15 June 2015, 12:23

Елена Милашина, Михаил Ходорковский, Ренат Давлетгильдеев и Станислав Белковский о фильме «Семья»

Кадр из фильма «Семья»

Журналист «Новой газеты» Елена Милашина в фейсбуке жестко критикует фильм «Семья. Фильм о Рамзане Кадырове, которого Путин называет сыном...» На ее критику отвечают Михаил Ходорковский и соавторы фильма — Станислав Белковский и Ренат Давлетгильдеев

Елена Милашина:

Не комментировала фильм Открытой России «Семья». Сухой остаток от просмотра — разочарование. Но вот что осталось за кадром.

Создатели фильма, господин Белковский и пресс-секретарь Ходорковского Ольга Писпанен, прислали в Чечню бывших журналистов «Дождя». Они провели в республике четыре дня и подставили всех, кто помогал им организовывать встречи и ориентироваться в республике. За работу при этом не заплатили ни копейки.

Авторы фильма отвратительно отработали «на земле, сдел ав на скорую руку примитивный агитпроп на злобу дня. Мерзко, что использовали при этом кадры прекрасного фильма Manon Loizeau «Чечня. Война без следа».
Это факт, что фильм Ходорковского на половину состоит из чужих кадров. Замечу. Французский фильм делался полтора года, он получил премии на всех престижных документальных кинофестивалях. Французы показали высоченный стандарт документалистики в таком сложном регионе, как Чечня. За последние годы я не видела ни одного отечественного фильма о современной Чечне, который хотя бы приблизился по качеству и контенту. Вдвойне мерзко, что кадры из фильма Манон были СВОРОВАНЫ. Сотрудники Ходорковского сваливают свое жульничество на монтажера и отказываются оплатить чужой видеоконтент. Говорят, что «денег нет».

Поражает отношение к героям фильма у его создателей, далеких от Чечни в географическом плане и гораздо более защищенных (чтобы они там не говорили об угрозах в свой адрес). Когда у жителей Чечни возникли проблемы с местной властью после показа фильма, авторы использовали это как информационный повод для раскрутки фильма. Хотя люди просили защиты, а не пиара. Люди были против огласки последовавшей после фильма реакции властей, так как последствия огласки могли быть еще хуже. Авторы фильма сделали вид, что «не поняли». Последствия были. И, не исключено, что еще будут.

Состряпанный в лучших традициях «Анатомии протеста» фильм «Семья» вызвал ту самую реакцию, на которую всегда рассчитана пропаганда: погром офиса и квартиры Сводной мобильной группы я связываю именно с этим фильмом в первую очередь.

В связи с вышеизложенным у меня вопросы к М.Б. Ходорковскому.
1) Какой бюджет вы выделили на этот фильм? Если приличный, то почему осталась неоплаченной работа людей и почему создатели фильма пошли на банальное воровство чужого видеоконтента?
2) Зачем вы доверили фильм политтехнологу Белковскому, который имеет прямое отношение к делу ЮКОСа? Белковский — умен, но он политтехнолог, а не документалист и тем более не журналист. Он иначе мыслит. Вы изначально рассчитывали снять агитку против Кадырова?
3) Понимаете ли вы насколько опасно сотрудничество с вами для жителей Чечни и тех, кто реально работает в Чечне, защищая права человека? Если — да, то что вы сделали для защиты этих людей? Если — нет, то...


А вообще все выглядит так, что вас банально развели на бабло. Мне не жалко ваших денег. Мне наплевать, если вас таким образом использовали. Мне за героев вашего фильма, которые доверяли вашей репутации, обидно. До ярости обидно.

Не комментировала фильм Открытой России «Семья». Сухой остаток от просмотра — разочарование. Но вот что осталось за кадр...

Posted by Elena Milashina on Sunday, 14 June 2015

Михаил Ходорковский:

По рекомендации коллег прочитал мнение уважаемой Елены про фильм «Семья». Попросил авторов ответить.

Про участников сюжетов:
И перед выпуском фильма и после начала преследований участников, спрашивал о их готовности к раскрытию. Мне подтвердили их готовность.

Никаких денег за участие никому не предлагал и не обещал. Фильм не коммерческий.

