18 Августа 2015, 21:23

Вячеслав Телегин: Фермерам придется или резать скот, или платить налоги

Регионы не прислушались к распоряжению Дмитрия Медведева прекратить дискуссии об ограничении поголовья скота у частных лиц. Министр сельского хозяйства Оренбургской области Михаил Маслов заявил, что рассматриваемая правительством идея не будет реализована в его субъекте федерации. О том, зачем государство вообще заинтересовалось частными животноводами, рассказывает председатель Ассоциации крестьянских фермерских хозяйств России Вячеслав Телегин.

В первую очередь государственные органы всех уровней должны адаптировать правила под ведение малого бизнеса, а не ориентироваться только на животноводческие фермы, поскольку малый бизнес у нас в данном секторе производит большую часть продукции.

Проблема действительно есть. В чем она заключается? За последние десять лет государство поддерживало развитие частного сектора — освободило личные подсобные хозяйства от налогов, от отчетности по производству сельскохозяйственной продукции и оказывало небольшую, но поддержку, в частности, по субсидированию процентных ставок по кредитам.

С одной стороны, за эти десять лет многие ЛПХ выросли в высокотоварные хозяйства, которые имеют большое поголовье и производят достаточно много продукции. С другой стороны, идет следующий процесс — в связи с тем, что административное давление растет, а нормы ужесточаются, часть фермеров, в том числе занимающихся животноводством, ушли в личныехозяйства. И губернатор Ставропольского края как раз поднял вопрос — когда на подсобном хозяйстве 14500 овец, полторы тысячи голов рогатого скота, безусловно, мы пониманием, что это уже не личное подсобное хозяйство, которое работает на обеспечение продовольствием своей семьи. Это высокотоварное хозяйство.

За последние три года более 93 000 фермеров ушли в ЛПХ. С чем это связано? С тем, что большинство условий — ветеринарных, санитарных — они адаптированы под крупные животноводческие фермы. И для маленького бизнеса они непосильны. К примеру, строительство жилья должно от фермы быть не ближе 200–300 метров. А если небольшое хозяйство, например, четыре гектара? Ну это, чтобы люди представляли, 200 на 200 метров? И если посередине построил дом, то уже ферму на этом участке не построишь. А семейная ферма тем и отличается, что производство фермера и дом, где он живет, находятся рядом. Там также есть такие требования, как наличие ямы или крематория для утилизации падших животных или отходов после забоя. Для малого бизнеса это достаточно накладно и иногда невыполнимо.

Поэтому мы и говорим: порядок надо наводить, но единственный цивилизованный путь — переход таких многотоварных хозяйств, у которых много скота, в фермеры. Поэтому надо в первую очередь создать условия, чтобы подсобные хозяйства переходили в фермеры, занимались малым бизнесом. Если будут введены ограничения по скоту, людям нужно будет переходить в предприниматели. Что еще крестьянину делать? Или под нож скотину пускать, или идтив фермеры. Мы и говорим, что цивилизованный путь — перейти в фермерское хозяйство, но нужно создать такие условия, чтобы они не напрягали крестьянина.

util