25 Августа 2015, 17:32

Андрей Пивоваров в интервью «Закс.Ру»: «Мое уголовное дело уже развалилось»

Одиночный пикет в поддержку Андрея Пивоварова на Невском проспекте, 5 августа 2015 года. Фото: Сергей Николаев / Интерпресс / ТАСС

Руководивший избирательным штабом ПАРНАС в Костроме Андрей Пивоваров, который был арестован и оставлен костромским судом в СИЗО до 28 сентября, в интервью изданию «Закс.Ру» рассказал о перспективах своего дела и о том, почему он не считает политическую работу в нынешней России потерянным временем

На всех уровнях следствия, которое ведется в Костроме против петербургского политика Андрея Пивоварова, руководившего в Костроме предвыборным штабом Демократической коалиции, говорят, что уголовное дело против него является политическим и возбуждено по инициативе Москвы. Об этом и о том, как арест повлиял на избирательную кампанию, чувствует ли себя «сакральной жертвой оппозиции», Пивоваров рассказал в интервью ЗАКС.Ру, которое изданию удалось взять с помощью его адвокатов. Политик поведал, чем занимается в заключении, как ведет агитацию в СИЗО, что думает о новом руководителе избирательного штаба и почему участвовать в выборах необходимо.

В данный момент Андрей Пивоваров находится в СИЗО в Костроме. Его обвиняют в том, что он 28 июля при помощи капитана полиции Алексея Никанорова воспользовался базой данных костромского УМВД. Эти данные нужны были Пивоварову, чтобы сверить паспортные данные жителей региона с данными подписных листов, собранных активистами в поддержку выдвижения партийного списка на выборах. Пивоваров арестован на два месяца — сроком до 28 сентября. Ему предъявлены обвинения по двум статьям — «Неправомерный доступ к компьютерной информации» (ст. 272 ч. 3 УК РФ) и «Подстрекательство к превышению должностных полномочий» (ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 286 УК РФ). Правозащитный центр «Мемориал» 11 августа признал Андрея Пивоварова политическим заключенным.

«Тот самый знаменитый Пивоваров?»

—  Вы смотрели видео, которое записали в вашу поддержку? Что хотите передать в ответ тем, кто снялся в нем? Довольны ли вы кампанией за ваше освобождение?
— К сожалению, не видел, но в нескольких письмах друзья пишут, что оно отличное. Отзывы приходят из разных городов. Это очень здорово. Связь с миром у меня тут только через адвоката и письма. Так узнал и про пикеты (сторонники Пивоварова проводит серию одиночных пикетов во многих городах России. — Прим. ЗАКС.Ру), и про превосходную акцию на Невском (9 августа шесть человек прошли с баннером «Свободу Пивоварову» по Невскому проспекту. — Прим. ЗАКС.Ру). Это здорово и сильно помогает. Чувствую эту поддержку, она внушает мне уверенности. Значит, все правильно делаю.

Интересно, что эта кампания влияет не только на меня, но и на окружающих, как на тех, кого содержат под стражей, так и на сотрудников изолятора. Часто, когда они сопровождают меня куда-либо, мы беседуем о ситуации в стране, в Костроме. Много вопросов мне задают об убийстве Немцова. Люди в форме в большинстве своем все понимают и после бесед желают удачи. С содержащимися под стражей ситуация еще лучше. Недавно меня вели на допрос, и в группе оказался мужчина средних лет, который начал разговор с фразы: «Тот самый знаменитый Пивоваров?», я парировал шуткой: «Печально знаменитый?». На что он весьма серьезно ответил: «Да нет, — пожал руку. — Давите их там. Давно пора».

Так что кампания поддержки чувствуется и тут. Ребята большие молодцы, спасибо им.

— Почему вы уверены, что ваше дело развалится 28 сентября? Какие уловки может изобрести власть, чтобы продлить ваш арест?

— Я считаю, что мое дело уже развалилось. Следствие понимает, что по первому обвинению им нечего предъявить, а в личных беседах мне прямо говорят, что уголовное дело по 272 статье («Неправомерный доступ к компьютерной информации». — Прим. ЗАКС.Ру) может быть прекращено. Чтобы не ударить в грязь лицом, они пытаются навесить на меня новые обвинения (по статье «Подстрекательство к превышению должностных полномочий». — Прим. ЗАКС.Ру). При этом следствие понимает, что фактуры и доказательств у него нет. Формально сейчас мы ждем экспертизы, которая должна ответить на вопрос о том, был ли факт преступления (защита Пивоварова указывает, что наказание по статье «Неправомерный доступ к компьютерной информации» наступает, только если в результате доступа к информации наступило одно из последствий: блокирование, удаление, модификация или копирование информации. — Прим. ЗАКС.Ру). На всех уровнях следствия говорят, что дело политическое, тычут пальцем в сторону Москвы. Юридически мы давно доказали, что я невиновен. А как там дальше сложится, посмотрим.