На будущее: с теми, кто считает, что сможет отсидеться в стороне или, что риски в борьбе за человеческое достоинство должны оплачиваться, мне не по пути. Это выбор каждого.
Я свой сделал в 2003.

По рекомендации коллег прочитал мнение уважаемой Елены про фильм «Семья». Попросил авторов ответить. Про участников сю...

Posted by Mikhail Khodorkovsky on Sunday, 14 June 2015

Ренат Давлетгильдеев:

В апреле вместе с Семеном Закружным я был в Чечне. Мы снимали там героев для проекта «Семья», который вышел чуть больше месяца назад. Казалось бы, все улеглось. Страсти утихли. Но сегодня замечательный журналист и, наверное, главный эксперт по Чечне в России Елена Милашина обвинила нас в самых разных грехах. Я сперва не хотел ничего писать по этому поводу, так как безмерно уважаю Елену за ее ежедневные журналистские подвиги. Но, видимо, придется ответить, так как разразился к акой-то чудовищный по масштабам скандал. Некоторые СМИ перепечатали текст Елены в качестве новости, решив не брать комментарий у меня. Так что дам этот комментарий здесь.

Елена пишет, что мы кого-то подставили в Чечне из тех, кто нам помогал ориентироваться в республике, кому-то не заплатили деньги. Я, честно говоря, не понимаю, кого Елена имеет в виду. Например, с поиском героев нам помог Комитет против пыток. И да, мы «не заплатили им ни копейки». Но как-то у нас и речи не шло о том, что рассказ о работе Комитета и интервью с одним из их подзащитных, Алиханом Ахмедовым, подразумевает какое-то вознаграждение.

С героями, которых мы сняли в республике, мы, безусловно, планируем поддерживать связь, мы ни в коем случае не бросим эти истории, будем следить за судьбой этих смелых людей. И, конечно же, помогать им всем, чем мы только можем помочь. Более того, летом мы непременно вернемся в Грозный, чтобы встретиться с ними вновь, поговорить с каждым из них, может быть, снять продолжение проекта.

Да, когда у семьи Алихана начались проблемы, мы действительно, узнав об этом, написали новость на сайте. Но не ради пиара, как пишет Елена, а ради того, чтобы беспредел чеченского руководства не замалчивался. Наверное, можно было и помолчать. Как можно было и самой Елене молчать о свадьбе Хеды Гойлабиевой. Но ведь она этого делать не стала, тоже, наверное, понимая все последствия. Как мне кажется, не стала, потому что ей важна судьба этой девочки. Я прошу прощения у семьи, которая в результате оказалась против огласки. И признаю, что плохо знаю журналистские правила игры в Чечне. Я побывал там впервые и не претендую на роль эксперта. Теперь я понимаю больше.

Наконец, о самом неприятном для меня. Да, в фильме мы использовали кадры Чечни, которые мы брали из ютьюба. Уже после выхода проекта выяснилось, что часть из них — это фрагменты замечательного документального фильма Манон Луазо «Чечня. Война без границ». К сожалению, не всегда удается выяснить, кто является конечным правообладателем видео из интернета, многие кадры гуляют по ютьюбу, «перевыложенные» через третьи и четвертые руки. Так, например, наш фильм «Семья» сейчас можно найти на десятках ютьюб-аккаунтов людей, не имеющих никакого отношения к Открытой России, причем в перемонтированном виде и без графики и титров. Когда мы узнали об этой непростительной оплошности, я принес Манон извинения и предложил либо эти кадры у нее купить, либо вырезать. Никаких разговоров о том, что у нас «нет денег» и чего-то подобного не было и в помине. Я лишь попросил самих правообладателей посчитать, сколько, по их мнению, может стоить использованное нами видео. И пока что жду ответ. Безусловно, это не половина фильма, а, если быть точным, 2 минуты и 14 секунд. Все основные герои нашего проекта — Алихан Ахмедов, Зура Мацаева, семья Айдамировых и Муса Ломаев — сняты нами, мы с ними виделись, записывали с ними интервью. Чужое видео взято для иллюстрации закадрового текста. Наконец, что тоже важно пояснить, «Открытая Россия» не является ни СМИ, ни телеканалом, ни какой-либо организацией, использующей контент в коммерческих целях. Но, в любом случае, в сложившейся ситуации мы, конечно же, удалим и заменим эти 2 минуты 14 секунд на другие съемки, чтобы избежать дальнейших обвинений в том, что «выехали» на чужом контенте.

