22 July 2015, 12:58

Геннадий Кравцов, обвиняемый в госизмене: «Не будет в нашем государстве благополучия, если нельзя в нем удержать специалиста, кроме как тюрьмой»

Геннадий Кравцов. Фото: личный архив

В Мосгорсуде начались предварительные слушания по делу об госизмене. На скамье подсудимых — радиоинженер, бывший сотрудник ГРУ Геннадий Кравцов. По версии обвинения, он передал секретные сведения в Швецию, когда в поиска работы послал туда свое резюме

Адвокаты Кравцова будут просить суд исключить из дела ряд ключевых доказательств, поскольку считают, что они были получены с нарушением закона. Например, домашний компьютер, с которого Кравцов направил свое резюме, был изъят сотрудниками ФСБ в его квартире без судебного разрешения, что было нарушением конституционного права на неприкосновенность жилища.

Жена Кравцова Алла в марте 2015 года в интервью Открытой России рассказала, что ее мужа больше года держат в СИЗО «Лефортово» и обвиняют в госизмене за то, что он во время поиска работы отправил резюме в Швецию. По словам Аллы, первым адвокатом ее мужа был Андрей Стебенев (тот самый Стебенев, которого лишили адвокатского статуса после его участия в деле Светланы Давыдовой — многодетной матери, которую также обвиняли в госизмене. — Открытая Россия): в присутствии Стебенева под давлением следствия Кравцов рассказал, что посылал резюме за границу; к тому моменту он уже несколько лет не работал в ГРУ и не представлял себе, что в его действиях возможно усмотреть криминал; адрес шведской организации он нашел в интернете. Обвинение квалифицирует поступок Кравцова как «государственную измену».

Сценарий госизмены

Геннадий Кравцов от адвоката Стебенева отказался, а также отказался от признательных показаний, и теперь его защищают адвокаты Иван Павлов и Евгений Смирнов.

Дело Геннадия Кравцова — одно из десятков дел о госизмене, которые в последнее время возбуждает Следственное управление ФСБ России. Так, по информации СМИ, только с января 2014 года по март 2015 года по обвинению в госизмене было арестовано больше десяти человек.

Адвокат Иван Павлов рассказал Открытой России, по какому сценарию развиваются подобные дела: «Во всех делах о госизмене, в которых я выступал защитником обвиняемого, наблюдаю одну и ту же странность. В момент задержания и первого допроса обвиняемого участвует государственный адвокат (защитник по назначению), который, как рояль в кустах, уже ждет своего подзащитного в кабинете у следователя. Причем часто я встречаю одни и те же фамилии адвокатов. Не понимаю, почему, но всякий раз на первом допросе их подзащитные дают объемные признательные показания. Сознаются даже в том, чего никогда не совершали. Брутальный характер сценария происходящего с задержанным не предполагает, что следователь будет заботиться о его правах. Как правило, все развивается по одной и той же схеме: обыск по месту жительства — задержание и доставление в кабинет к следователю — допрос — доставление в суд — арест — предъявление обвинения, затем опять допрос (чтобы закрепить признание). На все про все — несколько дней. За этот период человек не успевает опомниться и понять, что с ним происходит, а в отношении него уже избрана мера пресечения, и ближайшие два месяца он должен провести в СИЗО. Мне непонятно, почему адвокат по назначению при первой встрече с подзащитным не может убедить его отказаться от дачи показаний, по крайней мере, пока он не осознает, в какую историю попал, и не пригласит себе адвоката по своему выбору или выбранного родственниками».

Без гостайны

Дело Геннадия Кравцова — секретное, поэтому и процесс будет проходить в закрытом режиме. По мнению защиты, в письме, которое Кравцов послал в Швецию, «не содержалось гостайны», сказал адвокат Павлов:

— Следствие продолжалось более года, хотя, на мой взгляд, никакой особой сложности оно не представляет. В отделе полиции дела такой сложности расследовались бы максимум полгода. Следователь отклонил все наши ходатайства, не дал нам ознакомиться с секретными нормативными актами, в нарушении которых обвиняется Кравцов, а также запретил копировать даже несекретные документы, имеющиеся в материалах дела. Но несмотря на это мы выходим в суд не с пустыми руками. Мы готовы к защите по процессуальным вопросам и по существу обвинения.

Геннадий Кравцов вину не признает и вместе с адвокатами будет отстаивать в суде свою невиновность.

Алла Кравцова. Кадр: видео RFE/RL

Абсурдистская библейская притча

«Гена пишет мне из тюрьмы письма и поддерживает меня, как будто ему там, за решеткой, лучше, чем мне на воле», — рассказывает его жена.

«Я не унываю, тем более, когда я вижу сейчас такую поддержку от тебя, и от друзей, и от Бога, — пишет Кравцов жене из СИЗО ’’Лефортово’’. — Комиссию экспертов по оценке в моем письме наличия гостайны собрали из моих бывших сослуживцев — по принципу, кто хуже ко мне относится, видимо, проведя с ними предварительные беседы. Насолил я когда-то некоторым своей работой, — помог им мимоходом, когда находил что-то на их участках ответственности. Но воспринималось это, как будто я уличал их в нерадивости и в безделье, хотя я ни в коем случае не выражал ни превосходства, ни снисхождения, не поучал, не укорял. Теперь они меня судят.

Свою историю вижу как вопиющий абсурд, одновременно — как красивую библейскую притчу. Только бы закончилась она торжеством Божьего промысла и мудрым уроком, прежде всего для нечестивых.

Не будет в нашем государстве благополучия, если нельзя в нем удержать специалиста, кроме как тюрьмой. А главное, что никто не хочет разбираться в причинах такого положения».

Геннадию Кравцову по статье 275 УК ("госизмена) грозит до 20 лет лишения свободы.

util