30 June 2015, 13:01

Ереван. Майдан безысходности

Акция против повышения цен на электроэнергию в Ереване, 27 июня 2015 года. Фото: Karo Sahakyan / PAN Photo / AP

Политика, экономика или силы природы: против чего выступали демонстранты в Ереване и почему их требования невыполнимы

Июньские уличные волнения в Ереване, самые массовые за последние семь лет, разразились в результате сочетания самых разных факторов, в том числе природных. И хотя каждый из этих факторов бесконечно далек от политики, формальный повод — политический: решение правительства о повышении тарифов на электроэнергию почти на 17% с 1 августа. Впрочем, избежать этого сверх-непопулярного шага у властей Армении, похоже, не было возможности.

Как многие бывшие советские республики, Армения пережила тяжелый энергетический кризис в девяностые. Бывало, свет давали всего на несколько часов в неделю. Однако, начиная с 2000-х, экономика постепенно восстанавливалась и перебои с электричеством ушли в прошлое. Сегодня Армения полностью обеспечивает себя электроэнергией, в хорошие годы может даже экспортировать ее в соседние страны, говорит Сергей Пикин, глава Фонда энергетического развития.

Несмотря на это, тарифы на электроэнергию в Армении сегодня одни из самых высоких на всем постсоветском пространстве. В среднем рядовой житель Армении платит 4,26 рубля за киловатт-час, дороже только в Молдавии (4,83 рубля) и странах Прибалтики (около 8 рублей). Для сравнения, в России киловатт-час в среднем стоит около 2,5 рублей. Если решение о росте тарифов все таки вступит в силу 1 августа, электричество в Армении станет самым дорогим во всем СНГ. Следует учесть, что, по официальным данным за 2013 год, 32% жителей Армении считается бедняками. Таковыми местная служба статистики считает семьи, где на одного взрослого приходится меньше $100 в месяц. При этом опрошенные газетой «Коммерсант» респонденты подсчитали, что по новому тарифу зимой средний счет за свет составит около $60 в месяц.

Протестующие собираются в центре Еревана на акцию против повышения цен на электроэнергию, 27 июня 2015 года. Фото: Davit Abrahamyan / PAN Photo / AP

Российский след

Монополист на армянском рынке сбыта электроэнергии, компания «Электрические сети Армении» (ЭСА) с 2006 года на 100% принадлежит российской компании «Интер РАО», главному оператору экспорта и импорта электроэнергии в России. ЭСА владеет всеми электросетями Армении, а также является единственным закупщиком электроэнергии у генерирующих компаний для последующей продажи потребителям. Впрочем, возможности «Интер РАО» по управлению своей армянской дочкой ограничены местным законодательством, что вполне типично для рынка электроэнергии.

По сути, в Армении нет свободного рынка электричества. Тарифы на свет устанавливает правительственная Комиссия по регулированию общественных услуг на основе заявки со стороны ЭСА. Несмотря на рост выручки ЭСА все последние годы в связи с увеличением тарифов, «Интер РАО» не получает никакой прибыли от армянской компании — при том что основная деятельность ЭСА прибыльна, выплаты по процентам за кредиты съедают всю выручку. По итогам 2014 года чистый убыток ЭСА составил около 22 млн. долларов, по итогам 2013 года — 24 млн. долларов. Долговая нагрузка компании запредельна — объем задолженности, по данным источника газеты «Коммерсант», превышает EBITDA более чем в 20 раз, в то время как даже трехкратное превышение является критическим уровнем закредитованности компании.

Линии электропередач в Армении. Фото: Андрей Масленников / Biosphoto / AP

Не ждать милостей от природы

На стоимость электроэнергии в Армении влияют не только экономические факторы, но и сама природа. Две трети генерирующих мощностей страны приходится на два вида энергии — водную и атомную. По словам Сергея Пикина, из-за маловодья рек в последнее время снизилсь доля гидроэнергетики, наименее затратного вида генерации.

В Армении действуют два крупных каскада ГЭС — Севан-Разданский и Воротанский — и одна крупная станция на реке Дзорагет. Их совокупная мощность составляет около 1000 МВт и 3,5 млн кВт-часов. Кроме того, согласно данным Минэнерго Армении на 2012 год, по всей стране работает еще 115 малых ГЭС, в общей сложности выдающих 158 МВт и 520 кВт-часов.


«Прошлый год был засушливый и, например, из озера Севан для орошения сельхозземель мы взяли 270 млн кубометров воды вместо обычных 170. А бывало, что брали наоборот меньше. Но это никак не отражается на работе самого мощного каскада, Севан-Разданского. То же можно сказать и о двух остальных крупных гидроузлах — они от погоды не зависят. В то же время работа малых ГЭС сильно зависит от природных условий, и эти ГЭС могут значительно терять в мощности из-за маловодности рек», — говорит директор национальной метеослужбы «Армгосгидромет» Левон Варданян.


Кроме того, почти три десятилетия Армения не может преодолеть последствия другого природного катаклизма — страшного Спитакского землетрясения 7 декабря 1988 года. Армянская атомная электростанция неподалеку от города Мецамор выдержала толчки силой в 6,2 балла и даже сохранила работоспособность. Тем не менее один из двух энергоблоков уже после землетрясения был выведен из строя. Второй блок был запущен в 1995 году. Сейчас срок его эксплуатации подходит к концу, и он все чаще требует ремонта. В итоге в прошлом году АЭС простаивала без малого три месяца.

