23 Сентября 2015, 09:00

The Daily Beast о сигналах, которые подает Западу Путин

Владимир Путин и Сильвио Берлускони во посещения Ливадийского дворца-музея. Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС

Московский корреспондент американского интернет-издания Анна Немцова — о том, что означают перемены во внешнеполитической риторике Путина перед поездкой на Генассамблею ООН

Действительно ли «атака обаянием», которую начинает президент Владимир Путин, обещает реальный прорыв, или же это просто смена упаковки для его постоянных целей?

Кремлевскую систему сигналов не всегда легко понять. Но за несколько дней прозвучали два важных заявления, одно из Крыма, региона, аннексированного Россией в марте прошлого года, другое из Таджикистана, центральноазиатской страны, которой угрожают как «Исламское государство», так и местные повстанцы, связанные с наркотрафиком из Афганистана. И есть кое-какие намеки из-за кулис на другие перемены.

Московские экспертные сообщества считают, что тщательно спланированные и срежиссированные заявления — это два важных сигнала Западу перед выступлением Путина на Генеральной ассамблее ООН в конце этого месяца: во-первых, он готов заморозить войну в Восточной Украине, а во-вторых, он хочет присоединиться к Западу в борьбе против так называемого Исламского государства (ИГИЛ) в Сирии.

В субботу на прошлой неделе президент России появился на публике в Ялте, в Крыму, где прокремлевские активисты нарисовали на стенах большие яркие картины, изображающие Путина в образе капитана корабля у штурвала. Путин был одет нарочито неформально: в белую рубашку с короткими рукавами и светло-голубые джинсы свободного покроя. Он прогуливался в компании бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. На родине тот известен как участник бесконечных скандалов, но в России его больше знают как лучшего друга и лоббиста Путина в Европе.

Путин и Берлускони позировали фотографам и обнимали маленьких девочек, когда к ним подошел некто, кого в местных новостях назвали «случайным пешеходом». Он спросил Путина, собирается ли тот включить Донбасс в состав России, как это произошло с Крымом.

На это Путин ответил длинным заявлением, настаивая на том, что единственный путь к урегулированию кризиса — это выполнение Минских договоренностей между Москвой и Киевом.

«Вся сцена была режиссирована для того, чтобы Путин в Крыму заявил, что мирное соглашение с Украиной сработает, если Запад пойдет на сделку с ним в Сирии и забудет об аннексии Крыма», — сказал в интервью The Daily Beast бывший советник Кремля Станислав Белковский.

Владимир Путин и Сильвио Берлускони во время прогулки по набережной Ялты. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Этого мнения придерживается не только Белковский. «Путин из Крыма подал сигнал, что он хочет закончить войну в Донбассе на базе второго пакета Минских соглашений о прекращении огня, — говорит эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин. — Это можно выразить в двух словах: „Россия победила“».

Кашин считает, что в идеальной для России ситуации спорная территория постепенно превратится в регион на российской границе, подобный Приднестровью в Молдавии, которое контролируется Россией, но не является ее частью. Такая откровенная оценка, исходящая из Центра АСТ, важна, потому что его директор уже более десяти лет входит в состав Общественного Совета при Министерстве обороны России.

После Крыма пробная утечка сигналов превратилась в небольшой поток новостей.

Путин прибыл в Таджикистан, где местные силовики преследуют армейского генерала, обвиняемого в мятеже и убийстве девяти полицейских. Во вторник, беседуя со своими союзниками — главами Армении, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, — Путин говорил о войне международных сил против ИГИЛ: «Элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы».

«Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных конъюнктурных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств и режимов», — сказал президент России.

По плану Путина, как сирийский лидер Башар аль-Асад, так и сирийская оппозиция должны объединить усилия против ИГИЛ, а Россия обеспечит их оружием и военной поддержкой.

Ранее на этой неделе министр обороны США Эштон Картер провел «конструктивную» беседу о ситуации в Сирии и Ираке с российским министром обороны Сергеем Шойгу. Как пишет немецкая воскресная газета Bild am Sonntag, представители ЦРУ на прошлой неделе побывали в Москве и провели переговоры с российской контрразведкой.

«Это не случайно, что после Крыма Путин направил Западу еще одно послание из Центральной Азии, где высока опасность, что ИГИЛ откроет еще один фронт, — сказал в интервью The Daily Beast Василий Кашин. — Если в Центральной Азии начнется крупномасштабная война, Россия неизбежно будет в нее втянута, в лучшем случае в союзе с Китаем, в худшем — в одиночку. Поэтому Путин хочет сказать, что он предпочел бы разбить ИГИЛ в Сирии, поддерживая оружием армии Асада и Ирака, чем получить большую войну в Центральной Азии».

Дети в одном из бомбоубежищ Горловки. Фото: Михаил Соколов / ТАСС

Это происходит в то время, когда на фронтах Донбасса установилось затишье. Генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Дзанньер сообщает, что нарушений соглашения о прекращении огня не было уже более двух недель. «Я был в Мариуполе и в Широкино, там все спокойно, это хорошая новость», — сказал Дзанньер на форуме «Ялтинская европейская стратегия» (YES), ежегодной встрече, которая в этом году состоялась в Киеве.

Как Киев, так и Москва хотели бы, чтобы Минские соглашения сработали, хотя две стороны видят мирное будущее совершенно по-разному. «Путин предлагает мир в Донбассе на своих условиях в обмен на то, что Запад ослабит экономические санкции и простит аннексию Крыма», — говорит журналист телеканала «Дождь» Тимур Олевский.

Эта внезапная смена курса привела в замешательство некоторых русских националистов и сторонников Путина. После двух с лишним лет интенсивной антиамериканской риторики для путинских пропагандистов оказалось непросто переключиться. Кремлевская машина пропаганды не может за одну ночь развернуться на 180 градусов и внезапно стать дружественной по отношению к США.

И пока Путин произносил свои речи в Крыму и Таджикистане, российские власти закрыли проработавший 22 года Американский культурный центр в Москве, а активисты правящей партии, как и русские националисты, продолжают клеймить оппозицию как агентов Госдепа, нанятых, чтобы устроить революцию.

Прокремлевские эксперты считают, что участие в сирийской войне — это шанс для Путина реабилитироваться в глазах Запада и повысить свою значимость. «Сирия — это как покерный стол, за которым участники Большой игры набирают политические очки, — сказал близкий к Кремлю аналитик Юрий Крупнов. — Попытки России присоединиться к Западу в войне против ИГИЛ могут быть истолкованы как слабый ход. Россия собирается оказывать военную поддержку Асаду, но не проамериканским силам, и я не понимаю, как Запад сможет пойти на такой компромисс».

Вполне может быть, что вне зависимости от того, насколько тщательно Путин подготовит мизансцену для своего визита в ООН, все это кончится ничем. Или даже хуже.

«Отправляясь в ООН, Путин надеется, что Запад оценит его усилия в борьбе против ИГИЛ, — говорит Белковский. — Он мечтает встретиться с Обамой, которым втайне восхищается, и ради этой встречи он на время замораживает конфликт в Восточной Украине. Но если члены ООН окажут ему холодный прием, что очень вероятно, конфликт разгорится снова».

Оригинал статьи: Анна Немцова, «Путинская „атака обаянием“ перед ООН: обман или прорыв?», The Daily Beast, 21 сентября

util