9 Августа 2015, 10:00

Foreign Policy: «Энергетическая дипломатия Путина встречает холодный прием»

Строительство газопровода «Северный поток» в Ленинградской области, 2012 год. Фото: Александр Чиженок / Интерпресс / ТАСС

Обозреватель журнала Foreign Policy — о туманных перспективах масштабных российских газовых проектов

Президент России Владимир Путин пытается найти точку опоры в Азии в надежде, что гигантские запасы природного газа в его стране позволят создать прочные отношения с Китаем и меньше зависеть от придирчивых европейских соседей. К несчастью для российского авторитарного лидера, ситуация складывается не в его пользу.

В прошедшем году Путин подписал масштабный газовый контракт на 400 млрд. долларов и соглашение о стратегическом партнерстве с Пекином. Россия рассчитывала также построить второй газопровод из Сибири в Китай, чтобы стравить европейских и азиатских потребителей энергии. Кроме того, Путин сделал крупную ставку в своей игре с Европой: когда Евросоюз заблокировал сорокамиллиардный проект газопровода «Южный поток» через Черное море, он попросту придумал новый маршрут через Турцию. Это мог бы быть ключевой момент, который позволил бы ему отказаться от газового транзита через создающую проблемы Украину, установить полный контроль над экспортом энергоносителей в Европу и щедро отплатить друзьям и союзникам. Так, когда Греция этим летом пришла на поклон к Москве, Путин пообещал вложить 2 млрд. долларов в строительство ответвления от «Турецкого потока», таким образом укрепив связи с левым правительством Греции.

Но повсюду, от Анкары до Алтая, реализация мечты Путина о новых газопроводах сталкивается с проблемами. Китай пришел к выводу, что он не нуждается в таком количестве энергии, и охладел к второму газовому контракту. Турция и Россия никак не могут прийти к соглашению по «Турецкому потоку» и отложили переговоры до осени. Другие российские амбициозные проекты — от терминалов сжиженного газа на Дальнем Востоке до транскорейского газопровода — зашли в тупик. Тем временем Россия продолжает предлагать все новые и новые крупные энергетические проекты. И, эффектно развернувшись на 180 градусов, Россия внезапно решила, что не может отказаться от транзита через Украину и еще на протяжении десятилетий будет качать газ в Европу через территорию своего ненадежного соседа.

«Энергетическая стратегия Путина в упадке. Похоже, ничто не работает — ни „Потоки“, ни обход Украины, ни Китай», — сказал консультант по энергетике, бывший посол Болгарии в России Илиян Василев.

Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, Владимир Путин, председатель Китайской народной республики Си Цзиньпин и глава Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) Чжоу Цзипин (слева направо) во время церемонии подписания совместных документов, 2014 год. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Но даже при том, что перспектива российских проектов выглядит все менее ясной, Россия анонсирует все новые и новые. Последний из них — расширение «Северного потока», снабжающего газом Европу через Балтийское море. Но этот газопровод будет не нужен, если продолжится транзит газа через Украину или если все же реализуется турецкий проект.

«Создается впечатление, что россияне несколько не в себе. Они вываливают все эти проекты, многие из которых представляют весьма сомнительную экономическую ценность, — говорит Эд Чоу, эксперт по энергетике Центра стратегических и международных исследований, недавно опубликовавший исследование о разрастающихся российских трубопроводах. — Это из-за того, что они хотят сохранить видимость контроля в то время как на самом деле ситуация выходит из-под контроля?»

Есть много причин, по которым реализация энергетических планов России то и дело спотыкается, но прежде всего дело в том, что российские грандиозные видения сталкиваются с реальностью. За прошедший год мировые энергетические рынки изменились: спрос на нефть и природный газ довольно вялый, цены падают. Рынок, на котором полностью доминируют покупатели, — плохая новость для страны, половину бюджета которой составляют доходы от экспорта энергоносителей. МВФ на этой неделе заявил, что низкие цены на нефть и газ, а также санкции в этом году приведут к спаду российской экономики на 3,4%.

Экономическая смирительная рубашка, надетая западными санкциями на многие крупные российские компании, особенно в энергетическом секторе, перекрывает финансирование и делает реализацию амбициозных проектов еще сложнее, особенно в нереально короткие сроки, которые продолжает предлагать Россия. К тому же ей приходится бороться со всеми этими вызовами не просто в ситуации падения экономики, как и во всех странах-экспортерах энергоносителей, но еще и при постоянно меняющихся стратегических расчетах Путина.

Есть и еще печальные обстоятельства для российских энергетических компаний: подрядчики, близкие к Кремлю, могут разорить их, поставляя оборудование для проектов, даже если те не осуществятся, сказал Михаил Корчемкин, управляющий директор американской консультативной компании East European Gas Analysis. Он отметил, что в российской прессе оценивают затраты Газпрома на ненужные проекты в 40 млрд. долларов.