—  Руководитель «Другой России» Эдуард Лимонов назвал вас олухом за то, что вы отправились в отделение полиции. Почему в вас была уверенность, что не попадете в ловушку в тот вечер?

— Я знал политика Эдуарда Лимонова где-то с 2007 по 2010 год. Даже офис ему предоставлял для собраний. Мне кажется, в декабре 2011 года этот политик умер, и появился какой-то колумнист из штата Ашота Габрелянова. Мне кажется, приличному человеку не стоит комментировать слова клоуна на зарплате LifeNews.

—  Чувствуете ли вы, что можете стать «сакральной жертвой оппозиции», как Ходорковский в свое время?

— Нет, не чувствую. У меня ощущение, что местные сначала порадовались, задержав меня, отрапортовали в Москву. Там похвалили, сказали делать дырочки на погонах. Сейчас, когда разобрались, что к чему, не знают, как поступать. Состава преступления нет. Вроде и отпустить меня им неудобно, и судить не за что.

Илья Яшин и Андрей Пивоваров на презентации доклада Бориса Немцова «Путин. Война». Фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС

«Главные проблемы тут — скука и бездействие»

—  Расскажите об условиях в СИЗО. С какими нарушениями со стороны сотрудников ФСИН вы сталкиваетесь?

— На что не могу пожаловаться, так это на ФСИН. Если костромской суд и следственные органы вызывают большие вопросы касательно своей компетентности и непредвзятости, то по содержанию у меня объективно вопросов нет. Конечно, тут не пансионат. В бытовом плане, конечно, положены ограничения. Но жаловаться на условия содержания не могу. Главные проблемы тут — скука и бездействие. Следственные действия проводятся, дай бог, раз в неделю. Причем дальше их будет, как я понимаю, еще меньше. Из развлечений положена одна прогулка. Остальное время проводишь в небольшой камере. Это, конечно, тяжеловато выносить. Стал активно заниматься спортом. Отжимаюсь, подтягиваюсь, но малоподвижный образ жизни сказывается.

—  Чем вы занимаетесь в заключении? Положены ли вам свидания? Кто вас навещает?

— Из главных досугов тут книги и спорт. Получается читать по 200-250 страниц в день. Это, наверное, плюс, потому что на воле так много читать не удавалось. Я смотрю телевизор, но так как СИЗО в старом здании с толстыми стенами, ловлю только пару каналов. Нахожусь в легком шоке от костромского телевидения: главные новости — покос и праздники. Конечно, в каждом сюжете сообщают про врио губернатора Сергея Ситникова. Очень похоже на брежневские времена. Зато посмотрел дебаты с Волковым (18 августа Леонид Волков принял участие в костромских теледебатах представителей политических сил, претендующих на мандаты в местной областной думе. — Прим. ЗАКС.Ру). Нормально держались. Из плюсов есть возможность общаться с задержанными, вести агитацию.

Совсем закоренелых преступников тут не встречал. Очень много молодежи попало сюда из-за наркотиков, причем по серьезным обвинениям. Таких процентов 70. Жутковато на самом деле, когда беседуешь с парнем лет 25. Обвиняется по 228 статье («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотических средств». — Прим. ЗАКС.Ру) в части, подразумевающей наказание от десяти лет. Понятно, что он попал сюда по глупости. А вот кем он отсюда выйдет? Это вопрос. Много явно случайных людей.

Андрей Пивоваров. Фото: Демократическая коалиция. Кострома / Facebook

«Ситуация в регионе тяжелая, запрос на перемены есть»

— Илья Яшин верит, что Демкоалиция в Костроме наберет необходимое число голосов, чтобы провести в местный парламент своего депутата. Вы тоже так думаете?— Яшин совершенно прав. У «ПарНаСа» есть все шансы, и мы должны пройти в областную думу. Уже на первом этапе — сборе подписей — мы добились хорошей узнаваемости партии. За счет того, что нам удалось привлечь большое количество добровольцев в кампанию, сбор подписей оказался фактически совмещен с агитацией. За оставшееся время нам крайне важно закрепить, развить и транспонировать результат. На мой взгляд, сейчас необходимо, чтобы к тому костяку, который работал на сборе подписей, присоединились еще активисты из Москвы, Петербурга, Ярославля, Вологды, Нижнего Новгорода и вообще всех ближайших городов. Тогда мы действительно сможем набрать хороший процент. Конечно, работа в области имеет свою сложность, но, если мы сосредоточимся на Костроме, добавим Нерехту, Буй, Волгореченск и другие крупные города, нам хватит этого для победы. Так мы работали в Ярославе. Тогда тоже все говорили, что не получится, но в итоге Борис Ефимович (Немцов. — Прим. ЗАКС.Ру) стал депутатом. Ситуация в регионе тяжелая, и запрос на перемены есть.

