3 August 2015, 13:56

«Сенцова раздражала символика СССР, в том числе памятники архитектуры». О чем будут говорить секретные свидетели обвинения

Олег Сенцов. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

В Ростове-на-Дону продолжаются слушания по делу украинского режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко. Свои доказательства вот уже вторую неделю представляет сторона обвинения

Сегодня во второй половине дня должны выступить «секретные свидетели», и, вероятно, публику попросят на время покинуть зал судебного заседания. И процесс пройдет в закрытом режиме.

Открытой России удалось познакомиться с фрагментами показаний трех секретных свидетелей обвинения.

Предлагаем читателя найти отличия в двух показаниях: свидетельницы Смирницкой А.В. (это псевдоним), и свидетельницы Команской А.В. Предупреждаю: хотя местами совпадают даже грамматические ошибки, кое-какие отличия есть (!)

«Постоянно призывал переходить к активным мероприятиям...»

Смирницкая А.В. (псевдоним): «... после референдума о вхождении Республике Крым в состав Российской Федерации, состоявшегося в Республике Крым 16 марта 2014 года, в г. Симферополе под руководством Сенцова О.Г. начались периодически организовываться встречи лиц, разделяющих идеи о том, что Республике Крым надлежало выйти из состава Российской Федерации и свое развитие продолжать лишь в составе Украины.

На данных собраниях Сенцов О.Г. постоянно призывал переходить к активным мероприятиям, используя все возможности для оказания давления на органы власти Российской Федерации в целях принятия ими решения о выходе Республики Крым из ее состава. Сенцов О.Г. в своих выступлениях рассказывал, что ранее являлся руководителем движения „автомайдан“, действовавшем в г. Киеве во время противостояния с властью Украины. Примерно в начале апреля 2014 года, точнее 10-11 числа, на встрече противников вступления Республики Крым в состав Российской Федерации, проходившей около моста, расположенного на проспекте Кирова г. Симферополя неподалеку от клуба „Фрегат“, Сенцов О.Г. заявил о необходимости совершения взрыва памятника В.И. Ленина.

Организовать и исполнить данный взрыв вызвался Чирний А.В., который о подробностях его проведения уже общался с Сенцовым О.Г. лично в отсутствие свидетелей.

На указанной встрече присутствовало около 10 человек, из которых Смирницкой А.В. было известно несколько, а именно: Афанасьев Геннадий, Чирний Алексей, Асанов Энвер, парень по прозвищу „Лекан“.

В дальнейшем, в ходе общения с Афанасьевым Г. сделала вывод о том, что им, а также рядом лиц под руководством Сенцова О.Г., готовится какая-то противоправная акция на территории г. Симферополя, а также о том, что ими в апреле 2014 года были осуществлены поджоги офисов „Русской общины Крыма“ и „Партии регионов“».

«Было бы неплохо совершить взрыв...»

Команская А.И: « ... после референдума о вхождении Республике Крым в состав Российской Федерации, состоявшегося в Республике Крым 16 марта 2014 года, в г. Симферополе под руководством Сенцова О.Г. начались периодически организовываться встречи лиц, разделяющих идеи о том, что Республике Крым надлежало выйти из состава Российской Федерации и свое развитие продолжать в составе Украины. На данных собраниях Сенцов О.Г. постоянно призывал переходить к активным мероприятиям, используя все возможности для оказания давления на органы власти Российской Федерации в целях принятия ими решения о выходе Республики Крым из ее состава.

Под активными мероприятиями Сенцов О.Г. имел в виду проведения ряда диверсий, направленных против Российской Федерации. Сенцов О.Г. в своих выступлениях рассказывал, что ранее являлся руководителем движения «автомайдан», действовавшем в г. Киеве во время противостояния с властью Украины.

Примерно в начале апреля 2014 года, точнее 10-11 числа, на встрече противников вступления Республики Крым в состав Российской Федерации, проходившей около моста, расположенного на проспекте Кирова г. Симферополя неподалеку от клуба «Фрегат» <...>

Сенцов О.Г. заявил, что было бы неплохо совершить взрыв памятника В.И. Ленину, расположенного по адресу: г. Симферополь, ул. Гагарина.

Сенцова О.Г. очень сильно раздражала символика СССР, в том числе памятники архитектуры. На указанной встрече присутствовало около 10 человек, из которых Смирницкой А.В. было известно несколько, а именно: Афанасьев Геннадий, Лоссовский Влад, Ангелина Корзникова, и парень по прозвищу «Лекан»«.

Секретные свидетели под псевдонимами

Третий «секретный свидетель», который должен выступать в суде в «закрытом» режиме, — это Иванов И. И. (псевдоним), он сотрудник службы по защите конституционного строя и борьбы с терроризмом УФСБ России по Республике Крым и городу Севастополю. Иванов будет рассказывать суду об обстоятельствах связанных с Александром Пироговым, который обратился в ФСБ с сообщением о том, что Алексей Чирний попросил его изготовить СВУ для взрывов в Крыму. ФСБ снабдило Пирогова видео записывающей аппаратурой, и все дальнейшие свои контакты Пирогов снимал на кино. Пирогов никогда не видел ни Сенцова, ни Кольченко, но благодаря его помощи ФСБ удалось задержать Алексея Чирния с поличным.

