8 September 2015, 21:14

Дело о правонарушениях в Ангарской воспитательной колонии спускают на тормозах

Заключенные в Ангарской воспитательной колонии. Фото: пресс-служба ГУФСИН России по Иркутской области

Иркутские правозащитники представили новые свидетельства издевательств над детьми

В начале апреля мы писали об акции протеста несовершеннолетних заключенных Ангарской воспитательной колонии против издевательств и унижений со стороны «активистов» и сотрудников учреждения. С тех пор ситуация развивается следующим образом.

В мае 2015 года члены ОНК Иркутской области получили от властей ответ на свое заключение с анализом обстановки в колонии, распространенное 27 марта. ГУФСИН по Иркутской области провело собственное расследование произошедшего в воспитательной колонии. В результате некоторые сотрудники колонии были переведены из нее в другие учреждения уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с заявлением ФСИН 29 апреля:

— правонарушения в колонии практиковались с попустительства сотрудников («непрофессиональные действия сотрудников дежурной смены явились одной из главный причин»);

— были отстранены от должностей начальник Ангарской воспитательной колонии и его заместитель, а 20 сотрудников регионального управления ФСИН и восемь сотрудников колонии привлечены к дисциплинарной ответственности;

— возбуждено и находится в производстве 1-го отдела по расследованию ОВД СУ СК России по Иркутской области уголовное дело по статье 293 УК (по поводу халатности неустановленных среди сотрудников колонии лиц) и статье 321 (по поводу дезорганизации).

Но в целом спустя полгода после инцидента ситуация в воспитательной колонии не изменилась; виновные не наказаны, уголовное дело не расследуется. Тем временем члены общественной наблюдательной комиссии (ОНК) сами становятся объектами преследований со стороны правоохранителей.

Вот некоторые выдержки из заключения ОНК Иркутской области (документ есть в распоряжении редакции):

Ангарская воспитательная колония. Фото: пресс-служба ГУФСИН России по Иркутской области

«Сразу при приезде для отбывания наказания в АВК (Ангарской воспитательной колонии.— Открытая Россия), в карантине, для ребят из Читинской области и Бурятии, а также некоторым ребятам из нашего региона, которые, на взгляд сотрудников, не подчиняются правилам внутренного распорядка, применялись ’’воспитательные’’ меры:

Сотрудник АВК С.Ф.Ф. выводил в спортзал, где заставлял висеть на турнике по два часа, а внизу клали перевернутый стул, с натянутым презервативом на ножке стула, ребята падали от изнеможения, и их начинали жестоко избивать; или по его указанию клали на шею несовершеннолетнему 40 килограммовые блины от штанг, которые необходимо было держать, если не ребята держали, то их забивали ногами. Зам.начальника О. бил сам, также по его указанию ребят ставили на растяжку, распинали и били. К.С.Г., сотрудник по режиму, младший инспектор по карантину и ДИЗО В.П. (фамилию ребята не помнят), мл. инспектор по карантину Е.А. (фамилию ребята не помнят), постоянно били и издевались над ребятами, подсмеивались, унижали, оскорбляли, ’’склоняли к женскому полу’’ как выразились ребята. В частности, Е.А. обращался к ребятам не иначе как ’’обезьяна’’, «’ты обезьяна, сюда беги’’. Ребята говорят, что их просто ’’убивали в хлам’’. И во всех издевательствах участвовали сами сотрудники АВК».

«Продолжают ребята вспоминать зверства активистов колонии Л. и У., которые заворачивали в маты ребят, подбрасывали на высоту, а затем били; надевали кастрюлю на голову и били скалкой по голове, ломали о спины ребят ’’весла’’ (палки из столовой), разбивали о голову подносы в столовой, за любую провинность и даже просто так избивали ребят, особенно тех, кто был маленького роста либо не нравился активу по каким-то причинам. Активисты отбирали у ребят передачи, брали все то, что хотели взять и сколько хотели. Ребята шагали гуськом, топали постоянно и в течение длительного времени. Их заставляли гуськом заходить в столовую. От услышанных издевательств над несовершеннолетними в АВК даже взрослым членам ОНК становилось очень неприятно, а сколько испытали эти ребята на себе!»

Ангарская воспитательная колония. Фото: пресс-служба ГУФСИН России по Иркутской области

«Ребята за два дня разобрали двухэтажное кирпичное здание, переносили кирпич на скорость, их заставляли бегом носить груды кирпичей больше своего веса в два раза, отказаться было невозможно, били. Без перчаток, вручную дергали траву, на скорость, быстрее косилки, после чего руки были изрезаны травой ’’до мяса’’. Так как в учреждении имеется техника — газонокосилка, напрашивается вопрос: зачем? — ’’Чтобы зеки не сломали, да и зачем, загонят сотню пацанов и издеваются’’ — так отвечали ребята».