— Почему бы власти не повторить «сценарий Навального», когда его пустили на выборы мэра Москвы, чтобы создать видимость честных выборов?

— Различные сценарии наверняка есть. И хитрые люди в коридорах администрации президента их написали, согласовали и получили под них бюджеты. Но никто не обязывает нас играть по этим правилам. Надо писать свой сценарий. Мы должны добиться такого уровня поддержки, чтобы украсть у нас победу стало невозможно. Власть может из 20% сделать 17, но из 20 сделать 4 — это проблематично без тотального беспредела. Я говорю сейчас о технологических приемах. Конечно, важно, чтобы в день голосования мы смогли защитить результат. Еще с конца мая в рамках «Открытой России» мы начали готовить проект по наблюдению за выборами. Планируем привезти большой десант из Петербурга, Москвы, Ярославля. Призываю всех записываться в наблюдатели. Это крайне важно для победы в кампании.

— Советовался ли с вами нынешний председатель предвыборного штаба Демкоалиции Леонид Волков о проведении кампании?

— Нет. Мы не общались с тех пор, как меня задержали. Со мной сейчас возможны встречи только родственников и адвокатов. Я знаю Леонида как хорошего специалиста. Это был грамотный выбор для продолжения работы. Уверен, у него получится провести хорошую кампанию.

— После всего, что случилось, вы считаете себя политиком федерального уровня?

— Вы сейчас задели мои патриотические чувства. Петербург — город федерального значения. Значит, все политики нашего города — политики федерального значения. А если говорить серьезно — не знаю. Мне отсюда не видно ничего. Прославиться хотелось точно не задержанием. У меня много планов еще. Политиком СИЗО № 1 Костромы стал точно, но, надеюсь, временно.

Андрей Пивоваров. Фото: Демократическая коалиция. Кострома / Facebook

— Как вы считаете, ваш арест дал возможность власти критиковать оппозицию или, наоборот, придал большей огласке выборы в Костроме?

— Мне трудно судить об этом. Я знаю, что те люди, мнение которых мне важно, поняли все правильно и поддерживают меня. Приятно, что таких людей оказалось очень много. Надеюсь также, что мой арест даст новый импульс кампании наблюдения за выборами и новые люди примут для себя решение приехать в Кострому. А кто что напишет, это уже дело второе.

— Когда вас арестовали, председатель «ПарНаСа» Михаил Касьянов долго не делал публичных заявлений. Хотя от него их ждали и говорили, что покойный Немцов тут же бы выступил в вашу поддержку. Вы согласны с этим суждением?

— С самого начала мы находились в руководстве и «ПарНаСа», и «Открытой России». У меня на столе лежит письмо от Михаила Михайловича со словами поддержки. Мне — правда — очень приятно, что сейчас все так слаженно работают, чтобы оказать мне помощь. Не знаю, когда там вышло заявление, но работа по моей защите началась с первых же часов. Это, по-моему, самое главное.

— Политологи, например Федор Крашенинников, говорят, что участвовать в выборном процессе в России сегодня бессмысленно: власть все равно переиграет. Вы считаете иначе?

— Категорически не согласен с тезисом о бессмысленности участия в выборах. Участвовать нужно. И мы обязательно будем. Какие бы ни были выборы, это на данный момент основной способ политической борьбы. Нам крайне важно участвовать, так как реальный шанс на успех есть даже в этих условиях. Мы можем победить. Нужно работать на победу. В конце концов, регистрация в Костроме (я надеюсь, и получение мандатов) — не есть ли это результат нашей работы? Даже наличие одного-двух мандатов позволит создать конкуренцию и показать людям альтернативную точку зрения. Примеры перед глазами: Немцов в Ярославле, Максим Резник в Петербурге, Даниил Кен в Морских воротах. При этом я не считаю, что мы вправе указывать остальным, что делать. Если Крашенинников и его коллеги решат пойти по другому пути: просвещение, уличные акции и прочее, могу только это приветствовать. Единственная просьба — не мешать на этом пути тем, кто выбрал для себя участие в выборах. На мой взгляд, нам предстоит крайне важный, во многом — определяющие цикл 2016 года, выборы в Госдуму. Не менее важны для Петербурга выборы в ЗакС.

Это будет серьезная и масштабная кампания, которая потребует много сил и времени. Именно поэтому мы в Петербурге в штабе Демократической коалиции уже начали ее. Я искренне желаю, чтобы те, кто хочет помогать и готов участвовать в этой кампании, приходили в штаб в Петербурге на Фонтанку, 19. Коллеги уже начали работу, и она набирает обороты. Надеюсь тоже к ней скоро присоединиться. Приложу для этого все усилия.

Подготовил Сергей Кагермазов

Оригинал текста здесь.

util