1 Сентября 2015, 19:38

Почему гибнут животные в зоопарке Уссурийска

Медведь в вольере в зоопарке на территории городского парка «Зеленый остров», 31 августа 2015 года. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Третьи сутки в приморском Уссурийске в затопленных и запаянных клетках находятся животные. Часть из них погибла, несмотря на попытки волонтеров спасти зверей. Законами жизнь животных в российских зоопарках не защищена.

Животные уссурийского зоопарка «Зеленый остров» уже третьи сутки заперты в полузатонувших клетках. Часть зверей погибла, остальные истощены и напуганы. Глава администрации Уссурийского городского округа Евгений Корж во вторник сообщил журналистам, что в течение суток животные будут эвакуированы на территорию старого цирка.

Зоопарк «Зеленый остров» затопило 30 августа, во время ливней. В этот момент там находилась на дежурстве лишь дрессировщица Вера Блищ. Она рассказала, что своевременно оповестила директора зоопарка Владимира Ваганина о происходящем: «Животных можно было вывезти, ведь вольеры на колесах. Я звонила директору, умоляла о помощи, но меня и слушать никто не стал». В результате погибли животные — их точное число пока не определили. Часть зверей еще жива, но находится в затопленных клетках, которые невозможно открыть — они не просто заперты на замок, а запаяны.

Вера Блищ. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

В прошедшие дни жизнь животных поддерживали лишь волонтеры — они собирали еду с медикаментами и доставляли к клеткам на лодках. Теперь их не пускают на территорию зоопарка, рассказала Открытой России волонтер Милана Мустафаева: «Там сейчас все огорожено МЧС, и волонтеры ничего толком не знают.

Вчера мы туда проезжали на лодках сами, а сегодня туда не пускали. Вчера там не было ни МЧС, ни полиции. Полиция если и приезжала, то сразу уезжала. Они приехали только в десятом часу вечера, разогнали всех, не дали нам доделать то, что мы начали.

То есть мы начали делать доски для клеток, чтобы животные могли приподняться над водой, — нам не дали этого доделать и выгнали. Сегодня МЧС выставило оцепление, никого не пускали. Единственное, что я могу сказать: вода немного спала, совсем немного, но животные могут поспать, их кормили, поили».

Волонтеры и сотрудники зоопарка кормят медведей, 31 августа 2015 года. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

По факту произошедшего возбуждено уголовное дело; по мнению местной администрации, вина лежит на руководстве зоопарка. Директор Ваганин в прошедшие дни не выходил на связь, рассказала волонтер: «Директор зоопарка сейчас под следствием, мы теперь вообще не знаем, где он находится. На территории зоопарка его, очевидно, не было. Если и был, то никто его не видел». Однако руководитель «Зеленого острова» 31 августа все же был замечен журналистами у затопленной вывески зоопарка. Он кричал собравшимся, что никого не подпустит к животным: «Фотографы подплыли к кабанам, начали снимать. Кабаниха стала рваться к людям, начала тонуть. А чем они могут ей помочь? Развернулись и уплыли. Больше никого не пускаем туда фотографировать, животные без того испуганы. Кто надумает, будем протыкать лодки!».

Подвоз чистой воды. Фото: Милана Мустафаева

Правовое регулирование деятельности государственных и частных зоопарков на территории России сегодня отсутствует. Нет никакого общего регламента действий сотрудников зоопарков в случае экстренных ситуаций. Но бросать животных так, как в Уссурийске, нельзя, считает директор по зоологии Московского зоопарка Сергей Попов:

«Требований, установленных на государственном уровне, нет. Но каждый нормальный зоопарк, тем не менее, разрабатывает свой собственный план действий в чрезвычайных ситуациях.

Соответственно, у каждого они свои. У нас в Москве, например, на случай наводнения плана нет, потому что наводнение крайне маловероятно. А вот на случай каких-то газовых атак (например, аварий на холодильных комбинатах и утечки хлора) у нас есть план; на случай пожара есть план. И так, соответственно, каждый нормальный зоопарк эти планы обычно разрабатывает. К счастью, они редко реализуются, — но какие-то планы должны быть, конечно».

Медведи в вольерах в зоопарке на территории городского парка «Зеленый остров», 31 августа 2015 года. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Зоопарки, подобные уссурийскому, появляются потому, что в России отсутствует соответствующая законодательная база, рассказывает Сергей Попов:

— Вот сейчас разрабатывается закон «О зоопарках в Российской Федерации». Сейчас этот закон на стадии, когда дано поручение правительства министерствам, которые как-то с этим связаны, в том числе и Министерству культуры. Министерство культуры образовало рабочую группу (я не уверен, что мы единственная рабочая группа), и когда-то в сентябре мы должны представить свои предложения. То есть идет подготовка к выработке проектного документа. А как дальше все будет развиваться — этого я не знаю. Если закон будет принят, то вот такие вопросы будут решены. То есть там (в законе. — Открытая Россия) будут предусмотрены достаточно четкие требования и порядок открытия зоопарков. А на сегодняшний день это просто никем и никак не регулируется.

И если это частный зоопарк, то любой желающий может просто купить землю и держать там животных.


Волонтеры отправляются в погибающий зоопарк. Фото: Милана Мустафаева

Ну, не всех животных, правда: есть животные, которых просто так держать нельзя. Но собственно частный зоопарк, тем не менее, создать можно — практически безо всяких ограничений. Только согласовать с ветслужбой. Если это государственный зоопарк, то любой муниципалитет, любое — даже районное — начальство может выделить землю и основать зоопарк, который, опять-таки, кроме ветеринаров никем не будет контролироваться. А ветеринаров интересует только вопрос ветеринарной безопасности.

У нас есть закон «О животном мире», который достаточно хорошо все регулирует. Но там в самой первой строке написано, что животный мир — это только те животные, которые живут на территории Российской Федерации. В соответствии с ним, крокодилы-бегемоты — в общем-то не животные.

В силу этого зоопарки, которые держат как раз экзотических животных, вообще из-под всякого законодательства выпадают.

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Вечером 1 сентября в затопленном уссурийском зоопарке остается около 20 животных — медведи, кабаны и волкособаки. К вечеру вертолетом Ми-26 Хабаровского авиационно-спасательного центра МЧС была вывезена клетка со львом, для чего сооружение пришлось отрезать от фундамента. Власти сообщают, что эвакуацию животных продолжат утром 2 сентября.

util