Елена спрашивает, какой бюджет был у проекта. Это приблизительно 60 тысяч рублей, в которые входят траты на билеты и гостиницы в Грозном и Хельсинки (в Финляндии живет наш герой Муса Ломаев). Других расходов у нас не было.

Я еще раз прошу прощения у всех, кого мы обидели своей работой. Цель у нас была одна — рассказать о беспределе чеченского режима. И я обещаю внимательнейшим образом следить за судьбой всех тех бесстрашных людей, кто согласился с нами встретиться и поговорить. И помогать им во всем.

В апреле вместе с Семеном Закружным я был в Чечне. Мы снимали там героев для проекта «Семья», который вышел чуть больше ...

Posted by Renat Davletgildeev on Sunday, 14 June 2015



Станислав Белковский:

Дорогие друзья и сочувствующие,
я, как правило, не отвечаю на всякие гадости, которые про меня (регулярно) говорят и пишут в публичном пространстве. Жизнь коротка, и время ее дорого.
Но вот на это вынужден ответить, так как здесь вопрос весьма деликатный, а клевета на меня омерзительна с перебором.
Итак.
1. Я выступал по отношению к фильму, который сняла Открытая Россия о Р. А. Кадырове и Ко, исключительно в двух качествах: а) автора идеи; б) одного из публичных экспертов-комментаторов. Ни режиссером, ни продюсером, ни даже автором сценария фильма я не был. Могу отметить, например, что о названии фильма я узнал лишь в день его (фильма) появления на сайте Открытой России.
2. Соответственно, я не имел никакого отношения к финансовым вопросам, связанным с фильмом. По поводу фильма я ни у кого не получал и не просил денег. И уже тем более никому не обещал и не давал денег.
3. Я никого не посылал в Чечню, поскольку у меня не было (и нет) ни таких функций, ни таких полномочий.





Я с уважением отношусь к создателям фильма (одним из которых, вероятно, могу себя считать, с учетом обозначенных выше пп. 1-3) и полагаю, что они ответят на брошенные им обвинения сами.
Можем уточнить все эти вопросы в суде, если надо.

Простите за внимание и спасибо за причиненные неудобства.

Дорогие друзья и сочувствующие,я, как правило, не отвечаю на всякие гадости, которые про меня (регулярно) говорят и пиш...

Posted by Станислав Белковский on Sunday, 14 June 2015



Игорь Каляпин, руководитель «Комитета против пыток»:

Про фильм «Семья» я уже высказывался неоднократно. Добавить мне нечего. Да, это фильм — агитка, причем с целым набором ошибок и неточностей. Тем не менее, этот фильм рассказывает о целом букете проблем, которые действительно существуют в ЧР и замалчиваются официальными СМИ. Что касается претензий, высказанных Леной, некоторые мне просто не понятны. Я, например, не понимаю (видимо, просто не знаю) кому авторы «ни копейки не заплатили». Вроде никому ничего и не обещали, насколько я знаю. Более того, за 20 лет работы в Чечне я не помню ни одного случая, когда журналисты платили бы кому то за интервью. А что касается претензии, что этим фильмом кого-то «подставили»... Все, кто принимал участие в съемках, я думаю, прекрасно понимали, что эти интервью даются для публичного использования. Я, во всяком случае, понимал. Да, я не знал, что моё интервью будет использовано вот в ТАКОМ фильме и будет стоять в одном ряду с утверждениями про то, что «восстановлен только проспект Путина». Но «подставы» я тут не вижу. Есть поверхностное отношение журналистов к своей работе, откровенная халтура. Тем не менее каждый понимал, что и для чего он говорит и каждый сам решал, надо ли это говорить. А уж что касается предположения, что именно этот фильм спровоцировал погром в нашем офисе..., ну это явный перебор. Тут, может быть, и есть причинно-следственная связь. Но точно так же связь можно найти между этим погромом и любыми другими нашими действиями, которые раздражают КРА и его окружение. Ну так что ж нам теперь, вообще ничего публично не рассказывать. Мы и так озвучиваем от силы десятую часть материалов, которые имеем...

Источник

util