13 October 2015, 09:00

Süddeutsche Zeitung об учтенных и неучтенных украинских беженцах

Украинцы в лагере для беженцев, Ростовская область, 8 августа 2014 года. Фото: Андрей Кронберг / AFP

Из Украины в большую соседскую Россию стекаются многие. В статистику вошла их малая часть, рассуждает московский корреспондент Süddeutsche Zeitung Юлиан Ханс

Большинство людей, которым пришлось бежать из зоны боевых действий в Украине и которые не нашли убежища в своей стране, отправились в Россию. В этом пункте установлено единство мнений. В остальном численные расхождения зависят от источников статистики. Частично они объясняются различными политическими интересами, частично — способами подсчета и юридическим статусом иммигрантов, а чаще всего — взаимосвязью этих факторов. В сентябре российская миграционная служба сообщила, что на территории России живут 2,6 млн. украинцев, и примерно 1,1 млн. из них приехали из охваченных войной областей на юго-востоке страны. В действительности этим сказано мало. Еще до начала конфликта в России жили миллионы украинцев. В 2013 году их было, по данным миграционной службы, 3,3 млн., из которых 2,9 млн. приехали в качестве трудовых мигрантов — в большинстве только на несколько месяцев. А сейчас были учтены и те, кто на время приехал к своим родственникам или знакомым в Крым.

Тем, что в Россию бежит множество людей, государственная пропаганда воспользовалась во время кульминации военного конфликта летом 2014 года — для того, чтобы изобразить Россию как мирную страну и надежное пристанище рядом с Украиной, тонущей в хаосе. И для того, чтобы посылать колонны белых фур, снабжавших сепаратистов в Донбассе.

Согласно данным организации по оказанию помощи беженцам в рамках ООН, в 2014 году в России запросили статус беженца больше людей, чем в любой другой стране мира, — почти 236 000. Подавляющее большинство из них — примерно 233 000 — из Украины. Только около 6000 из них попросили собственно убежища. И лишь примерно в 300 случаях власти исполнили просьбу. Остальные, которые значатся в статистике организации по оказанию помощи беженцам, получили временный статус, который должен быть продлен спустя год. Для России это огромный прирост. За пять лет, с 2008 по 2013, в ней ни разу не искали убежища в совокупности 100 000 людей.

В статистике Агенства ООН по делам беженцев не фигурируют те, кто запросил разрешение на временное проживание (209 000 человек, по данным миграционной службы) или принял участие в «Программе переселения соотечественников» (114 000). Почти 96 000 людей ходатайствовали о получении российского гражданства. Стране это выгодно, потому что помогает пригасить российскую демографическую проблему.

Оригинал статьи: Юлиан Ханс, «Учтенные и неучтенные», Süddeutsche Zeitung, 11 октября

util