Из показаний Иванова И.И. (псевдоним): " ... 17 апреля 2014 года в Управление ФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю обратился гражданин Пирогов А.П. с заявлением о том, что ему известно о готовящемся преступлении в г. Симферополе с использованием самодельного взрывного устройства (далее — СВУ).

Еще один свидетель — под псевдонимом Кириллов К.К.

Он будет рассказывать о Степане Васильевиче Цириле, которого следствие считает членом «Правого сектора». По версии обвинения, Геннадий Афанасьев передал Алексею Чирнию контакты Степана Цириля (а именно скайп), для того, чтобы Чирний мог связаться с ним, а Цириль, находящийся в Киеве , должен был проконсультировать его по поводу изготовления исполнительного механизма для МСВН (самодельное взрывное устройство).

О том, что Олег Сенцов «однажды встречался с представителем „Правого сектора“ по имени Степан», на следствии говорил только Геннадий Афанасьев. Напомню, что этот ключевой свидетель, который, по данным следствия, якобы передал адрес скайпа Цириля Алексею Чирнию, в прошлую пятницу, 31 июля, отказался от своих прежних показаний, заявив, что давал эти показания под давлением следствия.

Из показаний Кириллова К.К: «... примерно с начала 2009 года он начал активно общаться с Цирилем С.В., который на тот момент работал в Клинике медицинского университета им. Георгиевского в г. Симферополе.

Общение с ним началось с того, что они не сошлись в обсуждении вопросов развития Украины. Цириль С.В. считал, что единственным путем развития страны является пропаганда идей национализма и превосходства украинской нации.

При этом основным врагом данного развития он (Цириль С.В.) называл Россию. В дальнейшем Кирилловым К.К. было замечено, что Цириль С.В. занимается распространением литературы националистической тематики, в том числе периодических изданий украинского националистического движения «Правый сектор».

В общении Цириль С.В. часто рассказывал о своей близкой связи с лидером организации «Правый сектор» Ярошем Д.А., а так же о том, что им была пройдена военная подготовка в каких-то военных подразделениях, расположенных на территории Польши.

В начале 2014 года Цириль С.В. начал активно позиционировать себя как представитель организации «Правый сектор» на территории Республики Крым, поддерживающий и пропагандировавший радикальные методы ведения борьбы за выход Республики Крым из состава России.

При этом в ходе общения он пояснял, что осуществляет координацию деятельности всех групп, созданных на территории Республики Крым по указанию руководства организации «Правый сектор», целью которых является дестабилизация деятельности органов власти Республики Крым. Также Цириль С.В. выражал особое удовлетворение от того, что ему удалось выстроить свою работу так, что его лично знало ограниченное количество лиц, а остальные участники данных групп знали его под различными вымышленными именами и лично никогда не видели.

Примерно в середине марта 2014 года Цириль С.В. принял решение переехать вместе со своей семьей на Украину, так как боялся быть задержанным правоохранительными органами за осуществление своей деятельности.

В середине апреля 2014 года Цириль С.В. на некоторое время прибыл в г. Симферополь, однако с какой целью им было это сделано, не известно.

В период с мая 2014 года по настоящее время Цирилем С.В. в общении с сотрудниками медицинского университета выражалось крайнее недовольство тем фактом, что координируемые им лица в г. Симферополе начали пропадать и переставали отвечать на его звонки, при этом он высказывал планы о продолжении осуществления противоправной деятельности на территории Республики Крым, так как у него в Крыму продолжают проживать лица, разделяющие идеи организации «Правый сектор» и желающие радикальными методами добиться принятия решения органами власти Российской Федерации о выходе Республике Крым из состава России.

Я зануда, поэтому в очередной раз спрашиваю следователя майора юстиции, Бурдина А.А., гособвинителя прокурора Олега Ткаченко и других заинтересованных лиц: «При чем здесь Олег Сенцов и Александр Кольченко?»

Дело разваливается быстрее, чем идет процесс

Наблюдая за тем, как идет процесс по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону с каждым днем создается впечатление, что дело разваливается прямо на глазах.

Суд «гонит» рассмотрение дела. Предполагается, что за эту неделю обвинение представит всех своих свидетелей. Передаст эстафету защите Сенцова и Кольченко. Потом, вероятно, показания дадут Александр Кольченко и Олег Сенцов. Дальше — прения, дополнения сторон, последнее слово обвиняемых и, страшно сказать, приговор.

Есть ощущение, что на этом процессе должно случится чудо и судьи, если они внимательно следят за процессом, должны задуматься: стоит ли брать грех на душу и осуждать заведомо невиновных на огромные сроки, если даже у ключевых свидетелей обвинения просыпается совесть и они рискуя серьезными проблемами (Геннадий Афанасьев, отказавшись от прежних показаний, по сути, разрушил сделку с правосудием, по которой он получил минимальный срок по тому обвинению, которое ему вменяли — 7 лет лишения свободы).

Чем рискуют судьи, которые рассматривают дело Сенцова, если они будут поступать в данном случае, по закону, по совести и по «внутреннему убеждению» (так записано в законе), а не в соответствии с политической конъюнктурой момента?

util