10 July 2015, 09:00

Запретный плод, или Почему в России любой мак вне закона

Иллюстрация из книги «Волшебник Изумрудного города»

Члены семьи Полухиных, получившие в Воронеже реальные сроки по делу, которое уже прозвали делом «о булочках с маком», далеко не первые и, скорее всего, не последние из тех, кто страдает из-за сложных отношений российских властей с веществами. Суть дела в том, что российские подзаконные акты не предполагают разделения мака кондитерского и мака, который мы условно назовем наркотическим.

Какой здесь скрывается комплекс проблем? Для начала постараемся разобраться в том, что такое пищевой мак.

Рассказывает химик, специалист по агрокультурам Ольга Зеленина:

— Пищевым маком у нас по определению называются семена мака, любого мака — масличного и опийного. Они содержат очень много макового масла и за это ценятся нами и употребляется в пищу в течение тысячелетий. Поскольку это сельскохозяйственный продукт, и собираются именно зерна мака точно так же, как и зерна пшеницы, то этот продукт содержит сорную примесь, как и зерно других культур.

Нормативный акт, запрещающий максимальный размер сорной примеси, в России отсутствует. Тот отраслевой стандарт («ГОСТ Р 52533-2006 Пищевой мак. Технические условия»), на который ссылаются все силовики, изначально являлся и сегодня является актом добровольного исполнения.

Есть мнение, что чистота поставляемого пищевого мака может достигать 99,5% и даже 99,9%. Как правило, такой чистоты зарубежные поставщики не обеспечивают за отсутствием необходимости и экономической целесообразности.

Попытка ограничить содержание наркотических средств в пищевом маке была предпринята в 2010 году, но она не нашла поддержки в органах государственной власти России. Тогда по инициативе ФСКН в вышеуказанный ГОСТ — стандарт добровольного применения — была внесена поправка, запрещающая содержание любой сорной примеси, в том числе наркотических средств. При этом оговаривалось, что содержание наркотических средств хоть и не допускается, но это недопущение будет введено в действие только после того, как будет разработана и утверждена правительством в установленном порядке методика по определению наркотических средств в пищевом маке. До настоящего времени такая методика не разработана.

Kirsty Wigglesworth / AP

Маковый казус

— После того, как в 2012 году возникло уголовное дело Шилова, Росстандарт в июле 2013 года привел ГОСТ 52533-2006 в соответствие с нормативными актами — техническими регламентами «О безопасности зерна» и «О безопасности пищевых продуктов», — рассказывает Зеленина. — Из ГОСТа были исключены все невыполнимые требования по недопущению содержания наркотических средств.

Технические регламенты обязывают контролировать пищевой мак только на содержание кадмия. Следовательно, все остальные показатели не должны контролироваться, а пищевой мак считается органами власти безопасным продуктом питания при допустимом содержании кадмия.

Однако ФСКН продолжила возбуждать уголовные дела на предпринимателей, утверждая, что они торгуют пищевым маком, который является прикрытием для торговли маковой соломой и опием.

Между тем согласно Конвенции ООН «О наркотических средствах» маковая солома не является наркотическим средством. Она рассматривается как источник опийных алкалоидов (морфина, кодеина и тебаина). Однако эти алкалоиды не могут быть получены из нее легкодоступными способами в кустарных условиях. Но в нашей стране пошли другим путем, включив маковую солому в список наркотических средств и запретив ее оборот в любой форме.

В результате

создалась ситуация, когда предприниматели ввозят в страну пищевой мак, таможенники производят контроль товара на соответствие действующим нормативным актам, после чего пищевой мак законно реализуется на территории России, заполняя оптовые базы и склады, а также прилавки магазинов. После этого ФСКН возбуждает уголовные дела.

Обосновывая привлечение бакалейщиков к уголовной ответственности по делам о наркотиках нам говорят, что целью является забота о здоровье населения, и это при том, что пищевой мак разрешен к продаже.

В основание уголовного преследования кладется утверждение: «А наркоманы-то его варят и употребляют в качестве наркотического продукта».

А как узнать, что конкретный покупатель пищевого мака — наркоман? В России нет нормы законодательства, которая бы давала право испрашивать у покупателя цель приобретения того или иного товара.

