9 Июля 2015, 12:00

Reuters: «Поворот России в сторону Китая — мираж»

Президент Китая Си Цзиньпин в аэропорту Уфы. Фото: РИА Новости / AFP

Во время саммита БРИКС в Уфе экономист Бьёрн Дюбен развеивает иллюзии тех россиян, которые верят в новый роман их страны с Китаем

8 и 9 июля Россия принимает лидеров Китая, Индии, Бразилии и ЮАР на ежегодном саммите БРИКС в Башкирии. Встреча происходит в то время, когда трещина между Россией и Западом, начавшаяся в Украине, порождает предположения о том, что Москва может, отвернувшись от Запада, обернуться в сторону Азии — как экономически, так и политически.

Япония присоединилась к западной политике экономических санкций против России, а объем торговли между Индией и Россией остается сравнительно небольшим, так что российский поворот к Азии — это прежде всего поворот к Китаю. За месяцы, последовавшие после эскалации украинского кризиса, Москва объявила о планах нескольких совместных с Китаем проектов — от новой системы межбанковских переводов до российско-китайского кредитного агентства, — направленных на создание общей финансовой и экономической инфраструктуры двух стран, которая позволит им действовать независимо от контролируемых Западом финансовых институтов.

Китай и Россия также вошли в число стран, участвующих в создании альтернативы находящимся под контролем Запада Всемирному банку и МВФ — Нового банка развития (NDB), который будет финансировать инфраструктурные и прочие проекты стран БРИКС, и специального валютного резерва объемом примерно в $100 млрд, который должен защитить эти страны от рисков, связанных с глобальным рынком ликвидных активов.

Самые важные проекты связаны с энергетическим сектором, включая подписанный в мае 2014 года четырехсотмиллиардный газовый контракт, предусматривающий постройку трубопровода длиной около 3200 км из Восточной Сибири в Северо-Восточный Китай. В ноябре две страны договорились построить еще один крупный газопровод из Западной Сибири в китайский автономный район Синьцзян по так называемому алтайскому маршруту. В отличие от восточносибирского газопровода, «Алтай» будет забирать газ из тех же месторождений, которые сейчас снабжают Европу, что потенциально даст Москве возможность переключать газовый поток на запад или на восток по ее желанию.

Москва предприняла беспрецедентный шаг, частично открыв свой нефтегазовый сектор для прямых китайских инвестиций; конкретно это относится к разработке гигантского Ванкорского нефтяного и газового месторождения на севере Сибири. В прошлом Москва избегала этого шага, поскольку избегала китайского влияния в стратегически важном для нее энергетическом секторе. Теперь же она принимает аналогичные меры и в других секторах, включая автомобилестроение.

Китайские компании должны обеспечить российские технологиями, которые те не могут теперь получать от Запада из-за санкций; китайские банки стали важным источником кредитов для страдающего из-за санкций российского бизнеса.

Бурение разведочных скважин на Чаяндинском нефтегазоконденсатном месторождении в рамках строительства магистрального газопровода «Сила Сибири» (для поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион). Фото: Игорь Агеенко / ИТАР-ТАСС

Но прошло уже больше года со времени подписания российско-китайских двусторонних соглашений, а существенного прогресса не видно; некоторые проекты и вовсе заброшены.

Китай значительно более заинтересован в развитии Азиатского инфраструктурного инвестиционного банка (AIIB), к которому Москва не решается присоединиться. Пекин довольно прохладно относится к затянувшемуся процессу создания NDB, где у него по отношению к другим партнерам нет привилегий при голосовании. В то же время Китай агрессивно продвигает проект AIIB и прилагает дипломатические усилия с целью включить в него как можно больше стран. Россия не раз отвергала китайское предложение присоединиться к проекту, но в марте все же подписала соглашение, когда оставалось всего несколько дней до истечения срока, когда можно было стать его членом-учредителем.

Даже в энергетическом секторе между двумя странами развернулась борьба за воплощене планов. Хотя строительство восточносибирского газопровода началось в сентябре 2014 года, аналитики в области энергетики в последнее время сомневаются, что поставки газа начнутся, как было запланировано, в 2018-м, поскольку появились разногласия по поводу обещанного Китаем 25-миллиардного капиталовложения в строительство. В сентябре «Газпром» официально заявил, что вопрос с этим платежом остается подвешенным.

Двум государствам еще остается договориться о точном маршруте газопровода, финансировании строительства и, кроме всего прочего, о цене газа, который будет поставляться по западному трубопроводу «Алтай». Пекин вряд ли предложит Москве привлекательные цены, поскольку «Алтай» будет снабжать газом регионы Китая, которые и так уже получают достаточно топлива по Центральноазиатскому газопроводу, а от испытывающих высокую потребность в газе промышленных центров на востоке страны находятся очень далеко.

О цене предложенной Китаю доли в Ванкорском нефтегазовом месторождении страны тоже до сих пор не могут договориться.

Такой ограниченный прогресс в области китайско-российских экономических инициатив согласуется с расширяющейся реакцией Китая на украинский кризис. Хотя контролируемые государством китайские СМИ выражают понимание действий Москвы в Украине, а высокопоставленные китайские официальные лица публично выступали против западных санкций, Пекин отказался предоставить Москве дипломатическую поддержку в наиболее важных вопросах. Китайское руководство официально не признало аннексию Крыма. Китай не голосовал солидарно с Россией по вопросам, связанным с Украиной, в Совете безопасности и на Генеральной ассамблее ООН, а также быстро установил хорошие отношения с новыми украинскими властями.

Через несколько дней после свержения правительства Януковича китайский министр иностранных дел заявил, что Китай уважает независимый выбор украинского народа; с тех пор Китай углубил сотрудничество с Украиной в сельскохозяйственном и других секторах.

Более того, неослабевающая экономическая экспансия Китая в бывших советских республиках — Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении и Узбекистане — вызывает озабоченность в Москве. Специалисты по центральноазиатскому региону предупреждают, что силовая тактика Москвы в Украине — поддержка сепаратизма среди русскоязычного населения, использование военных баз в регионе для скрытых военных операций — в будущем может быть применена и против интересов Китая в таких странах, как Казахстан, Киргизия или Таджикистан.

Часто говорят, что Китай и Россия сомкнули ряды в ответ на украинский кризис. Но они мало продвинулись в развитии двусторонних экономических и финансовых проектов, которые были анонсированы с большой помпой.

Не стоит переоценивать недавнее потепление в китайско-российских отношениях. Это не знак тектонического сдвига в системе международных отношений, и у Москвы немного шансов с помощью нового романа с Пекином преодолеть ее углубляющуюся международную изоляцию.

Оригинал статьи: Бьёрн Дюбен, «Почему поворот России в сторону Китая — мираж», Reuters, 8 июля

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Красивая Уфа — показуха накануне БРИКС

util