27 August 2015, 11:00

BloombergView: «Почему страны-производители продолжают качать нефть»

Добыча нефти в Тюменской области, Россия. Фото: Максим Слуцкий / ТАСС

Аналитик агентства Bloomberg разобрался в причинах затянувшегося снижения нефтяных цен

Крупные производители нефти по-прежнему продолжают добычу, несмотря на то, что уровень цен — самый низкий за последние шесть лет. Неужели они не понимают, что только ухудшают положение? Скорее всего, понимают, но у каждого из них есть свои причины продолжать. Однако так не может продолжаться вечно. Где-то в следующем году кто-то не выдержит, и вероятнее всего, это будут американцы, разрабатывающие сланцевую нефть.

В США цены на сырую нефть упали ниже $40 за баррель. Европейскую смесь Brent продают дешевле $45. И при этом в июле добыча нефти странами ОПЕК увеличилась до 31,5 млн баррелей в день.

В Саудовской Аравии, Ираке и Венесуэле добыча достигла или близка к достижению самого высокого уровня за год. Россия, ставшая крупнейшим в мире производителем сырой нефти, за первые семь месяцев года увеличила добычу на 1,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года. В США объем добычи в последние недели несколько сократился, — до 9,3 млн баррелей в день по сравнению с июньским пиком в 9,7 млн, — но он существенно выше, чем год назад, когда нефть стоила вдвое больше, чем сейчас.

Самое простое объяснение — производителям нужны деньги; чем дешевле нефть, тем больше приходится ее добывать, чтобы сохранять доходы. Из трех крупнейших нефтедобывающих стран — России, Саудовской Аравии и США — это объяснение лучше всего подходит к России. В прошлом году, когда цены пошли вниз, она быстро обесценила свою валюту, и с тех пор рубль дешевеет вместе с нефтью, так что каждый дополнительный баррель приносит все те же доходы в рублях, а рубль — это валюта госбюджета. В результате России нет никакого смысла снижать добычу, даже если в будущем это приведет к падению производства, поскольку ведущие российские нефтяные компании резко сократили затраты.

Саудовская Аравия сохраняет привязку своей валюты — риала — к доллару, так что продажа большего количества нефти по снизившимся ценам не имеет для нее экономического смысла. Однако саудиты убеждены, что в этом есть стратегический смысл. Хотя первая атака на американских производителей сланцевой нефти не дала эффекта, они намерены продолжать давление. «Становится ясно, что нефтедобывающие страны, не входящие в ОПЕК, не так чувствительны к снижению цен, как представлялось, по-меньшей мере, в краткосрочной перспективе, — говорится в недавнем отчете Центрального банка Саудовской Аравии. — Основной эффект нынешних низких цен выражен скорее в сокращении разведывательного бурения на новых месторождениях, чем в уменьшении потока нефти из уже существующих скважин. Таким образом, нынешнее снижение цен в большей степени отразится на объемах добычи в будущем, чем на производстве в настоящее время. Это требует от членов ОПЕК большего терпения и готовности поддерживать стабильный уровень добычи, пока спрос не достигнет современного уровня предложения».

Добыча сланцевой нефти в штате Техас, США. Фото: Aaron M. Sprecher

Риск для Саудовской Аравии заключается в том, что она неверно оценила американскую сланцевую нефть. В прошлом году инвестиционные банки считали, что точка безубыточности для нее находится на уровне выше $60 за баррель, но недавний анализ Bloomberg Industries показал, что это была ошибка. К примеру, в округе Маккензи в Северной Дакоте (часть Баккеновской нефтяной формации) точка безубыточности — около $29 за баррель. В соседних округах она немногим выше. Аналитики недооценили возможности производителей труднодобываемой нефти сокращать расходы и применять новые технологии для увеличения выработки с каждой скважины. EIA (Energy Information Administration, агентство в составе Федеральной статистической службы США, собирающее и анализирующее информацию об энергетике) сообщает, что в прошедшем году во всех сланцевых бассейнах страны добыча нефти с буровой установки существенно возросла.

Но в ситуации ценовой войны только этого и можно было ожидать. Саудовская Аравия не могла надеяться, что ее американские конкуренты так просто сдадутся, и эта демонстрация гибкости не заставит ее отказаться от своих планов. Помимо всего прочего, у саудовцев есть основания считать, что новые технологии и снижение себестоимости — не единственные причины, по которым добыча сланцевой нефти в США не свернута.

