11 July 2015, 10:00

Foreign Affairs о демографическом ближайшем будущем в России

В отделении реанимации и интенсивной терапии Ивановского научно-исследовательского института материнства и детства имени В.Н. Городкова.

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Заместитель главы Американского совета по внешней политике Илан Берман в статье для Foreign Affairs описал проблемы российской демографии

На протяжении десятилетий СССР, а затем и Россия чахли от неблагоприятных трендов в демографии. Смертность значительно превышала рождаемость, ожидаемая продолжительность жизни была угнетающе мала, а социальные беды, от алкоголизма до практик проведения небезопасных абортов, были угрожающими.

Несмотря на это, за последние несколько лет демографическая картина несколько улучшилась. В 2012 году впервые со времен распада СССР рождаемость превысила смертность. Вслед за установившимся незначительным, но все же положительным приростом населения начали улучшаться и другие показатели. К 2013 году ожидаемая продолжительность жизни в России достигла исторической отметки в 71 год, а рождаемость почти сравнялась с европейскими значениями. Эти перемены были скромными, но Кремлю их хватило для того, чтобы провозгласить победу в битве с демографическим спадом, продолжавшейся десятилетия. В декабре президент Владимир Путин в обращении к чиновникам Кремля отдал дань «эффективности» российских демографических программ в изменении траектории развития страны.

Но его вывод был чрезвычайно поспешным. Это говорится в исследовании, проведенном в 2015 году сотрудниками РАНХиГС. В докладе упоминаются некоторые улучшения в нынешнем состоянии российской демографии, к примеру, увеличение коэффициента рождаемости в расчете на одну женщину с 1,3 в 2006 году до 1,7 в 2012-м. Но исследователи настаивают на том, что долгосрочные российские демографические перспективы — сугубо негативные. «Несмотря на нынешнюю позитивную динамику, возможность демографического кризиса не исчезла», — отмечается в докладе.

И вправду, возможности для дальнейшего роста населения теряются с огромной скоростью. Согласно подсчету РАНХиГС, в течение десяти лет численность российских женщин в возрасте от 20 до 29 лет сократится почти на 50%. Соответствующее снижение рождаемости, особенно вкупе с уровнем смертности (Россия находится на 22-м месте в мире по этому показателю), очевидно, приведет к долгосрочному демографическому спаду.

В случае если Россия не примет мер по решению этой проблемы, население страны к 2050 году может сократиться до 113 миллионов, то есть на 20% по сравнению с нынешними 144 миллионами. РАНХиГС отмечает, что при худшем сценарии число россиян к середине века снизится до 100 миллионов. Экономический эффект такого изменения будет колоссальным: численность работоспособного населения сократится на 26 миллионов, что скажется на конкурентоспособности страны и уровне жизни. Но надежда все же есть: по словам ученых, если Москва примет меры по снижению уровня смертности и повысит рождаемость, то численность населения может достичь к 2040 году 155 миллионов.

Акция протеста московских медработников против реформ здравоохранения, которые предполагают сокращения рабочих мест, 2 ноября 2014 год.

Фото: Виталий Рагулин

Другими словами, России предстоит сделать выбор, последствия которого сильно отразятся на социальной и экономической ситуации в стране. Если в ближайшее время произойдут положительные сдвиги в здравоохранении, будут введены налоговые льготы для семей и приняты меры по предотвращению массовой эмиграции, то сокращения населения можно будет избежать, а то и добиться роста. Возможности для таких изменений пропадут через 10 лет, и тогда социальные и экономические последствия бездействия государства будут катастрофичны.

За последние полтора года отношения России с Западом значительно ухудшились, экономика страны сильно пострадала от западных санкций и падения цены на нефть, Москва встает во все более боевую стойку. Согласно расследованию Bloomberg, в России сейчас бум роста военных расходов. Многие статьи, расходы по которым увеличиваются, находятся в «черном бюджете»: траты согласует лично Путин, публично их не разглашают, объясняя это некими соображениями национальной безопасности. «Черный бюджет» за последние пять лет увеличился вдвое, до 60 миллиардов долларов. В дальнейшем он будет только расти. По данным исследования, во времена прихода Путина к власти 15 лет назад расходы на оборону и безопасность составляли 20% бюджета, сейчас они достигли 34%. Этот показатель почти вдвое выше американского.

Все это приводит к тому, что на серьезные инвестиции в социальную сферу, которых требует российская система здравоохранения, средств уже не остается. Социальный сектор страны слаб: траты на здравоохранение в процентах от ВВП неуклонно сокращались с 2009 года, и такие вопросы, как образование, здравоохранение и наука, едва ли кажутся важными.

В сентябре 2012 года заместитель министра экономического развития Андрей Клепач признал, что бюджетные приоритеты исключают возможность проведения реформ в этих сферах. Сегодня, когда в результате украинского конфликта страна находится в еще более ненадежном состоянии, вероятность проведения реформ еще меньше.

Эта ошибка может оказаться опасной. До тех пор, пока Москва не станет серьезно относиться к вопросу здравоохранения, причем не сделает это в кратчайшие сроки, нынешний рост численности населения обречен на то, чтобы стать кратковременным, и тогда будущее окажется вдвойне неблагоприятным.

Оригинал статьи: Илан Берман, «Московский провал рождаемости?», Foreign Affairs, 8 июля

util