15 Октября 2015, 14:55

«История с пенсионным проектом — сказка о потерянном времени». Как изменит страну повышение пенсионного возраста

Иллюстрация: Майк Ч

Пенсионный возраст в России — один из самых низких в мире. Планка в 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин была установлена еще в 1932 году. Сегодня большинство стран на постсоветском пространстве этот возрастной порог повысили. Все чаще говорят о скором его увеличении в России. Что изменится вместе с реформой?

Сегодня Россия осталась в компании Белоруссии и Узбекистана — только они сохранили на постсоветском пространстве старые показатели пенсионного возраста.

Для сравнения, средний пенсионный возраст в странах — участницах Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей государства с наиболее развитыми экономиками, в том числе большинство стран Европейского Союза, США, Канаду, Японию и Австралию, составляет 65 лет. В некоторых странах ОЭСР, например, в Исландии и Норвегии, он уже достиг 67 лет. В других странах, например, в США, Германии и Британии, решено повысить пенсионный возраст до 67-68 лет в ближайшее десятилетие или несколько десятилетий. В Австралии рассматривают возможность повышения этого показателя до 70 лет. Еще одна тенденция — постепенное приравнивание пенсионного возраста женщин к возрасту мужчин.

Иллюстрация: Майк Ч

Российские власти долгое время медлили с подобным проектом: реформа считается крайне непопулярной, и, по мнению большинства экспертов, вряд ли она произойдет до президентских выборов 2018 года. Но несмотря на то, что решение постоянно откладывается, чиновники все чаще говорят о неизбежности повышения пенсионного возраста.

10 октября министр финансов Антон Силуанов заявил о необходимости увеличивать пенсионный возраст каждый год на один год, начиная с 2018-2019-х. Министерство выступает за повышение нормативного возраста выхода на пенсию до 65 лет для мужчин и женщин, мотивируя это, прежде всего, высоким показателем прироста пенсионеров и приближением их количества к числу работающих граждан, что должно привести к серьезным бюджетным издержкам. И это с учетом серьезных проблем в пенсионной системе, которые есть уже сейчас. Министр экономического развития Алексей Улюкаев тоже считает, что оттягивать реформу больше нельзя. А КПРФ предложила сначала провести по этому поводу референдум — с целью «максимального нивелирования протестного настроения» и «определения реального общественного мнения».

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан считает, что решение о повышении пенсионного возраста стоило принять гораздо раньше:

— Вся история с пенсионным проектом — это сказка о потерянном времени. Есть реформы, которые легко проходят, если они растянуты на 10-15 лет, и которые проходят трагически и в политических столкновениях, если пытаться провести это за год-два. Давайте посчитаем: пенсионная реформа в России началась в нулевые годы, в начале 2000-х. Если бы по два месяца в год происходил сдвиг, я уверен, никто вообще бы не заметил этого. Но этот вариант уже отпал. В этом смысле идея сдвигать постепенно — правильная. Но мне думается, что есть еще ряд аспектов, которые могли бы стимулировать этот процесс.

Во-первых, само название. Было совершенно неразумно снимать слово «старость» в формулировке «пенсия по старости».

Эта пенсия не должна выглядеть желанной по своему названию. Я бы вообще писал «пенсия по дряхлости».

Тогда, возможно, было бы другое отношение.

Во-вторых, конечно, нужны стимулирующие меры и серьезная дифференциация в зависимости от того, работает ли пенсионер, какой у него уровень доходов и так далее. Например, те, у кого высокий доход, достаточно легко перенесут сдвиг до 65 лет.

И последнее. Надо осознавать, что пенсионные отношения — это не бухгалтерский баланс, а отношения с разными социальными группами, которые в разных условиях входили в трудовую деятельность, по-разному отчисляли средства и имеют разные ожидания.

Поэтому то, что правильно в отношении, скажем, поколений, которые входили в это в нулевые годы, уже неправильно в отношении поколений, которые будут входить через пять лет,

так как это люди, которые понимали, что они живут за пределами надежной советской пенсионной системы. Для них важно скорее обеспечивать и стимулировать другие варианты страхования от старости, недееспособности: от накопительной пенсионной системы и страхования жизни до поощрения тех способов, какими люди пытались себя обеспечить, покупая недвижимость, акции, валюту. Надо создавать специальные инструменты, финансовые и не только, которые позволили бы позаботившемуся о себе поколению нормально пройти через эти трудные трансформационные периоды.

Заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Юрий Горлин сомневается в проработанности предложений Минфина:

— Создается такое впечатление, что главное, чем занят Минфин, — это вопросы, связанные с реформированием пенсионной системы. Почти все предложения ведомства последнего времени, по крайней мере, те, что вижу я, связаны с различными новациями, направленными на сокращение расходов на выплату пенсий в условиях нехватки бюджетных средств. Не особенно активно осуществляется поиск каких-то других источников экономии, например, в госзакупках, или создание и развитие инструментов стимулирования экономики для роста доходов, а соответственно — налогов и страховых сборов. Например, потенциальным источником повышения пенсий и снижения нагрузки на бюджет является вывод заработной платы из тени (по разным оценкам, от 20 до 40% вознаграждения за работу получают либо, что называется, в конвертах, либо вообще без оформления трудовых отношений).