Изменения на энергетических рынках нанесли сильный удар по России. Новые поставщики газа из США и других мест покончили с доминированием Москвы на рынках. Американский газовый бум ослабил позиции России на европейском рынке, добавив предложение газа к и без того не испытывающей дефицита рынку.

Буровая установка в Северной Дакоте, США. Фото: Charles Rex Arbogast / AP

Американские официальные лица, включая президента Барака Обаму, госсекретаря Джона Керри и многих законодателей-республиканцев, стремятся использовать экспорт американского газа в Европу как способ ослабить позиции России. США поддерживают возможности Европы получать энергию не из России. Чиновники Госдепартамента отказываются давать комментарии на эту тему.

Другие новые поставщики энергоносителей, такие, как Австралия, нацеливаются на азиатский рынок, что дает возможным покупателям значительно более сильные позиции при торговле.

Из-за этих перемен на рынке, в особенности из-за волнового эффекта, вызванного американским газовым бумом, бывший посол Болгарии Василев ожидает, что российский газовый экспорт станет похож на нефтяной экспорт, который нельзя использовать как геополитическое оружие, поскольку рынок нефти велик и изменчив.

«Российским газом будут торговать так же, как российской нефтью, он лишится своего внешнеполитического стратегического статуса», — сказал он.

Изменение перспектив России в отношениях с Китаем, произошедшее в течение прошлого года, выглядит пугающе. В мае 2014 года, когда Москва и Пекин после десятилетних споров наконец подписали свой гигантский газовый контракт, спрос на энергию в Китае был еще велик. Экономика быстро росла, и Пекин подчеркивал, что нуждается в более чистых источниках топлива.

Но год спустя китайская экономика резко притормозила. Рост приостановился, и, что более важно, стал меняться экономический баланс. Сокращается доля энергоемкой тяжелой промышленности, растет не требующий столько топлива сектор услуг. Потребление энергии находится на самом низком уровне за текущий век. Если до замедления экономики Китай вел с Россией жесткие споры из-за цен, то сейчас он близок к тому, чтобы просто выйти из ставших ненужными проектов. В конце прошлого месяца китайские энергетические компании без громких заявлений заморозили второй сибирский газовый проект, известный как «Алтай» или «Сила Сибири-2».

Сложная обстановка на рынках также делает неясными перспективы «Турецкого потока». В декабре прошлого года, когда Путин объявил об этом проекте, он приветствовал начало «стратегического партнерства» с Турцией. Однако две стороны до сих пор не пришли к согласию по такому базовому вопросу, как цена, по которой Турция будет покупать российский газ. Российские и турецкие представители все лето делали противоречивые заявления о текущем статусе проекта.


Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: Ankar — Depo Photos / Zuma / ТАСС

К тому же, хотя две стороны могут построить газопровод небольшой мощности для снабжения внутреннего рынка Турции, сама идея о крупном российском трубопроводе, который будет снабжать газом Европу через Турцию, под вопросом. Те юридические и административные проблемы, которые погубили первоначальный российский план, известный как «Южный поток», по-прежнему в силе. Пока российские компании не будут соответствовать антимонопольному законодательству Евросоюза, российский газопровод не сможет выйти на европейскую территорию. Это затуманивает любую идею о строительстве финансируемого Россией трубопровода через Грецию, который свяжет Турцию с Европой.

Более того, у «Газпрома», российского газового гиганта, по-видимому, не хватит финансовых возможностей, чтобы реализовать все эти грандиозные проекты самостоятельно. Из-за вялого спроса в Европе — основном рынке компании — и раздоров в Украине прибыль «Газпрома» в прошлом году сократилась почти на 90%. Будь то «Турецкий поток», греческое ответвление или «Алтай» — газопровод из Западной Сибири в отдаленные провинции Китая, — эти проекты требуют больших затрат, которые не скоро окупятся. И здесь стратегические представления Путина сталкиваются с рыночной действительностью.

«Вы перекачиваете тот же самый газ, но через новую трубу, которую надо построить, чтобы достичь отдаленных рынков, — говорит Чоу. — Даже если это нужно стратегически, это не принесет вам денег — это будет стоить вам денег».

Это одна из причин, по которой Россия внезапно отказалась от намеченной ей цели к 2019 году закончить транзит газа через Украину. В течение нескольких месяцев, до начала июня, российские лидеры и представители энергетических компаний предупреждали Европу, что ей придется найти другой способ получать российский газ, поскольку Москва больше не хочет поставлять его через Киев.

Но настроения России резко изменились, когда Путин обнаружил, что страна не в состоянии спланировать, профинансировать и построить тысячи километров трубопроводов, которые заменят уже существующие, идущие через Украину. Глава «Газпрома» Алексей Миллер конце июня сказал, что вернется к переговорам с Украиной о новом транзитном контракте, когда истечет ныне действующий.

«Могу сказать, что у нас по этому вопросу есть прямое поручение президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина», — согласно сообщению Reuters, сказал Миллер.

Оригинал статьи: Кит Джонсон, «Энергетическая дипломатия Путина встречает холодный прием», Foreign Policy, 5 августа

util