Фото: Fotoimedia / ТАСС

Ситуация с пищевым маком такая же, как с продажей спичек: психически здоровые люди покупают спички для хозяйственных целей, а пироманы — для поджога. Но ведь продавцов спичек не привлекают!

Дело семьи Полухиных — не единственное из громких и обсуждаемых: на протяжении последних нескольких лет тянется дело упомянутого Зелениной бизнесмена Сергея Шилова, который занимался оптовой поставкой кондитерского, или пищевого мака.

В очередной партии кондитерского мака — в партии массой 42 тонны, — было обнаружено 295 граммов морфина, что составляет 0,0007% от массы этой партии. Но по логике наркоконтроля вся эта партия является наркотиком.

Ольга Зеленина рассказывает о провалившемся эксперименте по добыче наркотика из пищевого мака:

— Интересный факт: в деле предпринимателя Шилова присутствуют три заключения экспертов Минюста России. Эксперты, производившие экспертизы, воспроизвели описанную наркоманами технологию производства якобы наркотического средства из пищевого мака с целью ответить на вопрос следователя: «Сколько наркотического средства можно произвести из одного килограмма мака?». Ответ был следующим: «Изготовление из представленных семян мака наркотических средств по методике (приводятся фамилии наркоманов) невозможно».

Потому что выделить наркотическое средство возможно только в специальных лабораторных условиях, с использованием дорогого оборудования и не менее дорогих реагентов. Что приводит к экономической нецелесообразности производства наркотического средства из пищевого мака кустарным способом.

Таким образом, заключениями экспертов независимого от ФСКН экспертного учреждения Минюста России доказано, что утверждения органов ФСКН о том, что наркоманы изготавливают из пищевого мака наркотические средства, не имеют под собой фактических оснований.

Фото: Анатолий Семехин / ТАСС

Как правительству предлагали решить проблему

Общественники уже давно требуют внести в российское законодательство ясность: как отличать мак от наркотика.

В Единой конвенции ООН «О наркотических средствах» специально оговорено, что маковой соломой являются части только одного подвида мака — мака опийного (да и то, исключая семена, в которых содержание алкалоидов ничтожно мало). В свою очередь, опийный мак является лишь одним из восьми подвидов мака снотворного (Papaver somniferum). Опийные сорта характеризуются наличием в стенках коробочки сильно разветвленной сети млечников (своеобразной «кровеносной системы» генеративной части растения). Опий получают именно из застывшего млечного сока мака. У других сортовых групп мака эта система слабо развита.

Именно об этом писала юрист, профессор НИУ ВШЭ Елена Лукьянова в своем заключении как член Общественной палаты России:

— Фактически речь идет о том, что термин «маковая солома», изложенный в международном акте, ратифицированном Российской Федерацией, и тот же термин в оспариваемом постановлении имеют разное значение. При этом определение, содержащееся в перечне (правительства. — Открытая Россия), распространяется не только на те растения семейства маковых, которые специально предназначены для получения наркотического вещества опия, но и на все его иные виды, подвиды и сортовые группы. К ним относятся и декоративные садовые многолетники, широко используемые в садово-парковых насаждениях, и дикие горные виды, и масличные сорта, специально выведенные и выращиваемые для нужд пищевой и медицинской промышленности.

В такой ситуации при желании вполне можно приравнять потребление кондитерских изделий, содержащих маковые зерна (булочек и рулетов с маком, тортов, маковых козинаков), к употреблению наркотических средств, кондитерское производство к изготовлению оных,

а торговлю маковыми семенами в садоводческих магазинах к распространению наркотиков, поскольку используемые в них маковые зерна являются частью растения мак.

Лукьянова предложила правительству России внести изменения в нормативные акты и четко прописать, что семена кондитерского (пищевого) мака не имеют никакого отношения к наркотическим средствам.

Но в ответ глава Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков организовал брифинг, на котором высказал буквально следующее:

— Маковый синдикат получил неожиданную поддержку у доктора юридических наук, профессора, члена Общественной палаты Е. А. Лукьяновой, которая опубликовала статью в МК, где была поддержана деятельность людей, которые в течении ряда лет поставляли маковую солому под видом мака кондитерского<...> Поставлена под сомнение правосудность судебных решений<...> Мы вскрыли массу каналов поставки наркотиков — под видом мака кондитерского ввозили промышленный мак. Привлеченные к уголовной ответственности лица еще более загрязняли мак маковой соломой.

