2 September 2015, 14:21

Екатерина Шульман: «Элите придется стать скромнее»



Открытая реплика политолога Екатерины Шульман о том, как война за ресурсы повлияет на отношения во власти

— В условиях сокращения ресурсной базы тем, кто хочет выжить внутри властной системы, хочет сохраниться как часть коллективной правящей бюрократии, нужно приспосабливаться к новым условиям. Приспособление это может происходить разными путями. С одной стороны, можно попытаться стать агрессивнее по отношению к таким, как ты сам, и отобрать кусок этого сжимающегося пирога у своих коллег по правящему классу.

Но по отношению к своему начальству, по отношению к тем, кто эти сжимающиеся ресурсы распределят, нужно демонстрировать, что ты, во-первых, можешь принести пользу, а во вторых — что ты можешь обойтись не так дорого, как раньше. Что ты в состоянии приспособиться к этим меняющимся условиям.

При этом тех, кто находится внутри, это, конечно, лично обижает. Почему еще вчера можно было жить, как ты жил, а сегодня уже нельзя? Все это делают, а меня одного вот увольняют. Это было написано на лице того же Якунина, насколько можно судить по новостям. Понятно, что эта мысль приходит в голову многим. Людям кажется, что они жертвы чьей-то несправедливости, неблагодарности, неудачного стечения обстоятельств. А на самом деле они жертвы объективного процесса.

Я думаю, что случай с Якуниным послужит некоторым примером всем остальным, кто должен понять, что то, что могло быть приемлемым еще вчера, сегодня уже нельзя себе позволить. Надо быть действительно, что называется, скромнее. Одновременно — демонстрируя свою полезность, показывая, что ты можешь оказываться социально значимые услуги за меньшие средства.

Зачем нужно это терпеть? Чтобы сохранить себя внутри системы. Такого рода положение вещей продолжается ровно столько, сколько участники полагают, что пребывание внутри и соблюдение правил игры для них выгоднее, чем изменение правил игры.

Нам кажется, что эти люди предаются там беспечному казнокрадству. На самом деле они ходят под постоянной угрозой уголовного преследования. Очень многие достаточно высокопоставленные люди ощутили эту угрозу на себе в качестве реальной. Примеры можно приводить в достаточном количестве. Каким образом это влияет на устойчивость самой системы? До определенной степени это ее укрепляет. Страх дисциплинирует и делает лояльность более привлекательной, чем бунт, потому что риски бунта слишком высоки. После определенной степени это разрушает систему. Поскольку война всех против всех делает бессмысленным соблюдение правил.

Но если ресурсы появляются опять — нравы смягчаются, без сомнения. Ведь дело не в том, что все друг друга внезапно возненавидели, там уровень взаимной любви всегда был примерно одинаков. Но когда много денег, все эти противоречия замазываются деньгами. Когда есть несколько конкурентов и каждому можно раздать по куску пирога, они все будут сыты и довольны.

util