26 Июля 2015, 10:00

The Guardian о дознании по делу Литвиненко: секретный свидетель обличает Дмитрия Ковтуна

Дмитрий Ковтун на пресс-конференции, посвященной делу о смерти Александра Литвиненко, 8 апреля 2015 года. Фото: Павел Головкин / AP

Корреспондент газеты The Guardian Люк Хардинг рассказывает о новом повороте в дознании по делу Литвиненко — показаниях засекреченного свидетеля из Гамбурга

На публичном дознании по делу об отравлении полонием Александра Литвиненко оглашено впечатляющее свидетельство приятеля одного из предполагаемых убийц — Дмитрия Ковтуна. Как сообщил свидетель, Ковтун говорил ему, что собирается заманить Литвиненко на интервью, чтобы «прикончить его».

Свидетель, известный как D3, встречался с Ковтуном в Гамбурге 30 октября 2006 года. Через два дня Литвиненко встретился с Ковтуном и другим россиянином — Андреем Луговым — в лондонском отеле Millennium. Обоих обвиняют в том, что они отравили Литвиненко, добавив полоний-210 в его зеленый чай.

Согласно показаниям D3, оглашенным на публичном дознании в пятницу, Ковтун рассказал ему о своей роли в заговоре с целью убийства, когда они прогуливались по улице после обеда в гамбургском ресторане. D3 и Ковтун дружили с конца 1990-х, когда работали официантами в Il Porto — итальянском ресторане в портовом районе Гамбурга.

D3 сообщил германской полиции, что в какой-то момент ни с того ни с сего Ковтун заговорил о Литвиненко и казал ему: «Литвиненко — предатель. У него руки в крови. Он проворачивает какие-то дела с чеченцами». Кроме того, Ковтун назвал Литвиненко свиньей. Он рассказал D3, что у него есть «очень дорогой яд» и что ему нужен повар, который отравит еду и напитки Литвиненко.

Свидетель, чьи показания были оглашены на заключительной стадии дознания в пятницу, сказал, что он знаком с поваром, обозначенным как С2, который работал с ними в Il Porto, а затем переехал в Лондон. D3 отметил, что С2 женат, и в шутку предположил, что проще было бы застрелить Литвиненко.

Ковтун на это якобы ответил: «Это должно послужить примером».

Ковтун также рассказывал, что у Литвиненко хорошая охрана и что его замыслом было «выманить его на интервью» в Лондоне, чтобы отравить. По его словам, яд стоил «невероятно большую сумму» денег. Согласно показаниям D3, Ковтун намекнул, что получит хорошее вознаграждение за эту миссию, и сказал, что «скоро у него будет собственная квартира в Москве».

D3 сказал, что история Ковтуна показалась ему «безумной». Он предложил Ковтуну вместо этого попытаться найти работу. После этого они снова встретились; с ними был еще один приятель, обозначенный как D5, которого они встречали раньше в гамбургском казино.


Трехмерная графика, на которой лондонская полиция изобразила уровни заражения полонием в чайнике. Низший уровень — зеленый, высший — фиолетовый. Источник: litvinenkoinquiry.org

На вопрос германской полиции о том, могли ли слова Ковтуна быть шуткой, D3 ответил: «Он говорил в своей обычной манере. Это выглядело как одна из его попыток что-то сделать. Я не принял это всерьез». Через две недели D3 прочитал в немецких газетах об убийстве Литвиненко и о том, что Ковтуна подозревают.

После разговора и перед вылетом в Лондон Ковтун переночевал в квартире D3 в Гамбурге. Кровать, в которой спал Ковтун, оказалась сильно загрязнена полонием, так же, как и дом его бывшей жены, где он также останавливался.

После убийства D3, обнаружив, что замешан в громком международном преступлении, сильно испугался. Он не рассказал о разговоре с Ковтуном германской полиции, обнаружившей значительный уровень радиации в его гамбургской квартире. «Я надеялся, что полиция раскроет это дело сама», — сказал он.

Однако на втором допросе D3 рассказал детективам о том, что открыл ему Ковтун. На вопрос о том, почему он сделал этого с таким опозданием, свидетель ответил: «Это ужасное чувство стало таким сильным. Мне нужно было сбросить с себя этот груз. Я больше не мог».

«Я проклинаю его [Ковтуна] каждый день, — сказал D3, — из-за всей этой истории, из-за этого разговора и других людей, которые, возможно, получили дозу радиации, и, может быть, еще и из-за матраца [на котором были найдены следы полония]». После этой истории он стал неуверенным и раздражительным, добавил он.

D3 рассказал, что после убийства Ковтун звонил ему из Москвы и настаивал, что он невиновен и подставлен кем-то другим. D3 грубо обругал Ковтуна за то, что тот втянул в эту ужасную историю свою бывшую жену Марину и ребенка, и добавил, что, если он действительно невиновен, то ему не о чем беспокоиться.

Германская полиция поначалу не поверила показаниям D3. Как было сказано на дознании, полиция сочла их противоречивыми. Однако британский полицейский инспектор Крейг Масколл засвидетельствовал, что расследование Скотленд-ярда в 2010 году подтвердило их правдивость. Как указал Масколл, логи телефонных разговоров подтвердили показания D3.

Через несколько часов после прибытия в Лондон Ковтун с мобильного телефона Лугового позвонил С2, повару, которого он пытался найти, когда был в Гамбурге. С2 был занят. Предположительно Ковтун и Луговой сами добавили полоний в чайник Литвиненко.

Оригинал статьи: Люк Хардинг, «Дознание по делу Литвиненко: Ковтун планировал его убийство», The Guardian, 24 июля

util