20 Июля 2015, 16:43

The New York Times: «Запад не должен дожидаться смены режима в России»

Фото: Angelo Cavalli / AFP

Бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев в статье для The New York Times рассуждает о том, что Россию ждет неизбежная смена режима, но Западу следует не рассчитывать на это, а начинать действовать уже сейчас

Президент Владимир Путин в ответе на вопрос о российской интервенции в Украине, который ему задали в прошлом месяце на Петербургском международном экономическом форуме, резко высказался по отношению к Америке и Европе. «Они подтолкнули нас к черте, отступить за которую мы не можем», — сказал он.

Это было больше, чем просто игра в политическое перекладывание ответственности. Его ответ одновременно раскрыл как согласованную антизападную стратегию, в которой Запад предстает врагом, так и политику балансирования на грани войны. Скрытое сообщение заключалось в том, что, действия Запада в манере, которая не нравится Кремлю, могут подтолкнуть к критическому ответу, вероятно, даже ядерному.

В апреле директор научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе имени Кеннеди Грэм Эллисон и президент Центра национальных интересов Дмитрий Саймс предупредили о возрастающем риске ядерной войны. Но они предложили противоречивое объяснение. «В 1991 году, когда распался Советский Союз, Россия оказалась на коленях. Но с того момента, как в 1999 году Владимир Путин пришел к власти, он добивался того, чтобы Россия вновь ощущала себя мощной силой», — писали они.

Эти два направления кремлевского нарратива — восстановление с одной стороны и окружение с другой — были созданы для того, чтобы обратиться к русскому народу и оправдаться за 15 лет авторитарного правления. Но оба этих направления подозрительны. В начале 1990-х россияне восстали против советского авторитаризма. Первый — и последний — всенародно и законно избранный президент Борис Ельцин имел мандат на следование курсу национальных интересов, выраженному в попытке догнать развитый, демократический Запад.

Нынешняя ситуация на Украине после народного восстания против коррумпированного и авторитарного режима напоминает тогдашнюю Россию. Насколько болезненным ни был путь к свободе, было бы странно говорить, что люди, следующие этим путем, находятся «на коленях». Была ли Америка на коленях во времена правления короля Георга III, когда находилась в преддверии войны за независимость?

С середины 90-х, к сожалению для России, олигархическая бюрократия монополизировала экспорт нефти и газа и тратила прибыль на предметы роскоши и дома на Западе. Основная же часть населения оставалась в плену у аппарата государственной безопасности и пропаганды, действовавшего в стиле КГБ.

Тяжело болевший Ельцин допустил эту регрессию. Но Путин ее возглавил. На протяжении 10 лет повышающаяся цена на нефть обеспечивала бурный рост и позволяла скрывать неотъемлемые недостатки режима. На самом деле российское государство попросту не может сочетаться с реформами, необходимыми для стабильного экономического развития, которое требует либерализации и конкурентоспособности.

Когда золотой дождь из нефтедолларов прекратился, реальность снова подтвердила саму себя. Сегодня, когда нация действительно находится на коленях — перед лидером, которого нельзя сменить, — в заложниках у капризной цены на нефть и прожорливого оборонно-промышленного комплекса. Братоубийственная война на Украине, наглость лидера Чечни Рамзана Кадырова, восстановленная изоляция от Запада и зависимость Кремля от Китая как последнего возможного инвестора бьют по национальной гордости и безопасности.

На том же форуме, где Путин говорил о последнем рубеже обороны, его друг, бывший министр финансов Алексей Кудрин предложил перенести президентские выборы для проведения столь необходимых экономических реформ. Этот голос правящей элиты — лишь эхо расхождений во взглядах внутри нее. Рано или поздно экономические трудности пробудят и народ.

Только в этом году реальный располагаемый доход россиян снизился на 3% (6,4% за год). В апреле объем экспорта, жизненно важного для обеспечения иностранной валютой, за последние 12 месяцев упал на 33,9%, импорта — на 40,8%. Прогноз очень плохой.

Как и их советские предшественники, деятели Кремля видят угрозу в примере демократического Запада, и особенно США. Но вместо того, чтобы в коммунистическом стиле проповедовать свое превосходство, большинство понимает, что в долгосрочной перспективе режим не будет конкурентоспособным. Тем не менее олигархи цепляются за власть так долго, как только могут, путем запугивания и дезинформации, и пытаются подорвать западные нормы, начиная от прав человека и заканчивая прозрачностью бизнеса и международным правом.

Вице-президент США Джо Байден справедливо заметил, что конфликт на Украине — это тест для Запада. Если Запад провалит этот тест, он фактически будет стимулировать дальнейшую агрессию как на Украине, так и в других местах. Медленная, ничтожная реакция на захват Россией Крыма как со стороны Киева, так и со стороны Запада, способствовала интервенции на востоке Украины.

В сегодняшней политической культуре России если кто-то покажет слабость, то он сам становится одной лишь слабостью и, соответственно, добычей, писала Юлия Иоффе в марте для Washington Post. Ситуация может даже прийти к ядерному шантажу, намеки на который уже появились. Экономические санкции достигли своей цели и показали неэффективность режима.

Твердость Запада в защите суверенитета Украины и восстановления ее территориальной целостности является необходимым условием не только обуздания агрессивных импульсов Кремля, но и вовлечения России в конструктивный диалог по широкому спектру вопросов. Это может быть распространено на области контроля над вооружением и укрепления уверенности в себе для снижения риска войны. Разумеется, любые переговоры должны начаться с позиции недопущения ядерных угроз как контрпродуктивных.

Смена режима в России неизбежна; возможно, она уже надвигается. Но Западу не стоит рассчитывать на подобную возможность и тем более делать ее целью своей политики. Российский народ снова поднимется с колен, но путь к устойчивой демократии и стабильной экономики будет нелегким. Запад должен быть готов помочь в этом.

Что сейчас нужно делать западным демократиям для России и самих себя, так это доказать, что они будут защищать свои ценности и международное право.

Оригинал Статьи: Андрей Козырев, «Приближающася смена режима в России», The New York Times, 20 июля

util