Фото: Fotoimedia / ТАСС

Кто придумал сажать за мак и еще один вариант решения проблемы

Историю о том, когда ФСКН заинтересовался кондитерским маком, рассказывает руководитель программы «Новая наркополитика» Института прав человека Лев Левинсон:

— Проблемы пищевого мака не существовало на протяжении десятилетий, потому что изначально, когда прорабатывались международные позиции по антинаркотической деятельности, принимали Конвенции ООН 1961 года и последующие документы, в которых было обозначено, что семена мака не являются наркотически активными частями этого растения, и пищевой мак никогда не рассматривался как вещество контролируемое. В то же время нормативы и ГОСТы Советского Союза и, в последующем, России, действовавшие до 2007 года, устанавливали допустимый процент органических и неорганических примесей в маке пищевом — он составлял до 3%. Среди этих допустимых примесей могли быть и наркотически активные микрочастицы маковой соломы.

Тема с пищевым маком родилась в наркоконтроле, когда они решили использовать позицию «маковая солома» из перечня наркотических средств. Согласно определению, маковая солома — скошенные стебли, листья, коробочки растения мак опийный, за исключением семян, как написано в Конвенции ООН.

ФСКН, отцепив последнюю часть и используя разрешенное конвенцией право страны расширять перечень наркотических средств, расширила это понятие. В России пищевой мак, если в нем обнаруживаются следы наркотически активных веществ или любой процент маковой соломы, считается наркотическим.

Это изобретение наркоконтроля стало причиной многих известных дел в России, возбужденных на предпринимателей и не только.

Многочисленные попытки со всех сторон — со стороны Совета по правам человека при президенте, Общественной палаты, Ассоциации предпринимателей, правозащитных организаций — убедить правительство в том, что необходимо установить пусть самый жесткий, но количественный критерий максимально допустимого научно обоснованного количества примесей, в том числе наркотически активных, — разбиваются о железобетонную позицию ФСКН, что все в России урегулировано.

Фото: Zinaida Mamchenkova / Flickr

ФСКН действительно есть что терять. Благодаря кондитерскому маку ведомство делает себе упомянутую Левинсоном статистику. А красивая статистика позволяет оправдывать содержание армии сотрудников. И, видимо, наркоконтролю это удается, так как оптимистичные слухи о расформировании ФСКН с 1 марта 2015 года, судя по всему, так и останутся слухами.

Пока в государственный приоритет не входит определение наркотиков — с тем, чтобы адекватно бороться с их распространением. И подобные маковые дела могут коснуться не только предпринимателей, таких как семья Полухиных или Шилов: российское законодательство позволяет привлекать и садоводов, и селекционеров. Распространено мнение, что количество дел, заведенных в России в связи с пищевым маком, исчисляется десятками тысяч. Это сложно проверить, так как отсутствует открытая статистика. Эксперты уверены в том, что против предпринимателей, торгующих кондитерским маком, таких дел можно насчитать более ста.

Лев Левинсон предлагает альтернативу упорядочиванию наркотического и пищевого мака:

— У нас по-хитрому написали в перечне наркосодержащих растений — «мак опийный и любые другие сорта мака, содержащие наркотические вещества». Опять-таки количественный показатель содержания наркотических веществ может быть любой. Поэтому любой декоративный мак или масличный мак, который является сельскохозяйственной культурой во многих странах, запрещен. На те садовые участки, где еще растет мак, просто не дотянулись руки наркоконтроля. В отношении садоводов тоже много искусственно возбужденных дел.

Приговор, который был вынесен Полухиным в Воронеже, вызывает острую потребность требовать от президента и правительства полного запрета оборота пищевого кондитерского мака. Потому что

если разумные предложения по установлению критериев очистки мака не принимаются, то пусть, как в Таджикистане, мак вообще будет запрещен.

Мак — это не хлеб, не вода, не молоко и не картофель. Человеческая свобода важнее мака.

util