28 Мая 2015, 04:09

О любви к велосипедам, положенцах, свадьбе в клетку и женской стойкости

Прогулка заключенных (фрагмент), Винсент Ван Гог, 1890 год.

Впервые в России сотрудники столичной тюрьмы арестованы за вымогательство денег у арестантов: под стражу попали оперативники из «Матросской тишины». О практике вымогательства в московских СИЗО было известно давно. Почему «рвануло» именно здесь и сейчас? Перед вами одна из историй о коррупции за решеткой, показывающая, как с этим злом можно бороться

На прошлой неделе прошла серия обысков в кабинетах оперативных сотрудников в СИЗО «Матросская тишина». Были изъяты компьютеры и документы. В рамках возбужденного Следственным комитетом России уголовного дела о вымогательстве 10 миллионов рублей у обвиняемого по экономической статье были арестованы трое действующих и двое ранее работавших в «Матросской тишине» оперативников.

Главным фигурантом этого уголовного дела стал недавно уволившийся из этого СИЗО начальник оперчасти Михаил Захаров.

О том, что в «Матросской тишине», как и в любой другой московской тюрьме, практикуют поборы с арестантов и что туда регулярно «заходят» сотовые телефоны, алкоголь и наркотики, известно давно. Один освободившийся заключенный в красках рассказывал мне, как однажды его вывели из камеры и пригласили на свадьбу к другому арестанту.

В «хате» у «смотрящего» в так называемом воровском корпусе «Матросской тишины» он увидел и невесту, ему налили шампанского и дали закусить бутербродом с икрой.

А как-то во время посещения «Матросской тишины» я увидела заключенного в сильном наркотическом опьянении.

Мы с коллегой из ОНК Москвы никак не могли понять, что он хочет нам сказать: у него был очень странный взгляд, он был крайне возбужден, а сотрудники СИЗО, которые привели нам этого человека для беседы, с интересом наблюдали за нами, ожидая, когда же мы заметим неладное и начнем задавать вопросы начальнику СИЗО — легендарному Фикрету Тагиеву.

Непотопляемый хозяин тюрьмы

Тагиев — фигурант «списка Магнитского»; он известен и тем, что в течение нескольких лет отказывался поставить Платону Лебедеву в камеру телевизор и холодильник, хотя камеры всех остальных арестантов в спецблоке, где сидел Лебедев, были оснащены и тем и другим.

Фикрет Тагиев считался непотопляемым: после гибели Сергея Магнитского в «Матросской тишине» было уволено очень много тюремных начальников, а он усидел. Не сместили его и после странной смерти в СИЗО предпринимателя Веры Трифоновой.

Он был вынужден оставить свое место лишь в мае 2013 года, когда с крыши одного из корпусов «Матросски» был совершен дерзкий побег. Сам побег был похож скорее на спецоперацию, специально придуманную, чтобы уволить Тагиева: беглеца очень быстро задержали, и всю историю быстро замяли.

Говорили, что авторитетам, которые вместе с Тагиевым и «важняками» из ФСИН контролировали «Матросску», непотопляемый начальник СИЗО сильно надоел.

Но Тагиеву, который был ставленником Юрия Калинина (бывший глава ФСИН России, близкий к Игорю Сечину), сейчас возглавляющего службу безопасности в «Роснефти», быстро нашли место то ли в той же «Роснефти», то ли в службе безопасности Министерства энергетики.

На место Тагиева из Омска «выписали» Владимира Клочека, руководившего там относительно небольшим СИЗО (для сравнения, в «Матросской тишине» содержат 2000 арестантов, в Омске — около 300).

Два года Клочек входил в курс дела. И вот, наконец, дождался скандала. Заметим в скобках, что все происходящие оперативные «чудачества» не могли бы происходить без его участия: ведь, как любой руководитель СИЗО, он должен был иметь какую-то долю от всех поступающих от арестантов денег — таковы правила игры.

За что посадили тюремных оборотней

Как написала «Новая газета», ФСБ разоблачила тюремных оборотней в погонах.

Схемы вымогательства известны: точно такие же существовали в «Матросской тишине» и при Тагиеве: как только в СИЗО прибывает новый арестант, обвиняемый по экономической статье, начальники СИЗО вызывают его на беседу, определяют платежеспособность, потом отсылают его в «разработку» к операм, а те уже привлекают «смотрящих» — криминальных авторитетов.

Авторитеты с помощью сподручных-уголовников начинают пугать этих арестантов; «новеньких» называют «жирными карасями», уговаривают звонить родственникам и просить перечислить деньги на банковскую карточку. Иначе угрожают посадить в пресс-хату. Все это было множество раз описано в книгах, показано в фильмах.

Версия, которую сейчас тиражируют во многих СМИ: отец одного из «экономических» заключенных обратился в УСБ ФСБ, и доблестные чекисты подготовили операцию, и с помощью бастрыкинского СК задержали тюремных оборотней в погонах.

Все бы хорошо. Но возникает вопрос: кто дал команду, и в чьих интересах было возбуждено это уголовное дело? В чем заказ? Уволить начальника «Матросской тишины» Клочека и поставить другого?

Ведь, как известно, все то, за что сейчас привлекли начальника оперчасти Захарова и его коллег и что может выясниться в результате расследования, — вымогательство, пронос мобильных телефонов, наркотиков и алкоголя, — все это было и раньше.

Так кому это выгодно?

На этот вопрос у меня пока нет ответа. Уверена: победить тюремную коррупцию по заявлению одного слишком смелого арестанта или его родственника невозможно.

Это просто никому не нужно: слишком много людей завязано в этой цепочке.

И она не кончается на операх. Она ведет к начальнику СИЗО, дальше к начальнику УФСИН и дальше.

