже были такие опасения, когда мы готовили проект. Поэтому я начал с того, что обсудил эту идею со своими знакомыми украинцами — и буквально все отнеслись к ней с энтузиазмом. Во-первых, как ни удивительно, даже после всех трагических событий последнего года многие украинцы продолжают разделять российскую власть и россиян. Они верят, что с нами еще не все потеряно. Во-вторых, даже скептики там понимают, что от географии никуда не деться: нашим народам предстоит жить рядом независимо от того, что будет происходить с нашими государствами. Отгородиться трехметровой стеной и забыть друг о друге, как ни старайся, не получится. Надо восстанавливать отношения на человеческом уровне, в том числе через такое общение.

Фото: Валерий Соловьев / AFP, архив / East News

—  Как стать участником проекта?

— Нужно заполнить заявку на участие в проекте, указав там в том числе удобные даты поездок (всего до конца года их планируется пять). За две-три недели до очередной поездки мы свяжемся с кандидатами, которые нам покажутся интересными, и проведем онлайн-собеседование, по итогам которого и будет отобрана группа.

—  Мы видим постоянное безумие на украинском направлении: запрет «Правого сектора», который в России и так никогда не функционировал, запрет «бандеровской символики», власти постоянно говорят о неких силах, которые будут расшатывать политическую ситуацию из-за рубежа. Не увидят ли и в этом проекте очередное проявление «Оранжевой чумы», «лагеря для боевиков и инструктаж для агентов влияния»? Как обезопасить проект и его участников от сумасбродных репрессивных мер?

— Не берусь предсказывать, кто в наших силовых структурах что может увидеть в этом проекте. Сами мы опираемся на то, что в нем нет ничего недопустимого или сомнительного с точки зрения законодательства, даже такого неясного и сурового, как российское. У нас каждый имеет право свободно собирать информацию, выезжать за границу, общаться с иностранцами и задавать им вопросы. Тысячи людей каждую неделю посещают Украину. Мы специально проводим этот проект максимально публично, в том числе чтобы его не воспринимали как какие-нибудь тайные учебные лагеря или подпольное общество. При этом, разумеется, без согласия участников мы не будем публиковать их имена и фотографии. Каждый сам решает, какие риски он готов на себя взять.

util