3 June 2015, 09:00

Financial Times: «Проблема для Европы — Россия, а не Путин»

«На миру», Сергей Коровин, 1893 год

Американский политолог Томас Грэм, в 2004–2007 годах работавший старшим директором по России в Совете национальной безопасности США, размышляет об основах взаимоотношений России и Запада

Запад ведет себя так, как будто у него проблема с Владимиром Путиным. Но на самом деле у него проблема с Россией. Президент России наследует многовековой традиции русской мысли. Его уход ничего не исправит. Любой, кто имеет шансы прийти на его место, будет проводить тот же самый курс, разве что несколько меньше изображая мачо.

Российская проблема не нова. Она появилась двести лет назад, в конце наполеоновской эпохи, когда обнаружилось то, что мы сейчас называем «ценностным зазором». В XIX веке Россия сохраняла автократический режим, тогда как Европа двигалась в сторону либеральной демократии.

Европейские государства ищут безопасность в балансе, Россия ищет ее в стратегической глубине. Такое мировоззрение происходит из географического расположения России на огромной евразийской равнине, через которую с легкостью могут проходить войска. Россия до сих пор остается большой силой, исключительно важной для европейской безопасности. Как защитить Европу, когда ее сосед — мощное государство с чуждым ей взглядом на мир? Эта проблема с тех пор никуда не исчезла.

Исторически Россия всегда стремилась как можно более расширить свои границы. Она не останавливалась, когда упиралась в физические границы, ее могло остановить только столкновение с другими мощными державами, уравновешивающими ее влияние. Там, где Запад видел империализм, Москва видела создание защитных укреплений. С годами сопротивление германских сил на западе, Великобритании и позже США на юге, Китая и Японии на востоке очертило российскую зону безопасности как север Евразии, то есть бывшее советское пространство.

«Московская улица XVII века в праздничный день», Андрей Рябушкин, 1896 год

С точки зрения Москвы, перед странами этого региона стоит выбор не между зависимостью от России и независимостью, а между зависимостью от России и зависимостью от ее соперников. Именно такую борьбу за влияние, как уверены в Москве, переживает сейчас Украина.

Также из соображений безопасности Россия всегда противостояла влиянию Европы и теперь чувствует себя некомфортно из-за растущего европейского единства. Причину легко понять: Россия может сравниться с Великобританией, Францией или Германией, но не с единой Европой, которая по населению, богатству и силе будет так же многократно превосходить ее, как сейчас ее превосходят США. Предотвратить появление этой угрозы может политика вбивания клиньев между европейскими государствами, а также между Европой и США.

Страхи России усиливает чувство уязвимости. Ее экономика в стагнации, ее технологии далеко не передовые, внешние силы — Китай и радикальный ислам — бросают ей вызов на постсоветском пространстве. Возникает искушение действовать как можно более жестко, чтобы развеять все сомнения, выставляя напоказ свой ядерный потенциал. После двух с лишним десятилетий надежд на то, что Россию можно встроить в западный миропорядок, возвращение российской проблемы было шоком для Запада. Но угроза имеет ограниченный характер. Россия сейчас не растущая революционная сила, а стареющее государство, пытающееся восстановить свою мощь.

«Закованная Польша», Ян Матейко, 1863 год

С этим можно справиться. Один из путей — оживить европейский проект. Это значит энергично бороться с проблемами, которые дают почву антиевросоюзовским силам, такими, как недостаток демократии, иммиграция и неравенство. Присутствие НАТО в странах Балтии и подготовка к «гибридной войне» также необходимы, но Западу нужно избежать чрезмерно милитаризованного ответа на политический вызов.

В то же время нужно делать больше, чтобы помочь Украине восстановить ее экономику и построить полноценное государство, способное стать барьером для российских атак на единство Европы.

Политика сдерживания не сработает в современном глобализованном, все более многополярном мире, как она срабатывала во времена холодной войны. Запад не сможет сдержать одну из крупнейших экономик мира, и было бы преступлением ослабить влияние, критически важное для равновесия, которое мы надеемся создать из сегодняшней турбулентности, в частности, в Азии.

Суровая правда в том, что Украина не может быть воссоздана без России. Она слишком связана с Россией экономически, у России слишком много рычагов влияния внутри Украины, чтобы без нее можно было обойтись. Сдержать ее экспансию можно только с помощью компромисса. Главное — найти правильный баланс.

Оригинал статьи: Томас Грэм, «Проблема для Европы — Россия, а не Путин», Financial Times, 31 мая

util