Похитители велосипедов против «положенца»

Нужно ли жаловаться на тюремную коррупцию? Есть мнение, что, если в тюрьму и в колонию не будут «заходить» мобильные телефоны, нельзя будет платить за установку двойных рам зимой и за вентилятор в летнюю жару, за получение от родственников жизненно важных лекарств, то жить в российской тюрьме станет совсем невыносимо.

«Спасительная коррупция» хоть как-то приближает условия за решеткой к цивилизованным, поэтому, считают некоторые, не стоит жаловаться, да и все равно такую коррупцию не победить.

Но когда речь заходит о вымогательстве, с этим обязательно нужно бороться. Нет сомнений, что об этом нужно кричать и жаловаться во все возможные инстанции.

300 тысяч рублей за тюремную свадьбу

История Елены Рощиной, чей друг детства Роман Бабаев,оказался в московском СИЗО-5, — именно об этом.

«Рома — очень хороший парень. Я знаю его с детства. За кражу велосипеда он попадается уже второй раз. Сначала ему дали 9 месяцев колонии, он освободился, и вот уже во второй раз попался, и опять с велосипедом, —рассказывает Елена о своем друге.

«Я решила оформить с Ромой брак, чтобы я могла ходить к нему на свидание как жена, — продолжает она. — Подала заявление на оформление брака. Вскоре после этого мне позвонили из СИЗО. Позвонил некто Фридон и говорит: ’’Я, положенец (то есть смотрящий за СИЗО), тут занимаюсь всей движухой, хочешь замуж — плати триста тысяч рублей’’.

Я отказалась, поскольку по закону платишь только за услуги ЗАГСа».

Что было потом?

«Рому вызвали к начальнику оперчасти СИЗО Киму Евгению Родионовичу. Он вызвал к себе в кабинет и Фридона. И Фридон говорит Роме: „Твоя баба не хочет деньги платить, ты мне что тут всю движуху-уважуху портишь?“

Он сказал Киму, чтобы тот привел Гочи, Зито и Арвано (заключенных СИЗО-5), и те прямо в кабинете начальника оперчасти стали избивать Бабаева».

Бабаева и правда избили довольно сильно.

Вот что констатировал врач СИЗО-5, который осмотрел его в камере № 203 28 января 2015 года во время вечерней проверки: «У осужденного Бабаева Р.В. выявлены телесные повреждения, диагноз: множественные ушибы мягких тканей грудной клетки, перелом ребра слева со смещением, множественные ушибы головы, лица, гематома лба, ушных раковин, кровоподтеки лица, шеи. Бабаеву оказана медицинская помощь» (из ответа управления организации деятельности тюрем и следственных изоляторов ФСИН России на письмо Рощиной Е.В. — Открытая Россия).

Для консультации вывозили в больницу «Матросской тишины».

Об избиении своего жениха Елена Рощина написала жалобы куда только могла. Писала она и о порядках в СИЗО-5, которые до боли напоминают то, что сейчас вменяется арестованным сотрудникам СИЗО «Матросская тишина».

Шикарная машина и банковские карточки

Фрагмент письма Рощиной в Генпрокуратуру РФ: «В своих жалобах я сообщала о неправомерных действиях сотрудников СИЗО-5 по г. Москве, но могу сделать выводы о ненадлежащей проверке данных обстоятельств. А также путем давления на арестантов со стороны администрации были получены заявления „претензий не имеет“, „давление не оказано“.

Между тем на территории данного учреждения продолжают иметь место вымогательства со стороны Дзанзава Фридона Инверовича, Гочи, <...> Выбивание денежных средств с арестантов „за мошенничество“ кажется малым, теперь начали вымогать и у тех, кто арестован „за наркотики“, все это происходит с ведома администрации СИЗО, Кима Е.Р. (зам. начальника по оперработе) и Доброва Е.А. (начальник СИЗО-5) и прикрывается ими же. <...>»

Декларация о доходах зам. начальника по оперработе СИЗО-5 Евгения Кима за 2013 год.

Писала Рощина и о том, что администрация СИЗО-5 «прикрывает постоянные вымогательства, незаконные содержания арестантов в карцерах, которые отказываются платить „дань“, об избиениях заключенных, о привилегированном положении некоторых заключенных, которые по территории ходят, как у себя по квартире, о проносе наркотических веществ на территорию самого изолятора в особо крупных размерах самими сотрудниками за вознаграждение (суммы берутся и особого расчета, от 15 000 руб) <...>».

Рощина фактически проделала работу следствия, или УСБ ФСИН России, или УСБ УФСИН по Москве, если бы оно должным образом отреагировало на ее жалобы.

Елена выяснила номера банковских карточек, на которые «экономические» арестанты, а теперь уже и арестованные по «наркотическим» статьям, пересылали деньги, опасаясь пресс-хат и избиений.

«Я узнала, что у начальника по оперчасти СИЗО-5 есть шикарный автомобиль, купленный за 4,5 миллиона рублей наличными. Откуда такие деньги?» — говорит Рощина. — Они так обозлились на все мои жалобы, что пугали Рому проблемами на этапе. Отбывать наказание они его отправили в Архангельск.

Рощина поехали туда. Оказалось, что Бабаев находится в ИК-1, там, где больше 10 лет сидел Игорь Сутягин. В то время хозяин колонии разводил страусов; его уже давно уволили.

Елена говорит, что нынешний начальник — очень хороший. Никаких вымогательств не позволяет, и даже благотворительную помощь от нее принять отказался.

Но забывать о московском СИЗО-5 Елена Рощина не собирается.

Ее мечта — чтобы тех, кто издевался над ее любимым, похитителем велосипедов Ромой Бабаевым, и те, кто вымогал деньги у арестантов, задержали так же, как и оперативников из «Матросской тишины».

Сбудется ли она?

util