Последствия землетрясения в городе Спитак, 1988 год. Фото: Роман Подэрни /Фотохроника ТАСС

Курс и газ

Недостаток электроэнергии из-за временной заморозки Армянской АЭС пришлось покрывать за счет теплоэлектростанций, на которые приходится оставшаяся треть генерации. Это самый дорогостоящий из трех имеющихся в арсенале Армении видов производства электроэнергии. К тому же топливо для ТЭС полностью импортируется. Несмотря на то, что Армения получает российский газ по одной из самых низких цен, эти цены номинируются в долларах. Между тем армянский драм, как и другие национальные валюты на постсоветском пространстве, сильно девальвировался прошлой осенью после обвала рубля. Курс драма к доллару упал почти на 20%. Стоит отметить, что в единственном сообщении ЭСА о повышении тарифов, опубликованном на сайте 18 июня, компания ссылается именно на эти два фактора — ремонт АЭС и выросшие цены на ядерное топливо и газ. При этом на сайте размещен комментарий одного из чиновников Комиссии по регулированию общественных услуг, а не представителя компании.

Пульт управления Мецаморской атомной электростанцией. Фото: Мартина Шахбазяна / Фотохроника ТАСС

Менеджмент

Генеральным директором ЭСА в 2011 году стал Евгений Бибин, до того руководивший региональными сетевыми компаниями в Волгограде и Брянске в составе холдинга «Россети». В Армении его представляют настоящим исчадием ада. По интернету гуляют слухи о роскошной жизни Бибина, его дорогих домах, запредельной по меркам страны зарплате в несколько десятков тысяч долларов в месяц, гигантских премиях, которые он якобы выписывает сам себе. При этом письмо Бибина, приложенное к заявке о повышении тарифов в правительство, было воспринято как шантаж и угроза отключить свет во всей Армении. Особое недовольство как у протестующих, так и у депутатов вызвало то, что Бибин не явился на специальное заседание Национального собрания, посвященное ситуации с тарифами. В самой ЭСА заявляют, что Бибин уехал в Москву для консультаций и срок его возвращения в Ереван неизвестен. При этом опровергается появившаяся ранее информация о задержании Бибина и возбуждении против него уголовного дела.

Сложно оценить, в какой степени руководство ЭСА должно было или могло предвидеть проблемы, вызванные тем, что энергию пришлось закупать у ТЭС, а не АЭС (тарифы продажи электроэнергии для генерирующих компаний также устанавливает государство), маловодность рек и девальвацию местной валюты — драма. Одно можно сказать с уверенностью: с задачей «добиться роста финансово-экономических и производственных показателей», упомянутой в пресс-релизе о назначении Бибина, при учете резко возросшей долговой нагрузи и глубокой убыточности ЭСА топ-менеджер не справился.

Евгений Бибин. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС, архив

Выход

После того, как уличные протесты в Ереване начали нарастать, а попытка разогнать толпу утром 23 июня не дала никаких результатов, власти Армении согласились пойти на уступки. Президент Серж Саргсян заявили о том, что в ЭСА будет проведен внешний аудит для проверки эффективности управления компанией. Проверка, по его словам, займет около полугода, и пока она не завершится, государство само будет оплачивать разницу между старым и новым тарифами. Вместе с тем премьер-министр Армении Овик Абрамян завил, что рост тарифов обусловлен только теми расходами ЭСА, которые непосредственно связаны с предоставлением услуг населению. По его словам, из примерно 210 млн. долларов инвестиций, сделанных с 2007 по 2014 год, Комиссия по регулированию общественных услуг сочла необоснованными только около одной пятой части. Все остальные расходы были неизбежны и никак не связаны с возможными излишествами менеджмента и неэффективным управлением.

Из этих комментариев можно сделать вывод, что тариф в итоге все равно будет повышен, и единственное, чего добились протестующие, — отсрочка роста цен на время проведения проверки. Даже если ЭСА будет национализирована и передана в управление крупной консалтинговой компании или продана кому-то из крупных бизнесменов армянского происхождения (такие версии со ссылкой на источники публикуют в последние дни армянская и российская деловая пресса), новый владелец сможет быстро и радикально исправить ситуацию, только если решит оплачивать счета армян из собственного кармана. Существующая энергетика Армении хоть и покрывает потребности страны, но не имеет резервов и слишком уязвима для внешних факторов


«На ГЭС и АЭС приходится 60% всей выработки, что делает энергосистему чувствительной к снижению доли выработки из самых дешевых источников. Остальная же генерация, в основном тепловая, подвержена финансовым шокам, связанным с девальвацией национальной валюты», — говорит Наталья Порохова, главный эксперт Центра экономического прогнозирования Газпромбанка.


А исправление этой ситуации требует как минимум нескольких инвестиций в сотни миллионов долларов. Так, например, в этом году должно начаться строительство новой Мегринской ГЭС на границе с Ираном. Первый камень был заложен еще три года назад, но стройка так и не началась. Ожидается, что работы будут закончены не раньше 2020 года. Новый экономичный энергоблок Ереванской ТЭЦ (которая также работает на импортном газе) будет готов не раньше чем через два года. Наконец, к реализации еще двух проектов на севере страны — Шнохской и Лорибердской ГЭС — пока еще даже не приступили.

util