22 June 2015, 09:09

Foreign Policy: cовершенно секретный фейковый меморандум для Путина о том, как ответить НАТО

Фрагмент картины Алексея Сергиенко «Защитим мир вместе!». Фото: Александр Чиженок / ТАСС

Журнал Foreign Policy опубликовал «совершенно секретный документ», адресованный Путину «Отделом стратегического планирования». Автор — декан факультета права и дипломатии Университета Тафтса Джеймс Ставридис

Наша выигрышная стратегия в Европе

От Российского отдела стратегического планирования

Президенту Владимиру Путину

1. Вначале позвольте поздравить Вас, господин Президент, с нашей выдающейся серией стратегических ходов в Европе. Мы завершили аннексию Крыма, который теперь нашел свое место в составе матушки-России. Ваша серия «внезапных маневров» по всей периферии нашей страны явно напугала НАТО. Более того, блистательная идея «гибридной войны», включающей развертывание сил спецназа, дополнительные российские части и инструкторов в форме без знаков различия, энергичную пропаганду, информационную войну и кибератаки, привлекла всеобщее внимание. И НАТО откровенно признает, что не готова противостоять нашей новой смешанной тактике.

2. Хотя мы потеряли незначительную часть нашей экономической мощи из-за совпадения западных санкций с обвалом нефтяных цен с их славной вершины, мы люди жизнестойкие, и, естественно, Ваш рейтинг одобрения остается на заоблачном уровне. Мы рассчитываем посредством сотрудничества с нашими китайскими друзьями со временем улучшить наш внешнеторговый баланс, несмотря на санкции, и будущее нашего Евразийского таможенного союза, несмотря на удивительно малое число стран-участников, мы видим в светлых тонах.

3. В геополитическом плане мы восстанавливаем «стальное кольцо» союзников вокруг России, состоящее из таких могущественных стран, как Белоруссия, Армения, Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия и недавно появившиеся республики в Луганске и Донецке. Не совсем то, что у нас было во времена Варшавского договора, — но нельзя же иметь сразу все.

Министр обороны Германии Урсула фон дер Лейден на учениях НАТО в Польше, 18 июня 2015 года. Фото: Kay Nietfeld / AP

4. Есть одна небольшая проблема, которую мне хотелось бы довести до Вашего сведения, а именно намерение США разместить тяжелую военную технику в Восточной Европе. До сих пор страны НАТО лишь «следили» за происходящим на востоке, но не повышали свои военные расходы с анемичного уровня в 1,5% госбюджета, и этого Штатам вполне достаточно для лидерства. Но мы в определенном смысле озабочены тем, что появление в Европе нового вооружения может гальванизировать западный альянс. Позвольте мне объяснить.

Во-первых, размещение вооружений в Восточной Европе — это для сил НАТО возможность значительно более быстрых ответных действий. Если нам придется законным образом вторгнуться в одну из входящих в НАТО стран Балтии, чтобы поддержать угнетаемые в этих странах русские меньшинства (случай, который Вы, как всегда, описали с блистательным красноречием), мы столкнемся с присутствием заранее размещенных там бронетехники, артиллерии, боеприпасов, коммуникаций, транспорта и ракет, которыми смогут воспользоваться силы стран НАТО (в особенности США), переброшенные с военных баз в Германии и Италии, а также из Соединенных Штатов.

Во-вторых, это, вероятно, будет только первым шагом на пути к постоянной дислокации других натовских, особенно американских частей в Восточной Европе. Это, разумеется, именно то, против чего мы изо всех сил боролись со времен трагического распада СССР и падения Берлинской стены (конечно же, Вы были правы, назвав это величайшей геополитической катастрофой ХХ века). Учитывая западные представления о нашей «угрозе странам Балтии», можно ожидать настойчивых требований восточноевропейских членов НАТО вместе с техникой разместить там и войска.

В-третьих, если там окажутся резервное натовское вооружение и техника, неизбежной станет и целая серия военных маневров НАТО, связанных с их использованием. Мы можем ожидать появления ротируемых сил НАТО вблизи военных складов, включая не только специалистов, работающих с оборудованием, но и поддерживающие силы — высокоэффективную авиацию, управляемые ракеты морского базирования, силы специального назначения с их конвертопланами V-22 Osprey и так далее. Это создаст нам некоторые проблемы, в том числе необходимость устраивать частые (и дорогостоящие) демонстрации и маневры самим. В последнее же время наша военная техника проявляет себя не с самой лучшей стороны.

