14 August 2015, 21:00

Надежда Савченко о сильных женщинах в Ираке. Первый русский перевод фрагментов автобиографической книги

Фото: Karim Sahib / AFP

До 15 августа должно быть решено, какой суд рассмотрит дело Надежды Савченко — московский, ростовский или воронежский. Сейчас Савченко держат в СИЗО Новочеркасска. За время своего пребывания в российской тюрьме (больше года) украинская летчица написала автобиографию. Книга «Сильное имя Надежда» уже сдана в печать и в ближайшее время будет издана в Украине.

Выдержки из автобиографии на украинском языке уже опубликованы в фейсбуке популярного блогера Свирида Опанасовича. Мы представляем перевод фрагментов книги Савченко на русский.

Уважаемые читатели!

Простите, что не высоким Стилем написана книжка, но «из песни слов не выкинешь»...

Писала простым, разговорным языком.

Надежда Савченко


Ирак

Я не стану писать вам об Ираке как о войне. Нигде не было написано, что мы идём на войну.

Мы ехали выполнять миротворческую миссию, и по сути оно так и было, хотя потом нам всем выдали удостоверение участника боевых действий... Напишу, как я увидела Ирак.

После подготовки нас одели в камуфляж песочного цвета, выдали рюкзаки (мечта оккупанта), и каждому ещё добавили в нагрузку «полезной общественной продукции»: в мой рюкзак ещё плюс 30 кг электролита для электросварки. :)

Рюкзак был, кроме того, с меня ростом в развёрнутом варианте, и на мои 60 кг в два раза более тяжёлым — 120 кг, взвесили на таможне. Я донесла его и грузила сама. Ну, муравьи же могут, а люди чем хуже? :)

Отправляли нас с военного аэродрома в Николаеве, военным самолётом Ил-76. Я помню, что в аэропорту играла музыка в стиле кантри, и я танцевала. Нам ещё панамы выдали вместо кепок, я её загнула дальше как ковбойскую шляпу и вытанцовывала... :) Всем подняла настроение! Перелёт четыре часа. Посадка. Открывается рампа, и в самолёт ударил такой жар, как из ада! А деревья не очень от украинских отличались, как мне показалось. :) Весь воздух плавился.

Фото: Marwan Naamani / AFP

Температура была где-то +60°С. На построении ребята начали падать от изнеможения. А я как-то быстро адаптировалась. Вообще я за всю свою жизнь «поймала глюк» только раз, как раз в Ираке от жары. Ехали в бэтээрах, я была на «филине» (наблюдала за обстановкой, выглядывая из люка бэтээра). Жара была чудовищная, и от постоянного напряжения глаз мне показалось, что на меня из середины люка выпрыгивает рыжая собака. Я шарахнулась! Ударилась головой о люк бэтээра (хорошо, что была в каске) и чуть не нажала на крючок! Поняла, что надо остыть, и сказала, чтобы меня сменили. А так в целом жару и холод я переношу нормально.

Оружие, бронежилеты и каски нам выдали уже в аэропорту в Багдаде. Перед Ираком я обрила голову под ноль. Потому что понимала, что там в жару заниматься волосами будет некогда. И большинство парней так постриглись. Когда получала оружие и заговорила, называя свою фамилию, то мой женский голос не вязался с бритой головой. :) А там были украинские военные журналисты. Один спросил: «А что, в армию уже и пидарасов берут?» — он не понял, что я женщина. Ему объяснили, и журналисты тут же прибежали брать у меня интервью как у единственной женщины, которая приехала в Ирак на мужской должности... Передача до сих пор есть где-то в интернете...

