25 Августа 2015, 22:15

Павел Бардин: «У Сенцова улыбка, как у Гагарина. Про него обязательно снимут кино»



Северо-Кавказский окружной военный суд признал украинского режиссера Олега Сенцова виновным в подготовке терактов в Крыму и приговорил к 20 годам в колонии строгого режима. Российский режиссер Павел Бардин уверен: история и героизм Сенцова достойны экранизации. И cнимать кино о нем будут не в России

Эмоции, к сожалению, такие же, как и до приговора. Отсутствие надежды — вот что характеризует эмоциональный фон последнего времени. Особых надежд, что его оправдают, отпустят, что сработают петиции, я, к сожалению или, может быть, к счастью, не питал, и разочарования в этом плане не было. Я не думаю, что в ситуации выживания Олег сломается или уронит собственное человеческое достоинство, а это, наверное, главное.

Этот приговор был вынесен в тот момент, когда Сенцова задержали; я вижу такую цепочку событий в ретроспекции из сегодняшнего дня. Я не считаю, что именно судебный процесс делает из Сенцова героя; скорее то, что он делал до судебного процесса, сделало его тем, кто он есть. До процесса единственный крымский режиссер, которого я знал, который был на слуху,— это Сенцов. И та гражданская активность, которую он проявил во время Майдана и крымских событий, — вот это стало причиной процесса, а дальше, если даже это слава, то он пожинает плоды того, что он сделал, а не того, что с ним сделали. Я бы не отдавал насильникам ни на гран заслуги в героизме жертвы.

И, может быть, с точки зрения таких людей, как Сенцов, я трус, я не борюсь, я не готов сейчас выйти и проявлять какую-то гражданскую активность на улице, опять же, потому что я пессимист, — я вижу, что в сегодняшней ситуации это абсолютно бессмысленно и закончится печально для всех участников. Поэтому я могу только оценить то, как он держится, и — я видел трансляцию — это было по-человечески безупречно. С точки зрения картинки. Он улыбался и был похож на Гагарина. Это удивительно, я только сегодня это понял. Я думал: «А что мне напоминает эта улыбка?»

Я думаю, про него обязательно снимут кино. Будет грустно, если первым успеет Голливуд, но, к сожалению, сейчас все к этому идет. В этом смысле опять же не приговор, а то, как он это все воспринимает, то, что мы видим на его лице, — это делает из него того, кем он станет потом в легендах и мифах. Он, конечно, превращается в фигуру культовую. Желаю ему держаться в этом статусе и беречь себя по возможности. Одно с другим, к сожалению, плохо сочетается.

Я верю в то, что Сенцова пытали, я верю в то, что его незаконно задержали, как это признала Amnesty International, и я не верю тем людям, которые его осудили и которые признали его террористом.

Мне казалось, что это показательное дело и приговор будет неоправданно жестким и жестоким, и то, что приговор вынесен в один день с приговором Васильевой, показательно мягким, — это знак, конечно, знак тем, кто нелоялен, что наказание будет максимально суровым и совершенно не обязательно справедливым. Нас пугают уже давно, и я не уверен, что люди боятся. Люди просто перестали говорить вслух то, что думают, но это не признак страха, это скорее такой режим самосохранения. То есть, может быть, даже это страх, но это не значит, что люди передумали. Можно запугать, но сложно переубедить, особенно когда ты пугаешь. Поэтому ситуация, по-моему, патовая. Рано или поздно на силу будет силовой ответ, и в этом плане приговор Сенцову — это очередной виток противостояния, и какая-то сжимается пружина.

util