Сергей Лавров и Джон Керри у Завокзального мемориального комплекса в Сочи, май 2015 года. Фото: Joshua Roberts / AP

5. Таким образом, вопрос прост: как мы ответим? Наш отдел планирования тщательно изучил варианты ответа, и их, к сожалению, нельзя назвать неотразимыми.

Если Вы решите претворить в жизнь наши смелые и абсолютно корректные комментарии относительно выдвижения наших сил к границам стран НАТО, это создаст тяжелую нагрузку на военный бюджет. Несмотря на то, что за несколько прошедших лет он был значительно увеличен, нам все еще необходима модернизация ракетных сил стратегического назначения, наших истребителей новейшего поколения и военно-морских сил, особенно подводного флота. Выдвижение войск стоит дорого, и это уменьшит финансирование приоритетных проектов модернизации. Мы, конечно, можем разместить больше ракет в Калининградской области, но это вряд ли привлечет внимание НАТО.

Мы могли бы ответить политически, например, устроить обструкцию попыткам Запада найти компромисс с Ираном по ядерному вопросу, найти разумное решение в Сирии или создать трудности в Афганистане. Но проблема в том, что у нас сейчас недостаточно рычагов влияния (за исключением, возможно, Ирана). Мы с полным правом покинули состарившуюся и усталую «Группу восьми» (теперь переименованную в жалкую «Группу семи»), и теперь у нас немного возможностей влияния на этом направлении. На политических и дипломатических путях мы мало чего можем добиться. И, раз цены на нефть остаются сравнительно низкими, наши экономические инструменты влияния ограничены.

Пророссийские боевики в Дебальцево, март 2015 года. Фото: Мстислав Чернов / AP

Г-н Президент, я уверен, что Вы уже отвергли любую идею, связанную с реальным выполнением Минских соглашений. Притом что я полностью осознаю жизненную необходимость поддержки героических лидеров Луганска и Донецка, меня в долгосрочной перспективе несколько беспокоит стоимость восстановления этой части Украины — так же, как и Крыма. Что еще нам следует учитывать?

Я знаю, что это деликатный вопрос, но, может быть, пришло время небольшой маскировки? Вероятно, нам нужно как минимум подумать о некотором финте, то есть, номинально оставаясь в рамках Минских соглашений, подготовить еще один «замороженный конфликт» на Украине (мы легко можем продолжать манипулировать подобными событиями) и таким образом расколоть решимость европейцев? Брюссель, без сомнения, будет воодушевлен возможностью снова «действовать как обычно», то есть не делать ничего, и будет изо всех сил искать возможность повести себя таким образом. Даже легкого намека на уменьшение давления — например, вывода каких-то наших подразделений с территории Украины — будет достаточно, чтобы снова начать разрушать западную солидарность по этому вопросу.

Хорошая новость — то, что американцы еще не приняли окончательного решения о размещении вооружений в Восточной Европе, и мы можем побудить наших агентов влияния в их правительстве остановить идею. Это также уменьшит растущую вероятность поставки американцами или другими членами НАТО смертельного оружия правительству Украины.

Если Вы согласитесь, мы можем предпринять некоторые шаги для того, чтобы внешне выглядеть более миролюбивыми, например, сократить количество легко отлеживаемой военной техники, инструкторов и живой силы на Украине. Мы можем изменить тон наших стратегических публичных заявлений в сторону большей примирительности. Разумеется, при этом мы можем удвоить нашу не столь явную поддержку деньгами, неотслеживаемым оружием, агентами под прикрытием и тому подобным — все то, что лично Вы так мастерски делали во времена службы в КГБ.

6. Пожалуйста, не примите наш энтузиазм за однобокий подход. Если Вам не нравится эта идея, мы продолжим действовать так же, как сейчас. Как Вы часто говорите о «плане Б», лучший план Б — это работать более усердно, чем по плану А. В конце концов, с нашими новыми танками «Армата» мы можем двинуться на Киев в любой момент. Как со всей ясностью высказался несколько недель назад вице-премьер Дмитрий Рогозин, танкам визы не нужны. Кстати, его твиттер великолепен и вдохновляет всех правильно мыслящих россиян.

7. Будущее великолепно!

С величайшим уважением,
Ваш отдел стратегического планирования

Оригинал статьи: Джеймс Ставридис, «Совершенно секретный (фейковый) меморандум для Путина о том, как отвечать на последний ход НАТО», Foreign Policy, 16 июня

util