2 Июля 2015, 17:49

Полицейским дают лицензию на убийство, но наделяют их одинаковой презумпцией доверия. Как в случае чего их рассудить?

Иллюстрация: Майк Че

Группа депутатов Госдумы предлагает разрешить полицейским безнаказанно стрелять по людям и наделить их «презумпцией доверия». Вероятно, неосознанно законодатели обидели правоохранителей, уравняв их в этой презумпции. Однако из правовой коллизии есть выход

Вслед за «законом садистов», который позволяет безнаказанно бить осужденных, в Государственной думе появился проект с поправками к закону «О полиции».

В современных реалиях дать право полицейским вскрывать машины, требовать от гражданина представиться ничего страшного нет. Даже в замене в свежем документе прежнего слова «входить» словом «проникать», когда речь идет о праве полицейских наведываться в жилые помещения, тоже мало удивительного.

Многие возмущены поправками, разрешающими применение оружия по отношению к женщинам, — правда, за исключением женщин с «видимыми признаками беременности». Может быть, эта поправка направлена на компенсацию запрета абортов, которую так же активно рекламирует наш законодатель? Но будет ли сотрудник полиции тщательно определять признаки беременности перед выстрелом?

Остается рекомендовать женщинам ради безопасности ходить с накладными подушками, имитирующими состояние беременности, ну или с плакатом, на котором будет предварительно наклеена увеличенная медсправка о беременности.

Хотелось бы верить, что инициаторы законопроекта или властные пропагандисты не будут объяснять снятие ранее действовавшего запрета на стрельбу по женщинам гендерным равноправием.


Иллюстрация: Майк Че

Правда, в случае принятия закона даже поздний срок беременности не всегда сможет спасти женщин от расстрела: запрет на применение оружия в людных местах, при которых может пострадать случайный человек, теперь снят в случаях «угрозы совершения террористического акта» и «отражения нападения на помещения органов государственной власти». В то же время при отражении нападения на органы муниципальной власти применять огнестрельное оружие полицейским все-таки нельзя в случае, если могут пострадать случайные люди: видимо, группа депутатов настолько уважает независимость органов местного самоуправления, что не указала муниципалов среди органов под вооруженной охраной полиции.

Под самим термином «применение» чиновники имеют в виду любое использование оружия — стрельбу и по людям, и куда угодно еще. Это определение было введено с принятием закона «О полиции» 2010 года, несмотря на общественные протесты.

В действовавшем до того законе «О милиции» «применение» означало только стрельбу по людям, а стрельба в воздух, машины, замки на дверях и прочее называлась «использованием» оружия.

Так что, как бы потом ни объяснялись инициаторы законопроекта, можно констатировать, что полиции хотят предоставят широкое право на стрельбу по людям в соответствии с законом.

Главный же пункт законопроекта звучит так:

«Государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку сотруднику полиции при выполнении им служебных обязанностей».

Доверие, как гласит народная мудрость, надо заслужить. Чем активно занимаются в последние годы полицейские.

Иллюстрация: Майк Че

И в этом пункте есть некоторая честность власти. Многие из тех, кто пережили столкновения с правоохранителями на своей шкуре, знают, как тяжело добиться в судах опровержения полицейских показаний.

Стандартные фразы в решениях судов, как-то: «Оснований не доверять показаниям сотрудника полиции у суда не имеется», могут наконец принять силу закона.

Не обошлось и без правовой коллизии, которую создали авторы документа. Давайте представим себе дело, в котором фигурируют два сотрудника полиции: один из них побил другого или сообщил о взятке. Кому из двоих стоит верить, если государство гарантирует презумпцию доверия обоим?

Чтобы разрешить дилемму, аналогичную ситуации со всесокрушающим носорогом и несокрушимой стеной, рекомендуем МВД сразу принять нормативный акт — вариант табели о рангах.

Там стоит утвердить, что показания генерала могут быть опровергнуты показаниями двух полковников, слова полковника — словами двух майоров и так далее. А в случае, если показания дает гражданский, то для возможности проверки его версии гражданских участников должно быть как минимум втрое больше, чем дающих показания полицейских. Такой порядок дал бы гражданам слабую надежду и сильно облегчил бы жизнь и судейским, и полицейским. Ведь очевидно, что законопроект преследует цель поощрить в кризисное время тех, кто верен режиму, — за неимением у этого режима возможности повысить им зарплаты.

util