Приехали мы нашу базу в город Эс-Сувайра провинции Васит. База была стандартной, американского образца, огорожена бетонными блоками и корзинами с песком, размером 400×600 м. Это была перевалочная база, а не такая большая, как в Эль-Куте, где стояла наша основная бригада. Расположилась она на месте бывшего военного городка армии Саддама Хусейна. Жили мы в уцелевших добротных казармах. В Ираке вообще из-за сухого климата всё хорошо сохраняется: и строения, и асфальтовые дороги. На дорогах выбоины только там, где падали авиабомбы, а так — целёхонькие и с дождём не сходят, как у нас со снегом... Неподалёку от базы был ещё бывший военный госпиталь, четыре этажа под землёй и четыре над ней. Его основательно раскрошили во время авианалётов на Ирак... Жаль, медицина у них была на довольно высоком уровне. <...>

Можно долго описывать нравы и обычаи Востока. Но думаю, что все образованные люди с ними немного знакомы, доступ к информации о культуре разных народов мира свободен... Поэтому попробую коротко и на фактах из своей жизни.

Это прекрасная, очень плодородная земля. Если не лениться на ней работать, то она даёт по три урожая в год! Вырастить можно почти всё! Но работать надо много! Физическая работа — это, по менталитету мусульман, дело женское! :) Поэтому в тринадцать лет они выходят замуж, а в двадцать выглядят на все сорок-пятьдесят... Женщины физически очень сильные и выносливые, а мужчины, напротив, слабые, но бьют женщин, а не наоборот...

Фото: Karim Sahib / AFP

Рядом с нашей базой жила одна семья. Женщины ходили к арыку (водоканалу) за водой с большими тазами и бочками. Как-то я подошла познакомиться с ними. Мне было можно приближаться к ним, так как я тоже женщина. Поговорили на ломаном английском, арабском и жестами. Я попробовала поднять один таз с водой. И не смогла его поднять, несмотря на то что сама не из слабых женщин! А они «через силу» ставят на голову и несут!!! Когда мы в другой раз приходили к ним в гости, мне позволялось сидеть с мужчинами за столом и курить кальян (поскольку я и не совсем-то женщина :) а всё-таки воин!), и я их мужчин клала на руку (судя по всему, имеется в виду армрестлинг, борьба на руках. — Открытая Россия). И тогда на себе оценила разницу в силе между женщиной и мужчиной Востока...

Но жизнь женщины в Ираке стоит недорого... Чтобы жениться — калым 2500 долларов. И чем моложе девочка и менее образованна (желательно, чтобы даже в школу не ходила), тем она дороже. Старше и умнее — цена сразу падает. Цена мёртвой женщины — два барана. Баран тогда стоил 70 долларов. Один раз нашим бэтээром в ДТП была сбита насмерть девочка. Командир заплатит отцу 200 долларов, и инцидент был исчерпан. Если бы сбили мальчика, то была бы кровная месть... Такова разница в цене жизни людей разных полов на Востоке.

Ирак — это невероятно красивая земля! Это маслянистая красная глина своеобразного тёплого оттенка. Природный строительный материал на каждом шагу, поэтому слепить землянку для них не проблема. Жить можно, пока не пойдут дожди. А в сезон дождей мы увязали в глине по колено, а бэтээры — на всё колесо! Растительности там не так уж и мало, особенно в руслах рек. Поэтому опасной «зелёнки», из которой по нам велись обстрелы, хватало. <...> Небо при восходе и закате солнца оранжевое и прямо горит! Днём лишь изредка облачко пролетит — небо светлое, чистое, голубое, и солнце прижигает в зените. Ночь там приходит внезапно. Светло, светло — и раз! Как будто кто-то лампочку выключил! И где-то за полчаса или сорок минут становится так темно, хоть глаз выколи. Арабы этот «прикол» своих тёмных ночей хорошо знали, поэтому продавали нам зажигалки с фонариками, и когда мы лазили по базе и включали фонарики, чтобы найти дорогу, то от этих фонариков и мигалок вверх стреляли такие световые столбы, как на лазерном шоу! О какой светомаскировке могла идти речь? Лучшей наводки «алибабам» (так там называли террористов-талибов) и не требовалось! Вот они базу и обстреливали... Потом мы поумнели. К базе привыкли, и к тёмным ночам глаза тоже адаптировались, и ходили уже без «факелов», наощупь. Дураков нет!

Окончание главы читайте здесь.

util