2 Июля 2015, 02:40

Соавтор доклада о кремлевской пропаганде Петр Померанцев: «Нет глобального противостояния идеологий — есть опасный человек Путин»

Петр Померанцев. Фото: pri.org

Институт современной России выпустил специальный доклад «Угроза нереальности: информация, культура и деньги как оружие Кремля». Его авторы Петр Померанцев и Майкл Вайс, анализируя информационную войну, которую ведет российское государство, исследуют набор применяемых в ней инструментов, отдельное внимание уделяя «нелинейному Интернационалу», который Кремль создает для противостояния Западу, и роли конспирологических теорий в пропаганде. Петр Померанцев рассказал Роману Попкову о специфических условиях информационной войны в наши дни.

«У этой работы одна цель — помочь западным гражданским активистам и людям, работающим в правительствах и СМИ, дать новую оценку такому сильному противнику, как Россия, в свете грядущих конфликтов с ней. И начать лучше всего с изучения того, как Путин находит друзей по всему миру, и особенно на Западе, и влияет на умы», — сказано в докладе. Путинская Россия, констатируют авторы, превратила в гибрид не только реальные военные действия (как в Украине), но и информацию, и с надеждами, что после холодной войны западные демократии ждет спокойствие, нужно расстаться.

Соавтор доклада Майкл Вайс задается вопросом: «Как противостоять системе, которая приветствует рэпера Тупака Шакура и инстаграм, но при этом сравнивает Барака Обаму с обезьяной и называет интернет изобретением ЦРУ? Системе, которая цензурирует информацию, но при этом с радостью предоставляет публичную платформу основателю WikiLeaks, самопровозглашенному проповеднику тотальной ’’прозрачности’’. Которая заявляет о презрении к жадности корпораций и открыто поддерживает движение Occupy Wall Street, одновременно управляя экономикой, по своей коррумпированности сопоставимой с нигерийской. Которая устраивает аншлюс соседней страны, используя националистическую риторику ’’крови и почвы’’ и антифашизм. Именно поэтому социалисты-реакционеры США, анархисты Австрии, антиимпериалисты Великобритании и неонацисты Венгрии столь благоволят Путину и мечтают о возможности применить его методы у себя дома».

Авторы доклада рассказывают, как Кремль наращивает бюджет для ведения информационной войны, эксплуатирует идею свободы информации, чтобы внедрять дезинформацию в публичное пространство. Он руководствуется задачей не убедить оппонента (как это происходит в классической публичной дипломатии) или завоевать его доверие, а посеять сомнения, распространяя конспирологические теории и множественные фальсификации.

Для эффективного противостояния путинской пропаганде докладчики рекомендуют западным демократиям создать НКО, которые занимались бы составлением международной рейтинговой системы для оценки дезинформации и выработали бы аналитические инструменты для описания форм коммуникации. Также среди рекомендаций — принятие хартии по защите от дезинформации для СМИ и блогеров, ведение стратегических расследований коррупции, создание фонда журналистов по работе с клеветой, создание альтернативы Валдайскому клубу — площадки для независимых экспертов.

Фото: shoehorn99 / Flickr

В беседе с Открытой Россией соавтор доклада Петр Померанцев сказал, что не считает, что между путинским Кремлем и западным миром идет холодная война, по крайней мере в той форме, какая имело место в ХХ веке. Но, по его мысли, исходящая от Путина угроза действительно велика.

— То, что происходит на международной арене с 2014 года,  это действительно не имитация холодной войны, а настоящая вторая холодная война? Ведь, в отличие от СССР, путинская Россия не провозглашает никакой социальной, цивилизационной альтернативы современному западному миру, у нее нет настоящей мировоззренческой альтернативы.

— А я не считаю, что сейчас происходит вторая холодная война. Да, есть реальная угроза, что Путин будет использовать военную силу при решении внешнеполитических вопросов. Если бы кто-то два года назад сказал, что Путин будет вести войну с Украиной, никто бы не поверил — всем казалось бы, что такое может сказать только сумасшедший. Однако сегодня это факт. Сейчас со стороны Кремля много военной риторики, есть демонстративные военные приготовления. Может быть, все это часть пиар-технологии, но мы знаем, что, если кто-то начинает готовиться к войне, дело часто войной и заканчивается. В этом плане, да, Путин опасен. Но это не холодная война — это просто война. Это никакое не глобальное противостояние между идеологиями — просто есть опасный человек, который вполне может оказаться готовым использовать танки против кого угодно.

Вообще, «холодная война» — это словосочетание из политического лексикона XX века; этого языка не хватает, чтобы понять современную реальность.

Один русский рассказал мне, что у него есть две бабушки: одна живет в России, в провинциальном городе, а другая в Техасе. Бабушка, живущая в Техасе, занимает ярую пропутинскую позицию, потому что она смотрит телеканал RT, а бабушка, живущая в России, — антипутинистка, она смотрит телеканал «Дождь». Мы живем в мире совершенно другом, не похожем на мир времен холодной войны; это мир эпохи глобализации. Путин пытается (и не только Путин, но и Эрдоган, например, и, разумеется, китайцы) получить плюсы от глобализации, чтобы, условно говоря, «Роснефть» котировалась на мировых рынках, — но при этом никак не желает адаптироваться к этому миру. Кремль не рассматривает глобализацию как возможность для мирного, совместного с другими странами, развития. Он рассматривает глобализацию как механизм, задействующий агрессию.

Я был в Киеве недавно. Сколько раз в день самолет летает между Киевом и Москвой? Это очень странный конфликт XXI века, и я боюсь, таких конфликтов будет много в будущем.

— В вашем докладе упоминается, что в России новая политическая культура, основанная на всесилии политтехнологов, на важности манипуляций общественным сознанием, начала складываться еще в 90-е годы, при Ельцине. Путинский режим — политическое, идеологическое продолжение и закономерное развитие режима Бориса Ельцина?

— Ну ведь и сам Путин — это креатура Кремля конца 90-х, это политтехнологический продукт, словно из романа Пелевина. Его создали при помощи политтехнологических приемов, а потом он взял власть себе и начал сам использовать изощренные политтехнологические приемы.

ПЕРЕВОД СПЕЦИАЛЬНОГО ДОКЛАДА «УГРОЗА НЕРЕАЛЬНОСТИ: ИНФОРМАЦИЯ, КУЛЬТУРА И ДЕНЬГИ КАК ОРУЖИЕ КРЕМЛЯ» ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ.

util