31 Августа 2015, 09:00

22 человека, признанных экспертами политзаключенными, получат по 100 тысяч рублей


Фото: Виталий Рагулин

Всем привет, это Баронова.

Правозащитное направление Открытой России радо сообщить, что в ближайшее время 22 человека, которых эксперты проекта Поддержка Ходорковского и Навального признали политзаключенными, получат финансовую помощь — по 100 тысяч рублей каждый.

В связи с тем, что процесс отбора кандидатур несколько затянулся, мне поступало много вопросов. Отвечаю.

А чего так долго?

— Много времени ушло на создание экспертного совета, да и выбор перед членами совета стоял непростой.

Параллельно приходилось решать массу проблем, исправно поставляемых нам государством. За последние месяцы мы оказали и продолжаем оказывать юридическую и информационную помощь Светлане Давыдовой, коллективу оперы «Тангейзер», экологу Евгению Витишко, предыдущему главе предвыборного штаба Демократической Коалиции в Костроме Андрею Пивоварову и многим другим.

Кому оказывается поддержка?

— Основная цель деятельности всего правозащитного направления — это поддержка людей, находящихся в заключении по сфабрикованным обвинениям. Причем эти люди могли быть изначально не связаны с политикой, а просто оказаться в ненужном месте в ненужное время — но если мы видим, что мотивы их осуждения политические — они могут быть признаны политзаключенными. Важный для нас момент: кандидаты на Поддержку должны поддерживать европейские ценности.

Что вы понимаете под европейскими ценностями?

— Все очень просто. Это представление о жизни человека как о высшей ценности, признание принципа главенства права. И в целом, в понятие европейских ценностей, с моей точки зрения, входят все статьи, закрепленные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ратифицированной, в том числе, и Россией.

Как вы отбирали кандидатов?

— Проводили консультации с экспертами, журналистами, изучали дела — по материалам СМИ и с помощью адвокатов. Разговаривали с родственниками, друзьями или самими кандидатами — выясняли, готов ли кандидат открыто принимать Поддержку. Учитывали общественную и политическую активность кандидата до заведения на него уголовного дела. Выясняли, как ведет себя кандидат в заключении: пытается ли защищать свои права и права окружающих его людей.

И если изначально мы думали помогать только тем, кто прямо сейчас находится в заключении или под домашним арестом, то постепенно поняли, что поддержка может быть необходима и недавно освободившимся: после столкновения с системой жизнь человека очень сильно меняется, и, как правило, не в лучшую сторону.

Кто принимает решение — поддержать человека или нет?

— Экспертный совет. В него входят 24 человека: правозащитники, адвокаты, занимающиеся политическими делами, и журналисты, пишущие о таких делах.

Процедура выбора экспертов была достаточно простой. Алексей Навальный и Михаил Ходорковский предложили по четыре человека, мнению и авторитету которых они доверяют. Так были найдены первые восемь человек. После этого каждый из восьми предложил еще по два человека. В итоге получилось 24. Некоторые из членов совета них являются разово приглашенными экспертами, другие будут участвовать в Поддержке и в дальнейшем.

Это одноразовая акция или она будет проводиться регулярно?

— В ходе подготовки проекта стало очевидно, что нуждающихся в поддержке людей гораздо больше, чем мы предполагали. И уже сегодня известны другие имена, дела которых мы рассмотрим и примем решение в следующий раз. В этом новом голосовании смогут принять участие и те кандидаты, которые не набрали нужного числа голосов экспертов сейчас, — если в их делах откроются новые аспекты. Кроме того, по решению экспертов, помощь может быть оказана повторно и тем, кто ее уже получал.

На что будут тратиться эти деньги?

— Это решать получателям, но основная цель поддержки — дать возможность родственникам попасть на свидания. Зачастую даже у семей достаточно известных политзеков не хватает средств, чтобы приехать к ним в колонию. Например, к антифашисту Алексею Сутуге, находящемуся сейчас в отдаленной колонии Иркутской области, не может приехать его жена. Аналогичные проблемы есть и у заключенного по «болотному делу» Сергея Кривова, и у многих других.

Можно ли получить помощь анонимно?

— Нельзя. Простите, но нельзя.

Ко мне многие обращались с просьбой помочь «по-тихому», не придавая публичности этому факту. Но нам кажется важным помогать тем, кто сам себе хочет помочь, кто готов открыто отстаивать свои права. Это невозможно сделать анонимно.

Любые незаконные действия, которые совершаются правоохранительными органами, возможны лишь в полной тишине. Наша цель — помочь тем людям, которые не хотят тишины. Именно таких людей мы и не оставим в трудной ситуации.



Все дополнительные вопросы можно задавать по адресу m.baronova@openrussia.org, а также здесь в комментариях.


UPD

Минус один

В течение продолжительного времени уважаемые люди, сообщавшие мне, что они представляют интересы узника Болотной Сергея Кривова, уточняли, точно ли Сергей получит помощь. Я объясняла, что если эксперты проголосуют за Кривова, то конечно. При этом я совершила ошибку: не уточнила у родственников Сергея Кривова, согласны ли они принять помощь. Это моя вина. Прошу простить меня за это. По требованию жены Сергея мы удаляем его из числа получателей поддержки.

util