Однако если говорить в целом, то движение в направлении повышения пенсионного возраста — это объективно необходимая мера в условиях усиления нагрузки на пенсионную систему, обусловленной реальными демографическими процессами. При этом ситуация усугубляется: будет сокращаться разница между количеством работающих, точнее, тех, за кого платят страховые взносы, и пенсионерами. И это в условиях кризиса, сокращения фонда заработной платы и страховых взносов в реальном выражении.

Другой вопрос, до какого возраста и какими темпами повышать. При этом необходимо отметить, что повышение пенсионного возраста связано с определенными рисками, последствия и «цену» которых необходимо учитывать при принятии соответствующего решения.

Одним из ключевых факторов для пенсионной системы является ожидаемый период жизни после начала получения пенсии.

Для российских женщин он составляет немногим более 25 лет. Это один из самых высоких показателей в мире. Здесь есть значительный ресурс для того, чтобы поднять пенсионный возраст. С мужчинами ситуация совершенно другая. У них этот ожидаемый период в среднем составляет 15-16 лет. Это чуть больше, чем в странах с переходной экономикой, но меньше, чем в развитых странах. Поэтому если в случае женщин повышение пенсионного возраста оправдано, то повышение в отношении мужчин как минимум является дискуссионным. В среднесрочной перспективе увеличение для мужчин более, чем до 63 лет, вряд ли социально приемлемо, так же как и более высокий пенсионный возраст для женщин по сравнению с мужчинами.

Поэтому, с моей точки зрения, оптимальная цель — это 63 года для всех.

В дальнейшем по мере роста продолжительности жизни, в первую очередь, продолжительности жизни после наступления пенсионного возраста у мужчин, можно будет делать дальнейшие шаги.

Что касается темпов повышения, то обсуждаются различные варианты. От крайне жестких (повышение на год за год) до, по моему мнению, более социально приемлемых (например, первые четыре года — по три месяца, а потом уже полгода в год). Но год в год — это уже крайняя мера. Конечно, с точки зрения снижения расходов она дает, особенно в первые годы, больший эффект. Но тому поколению, которое находится в предпенсионном возрасте, будет крайне тяжело адаптироваться. Представьте, человек вот-вот уже должен выйти на пенсию, а у него раз — и убежала эта пенсия на целый год. Все-таки я думаю, что будет выбрана более плавная динамика повышения пенсионного возраста.

Также очень важно, чтобы решение об увеличении пенсионного возраста было принято хотя бы за два-три года до начала его осуществления. Отмечу, что в других странах население предупреждают значительно раньше. В этой связи у меня вызвало удивление одно из недавних прозвучавших предложений о повышении пенсионного возраста уже с 2016 года.

И самое главное, то, о чем Минфин обычно не упоминает, и не знаю, учитывает ли, — это последствия повышения пенсионного возраста, выходящие за рамки собственно пенсионной системы, для других социальных сфер и экономики в целом.

Прежде всего, это последствия для рынка труда: увеличится количество претендентов на рабочие места при отсутствии гарантии увеличения количества этих мест, что может привести к росту потребности в пособиях по безработице, социальной напряженности и так далее.

Подсчитал ли кто-то издержки и риски в этой части?

Кроме того, у людей все равно останется право на пенсию по инвалидности. Сегодня многие, кто имеет право на такую пенсию, не оформляют ее, а просто дожидаются своей страховой пенсии по возрасту. А когда возраст повысится, спрос на пенсии по инвалидности резко возрастет. Это приведет к большим расходам на такой тип пенсии и в целом к росту коррупционных рисков, связанных с ее оформлением.

Повышение пенсионного возраста может повлечь снижение доходов населения и рост бедности. Соответственно, вырастут расходы на пособия по бедности, например, субсидии на ЖКХ.

Нельзя забывать и о социальных функциях, которые у нас выполняют пенсионеры. Например, выходит сейчас женщина на пенсию в 55 лет и может полностью посвятить себя уходу за своими внуками или престарелыми членами семьи.

Таким образом, она создает дополнительные рабочие возможности для родителей ребенка и, по сути, замещает социальные функции государства. А если ей еще пять лет придется работать, то необходимы будут затраты на создание мест в яслях и детских садах, развитие социальных служб и прочее.

Резюмируя, отмечу, что существует целый ряд, скажем так, внешних последствий повышения пенсионного возраста. У меня нет информации, что их реально кто-то просчитывал, особенно в новых макроэкономических условиях. Просчитывал ли кто-то соотношение экономии от сокращения общего количества пенсионеров и отрицательных социальных и экономических эффектов повышения? Об этом долгие годы много говорилось, но я не знаю, чтобы кто-то действительно тщательно проработал эту тему. Очень не хотелось бы, чтобы получилось традиционное «ввяжемся в бой, а там посмотрим». Это ведь касается миллионов людей. Ведь целью увеличения пенсионного возраста должно являться не столько сокращение бюджетных расходов, сколько обеспечение социально приемлемого уровня пенсий.

Повышение пенсионного возраста — значимое политическое и социальное решение, влияющее на экономику и многие стороны жизни общества.

Принятие такого решения требует, во-первых, всесторонней проработки и анализа возможных последствий для пенсионной системы и всех связанных областей экономики и социальной сферы, а во-вторых — максимально широкого общественного обсуждения.

util