«Встретили их сотрудники, среди которых были С.Ф.Ф.; В.П. (младший инспектор по карантину и ДИЗО); Б.И. (ранее переведен в ФКУ ИК-14 и вновь находился в АВК). Данные сотрудники угрожали воспитанникам и сказали, что тем, кто вернется назад в АВК, они устроят ’’райскую жизнь’’, такую, что им жизнь адом покажется, ребят на ’’мясо наденут’’, т.е. ’’опустят’’ (изнасилуют). Подсмеивались, издевались, унижали, оскорбляли, ’’склоняли к женскому полу’’, заставили голыми сидеть во время дождя на улице, а также приседать голыми. Ребятам, которым исполнилось уже 18 лет, угрожали тем, что встретят их во взрослых колониях, и там сотрудники учинят над ними расправу».

18 августа 2015 года в Иркутске прошел пикет: участники акции требовали расследования причин протеста заключенных Ангарской воспитательной колонии и внимания руководства правоохранительных органов к ситуации.

О том, как двигается расследование дела об издевательствах над несовершеннолетними, нам рассказал правозащитник Святослав Хроменков:

— 7 августа 2015 года ребят посетили сотрудники Следственного комитета, которые требвали у несовершеннолетних объяснения о событиях 4 августа, когда приходили члены ОНК Иркутской области. При этом сотрудники Следственного комитета не проводили следственных действий в рамках возбужденнного уголовного дела по факту бунта в колонии в марте этого года, а говорили ребятам о том, что члены ОНК якобы выложили в интернет информацию с фамилиями ребят, с «порнографией», опозорили их, публикуя их персональные данные в свободном доступе. Дали ребятам негативную характеристику на каждого члена ОНК, защищавшего их, в частности, на одного из членов ОНК, сказав, что данный человек «сидел», что зек (судимость снята и погашена). О членах ОНК сказали, что этим людям верить нельзя, что они приехали со своим корыстным интересом, а ребята им совсем не нужны, и что члены ОНК просто бросят ребят при первой возможности. При этом следователи дали подписать какие-то бумаги, суть которых они не разъяснили.

Акция «Стратегия 18/18» в Иркутске, 18 августа 2015 года. Фото: Открытая Россия

Таким образом, после произошедших событий в воспитательной колонии взрослые ничему не научились, и опять идет работа по возвращению и насаждению прежнего культа насилия.

Считаю, что от работы надо отстранить всех сотрудников АВК, в том числе преподавателей, которые не могли ничего не видеть. Уголовное дело должно быть возбуждено по статьям о должностных преступлениях в отношении конкретных сотрудников, а дело должно быть передано в СК по Сибирскому федеральному округу под контроль Генеральной прокуратуры РФ. Только так возможно будет обеспечить объективное расследование.

Полагаю, что без проведения тщательного расследования виновные в бунте будут «назначены» из числа оставшихся опрашиваемых ОНК, прибывших из АВК, находящихся в СИЗО-6, СИЗО-1.

В то время как актив АВК после бунта в срочном порядке стали освобождать по УДО, у оставшихся, из тех, кому подошел срок, документы (даже поданные) на УДО якобы потеряны.

После проверки 21 августа ОНК некоторых несовершеннолетних перевели из СИЗО-6, где они находились после бунта, в СИЗО-1. До суда? Только над кем: над пострадавшими от жестокого обращения детьми или над сотрудниками, допустившими это?

В связи с тем, что вместо расследования уголовного дела, установления виновных лиц и потерпевших, следствие опрашивает несовершеннолетних по обстоятельствам проверки ОНК, настраивая их против правозащитников, оговаривая их, разваливая, на мой взгляд, уголовное дело, возбужденное по халатности, не давая оценки действиям сотрудников уголовно-исполнительной системы, имеющим признаки должностных преступлений, явившихся катализатором и причиной бунта в АВК, — 18 сентября правозащитники намерены выйти на пикет с требованием об отставке председателя СК региона А.Ю. Бунева. Главным лозунгом пикета будет: «Бунев, иди в отставку!».

При этом озабоченная назначенными на 13 сентября выборами власть все-таки решила обратить внимание на такую вопиющую ситуацию нарушения прав несовершеннолетних заключенных, созвав 9 сентября рабочую встречу руководства ГУФСИН, ГУВД и ФСБ с ОНК. По непонятной причине нами даже заинтересовался отдел по экстремизму, представитель которого, возможно, будет сидеть на этой рабочей встрече.

Ну что, поговорим, послушаем и разойдемся по домам — или начнем работать?

util