В июле Bloomberg News сообщила, что в первом квартале почти половина американских нефтегазовых компаний получила 15% дохода от финансовых операций хеджирования, что позволило заморозить нефтяные цены. С помощью финансовых инструментов компании могут получать за свою нефть доходы выше ее рыночной цены. В последующих двух кварталах доля доходов, получаемых от финансовых операций, скорее всего, увеличилась по мере падения нефтяных цен.

Хеджирование во многом объясняет, почему американские компании поддерживают уровень добычи, но к концу текущего года большинство финансовых контрактов закончится. Маловероятно, что их возобновят, поскольку при нынешнем состоянии рынка слишком дорого будет фиксировать ожидаемые цены на уровне $90 за баррель, а именно такие доходы многие сланцевые компании сейчас получают благодаря производным финансовым инструментам.

И тогда американские нефтяники обнаружат, что выплатить их суммарный долг в $235 млрд не так-то просто. К тому моменту добавленная технологическая и финансовая эффективность, резко возраставшая на протяжении этого года, достигнет пика. Новые кредиты будут менее доступны, и производители сланцевой нефти уже не смогут повторить свой подвиг первой половины 2015 года, когда они получили $44 млрд через продажи бондов и акций. Даже если точка безубыточности ниже, чем предполагали, из-за низких цен на сырую нефть они могут выглядеть непривлекательно для кредиторов и инвесторов.

Нефтедобывающее предприятие в Саудовской Аравии. Фото: Hasan Jamali / AP

Чтобы предсказать, кто выиграет в этой затянувшейся ценовой войне, имеет смысл сравнить арсеналы противоборствующих сторон. Кроме международных резервов в $672 млн (а эта подушка в период с января по июнь стала на 8,5% тоньше), у саудитов в рукаве есть еще и девальвационный козырь. Когда Казахстан с опозданием присоединился к России, на прошлой неделе отказавшись от привязки тенге к доллару, премьер-министр Карим Масимов предсказал, что Саудовская Аравия и некоторые из ее соседей по зоне Персидского залива также отпустят свои валюты в свободное плавание, чтобы справиться с новой ситуацией на рынке сырой нефти. У саудовской финансовой системы есть и другие нетронутые ресурсы: сейчас в стране нет даже подоходного налога, она выплачивает огромные энергетические субсидии, которые могут быть сокращены, а ее внутренний долг составляет всего лишь 1,6% от ВВП, что оставляет большие возможности для заимствования.

Возможно, король Салман и не захочет задействовать эти резервы в ценовой войне с американскими сланцевиками, но эти резервы у него есть. Напротив, все, что защищает сланцевиков, — это возможность применить инновационные технологии и снизить себестоимость. Текущий год показал, что эту способность нельзя недооценивать, но она небезгранична; так или иначе, рост нефтедобычи в США остановился.

При таких обстоятельствах можно понять, почему саудиты не спешат признать поражение. Саудовскую Аравию не удовлетворит еще один временный отскок цен, подобный тому, который случился прошедшей весной: в этом случае американские конкуренты снова увеличат добычу. Им нужно нанести конкурентам непоправимый ущерб, продемонстрировав инвесторам, что в случае со сланцевой нефтью те не могут рассчитывать на гарантированный возврат своих средств. До сих пор саудитам помогает угроза возвращения Ирана на глобальные нефтяные рынки (возможно, чрезмерно раздутая), но это долгосрочная игра, и ситуация волатильна.

Возможно, Саудовской Аравии помешает сокращение нефтедобычи в тех странах, которые не смогут удержать свои позиции в ценовой войне, таких, как Нигерия, где добыча падает с прошлой осени. Снижение производства в этих странах может несколько поднять цены, дав тем самым американским сланцевикам глотнуть воздуха. Но пока либо американская сланцевая индустрия, либо Саудовская Аравия не одержит окончательную победу, зрители — даже такие крупные, как Россия, — не смогут получить никакой выгоды от увеличившихся нефтяных доходов.

Оригинал статьи: Леонид Бершидский, «Почему страны-производители продолжают качать нефть», BloombergView, 24 августа

util