27 October 2015, 00:00

Первое правило борьбы с экстремизмом: «Никогда не говори об экстремизме»

Александр Литой — соавтор книги «’’Ударные отряды’’ против Путина» — рассказал Открытой России, что привело к внезапной попытке судебных приставов изъять тираж уже распроданного издания

Процесс признания различных материалов — не только текстов, но и фото-, видео- и аудиофайлов — экстремистскими идет в России полным ходом. Сейчас в специальном списке Министерства юстиции значится 3113 материала.

26 октября московские приставы безуспешно пытались изъять тираж очередной «экстремистской книги» — «’’Ударные отряды’’ против Путина» — в квартире ее соавтора, журналиста Александра Литого, и в выпустившем ее издательстве.

Александр Литой рассказал нам о книге и о суде, в результате которого сочинение считается запрещенным к распространению:

— Эта история тянется очень давно. Года два назад была издана книга, в которой описываются радикальные организации в современной России. Часть издания занимала подборка моих публикаций, написанных в разное время для различных СМИ, а мой соавтор Илья Фальковский написал биографии представителей радикальных организаций — разных неонацистов, исламистов, а также «приморских партизан». Книге было дано довольно броское название «Ударные отряды против Путина», хотя Путин, может, пару раз во всей книге упоминается, а на обложку поместили фото «приморских партизан». Книга неплохо разошлась, и она уже давно распродана.

Когда тираж был почти распродан, во Владивостоке то ли прокуратура, то ли «Центр Э» увидели нашу замечательную обложку в местном магазине. Во всей стране эта книга правоохранительным органам была как-то безразлична, а у местных, понятно мне, задний проход бомбит от темы «приморских партизан» до сих пор. Правоохранители возбудились и подали на нас в суд с требованием признать книгу экстремистской. Они явно хотели сделать это быстренько, так как повестки в суд мне и соавтору пришли дня за три до заседания. Не знаю, что бы без нашего участия там происходило (а местные прокуроры явно не рассчитывали нас там увидеть), но благодаря «Агоре» нам удалось найти на месте адвоката.

Дальше было довольно смешно. Первую экспертизу, которая была приложена прокуратурой к исковому заявлению, делала преподаватель владивостокского техникума, который готовит персонал для гостиниц. Как отметил мой соавтор Фальковский, в судебном процессе был зафиксирован вековой спор Достоевского и Кропоткина: в книге были цитаты Кропоткина о том, что общество в какой-то степени само виновато в появлении террористов. А местный «суперэксперт» опровергала эти слова цитатой из Достоевского. Такая вот в суде получилась битва цивилизаций.

На первом же заседании наш адвокат указал суду, что текст местного эксперта не отвечает требованиям, предъявляемым к судебным экспертизам. В целом и прокурор, и судья согласились, что приложенное к иску экспертное заключение — не более чем филькина грамота. В итоге суд назначил экспертизу в региональном Минюсте, а мы, со своей стороны, проводили экспертизу в Москве, в Институте социологии РАН.

Наша независимая экспертиза показала: к авторам нет никаких претензий, в текстах нет призывов к экстремизму и ничего мы не пропагандируем, а книга лишь описывает существующие в стране радикальные течения. В экспертизе приморского управления Минюста также было отражено, что, кроме описанных течений, нет ничего экстремистского.

Но суд вынес в итоге решение, что книга является экстремистским материалом. Мы обжаловали его в Приморском краевом суде. В июле этого года краевой суд проштамповал решение суда первой инстанции и добавил, что тираж книги подлежит уничтожению.

Так решение суда о признании книги экстремистской вступило в силу, и это стало причиной сегодняшнего турне приставов в квартиру, где я зарегистрирован. Приставы сильно напугали мою мать, но она все равно их не пустила. В итоге ей вручили копию постановления о возбуждении исполнительного производства о принудительном уничтожении тиража книги. Параллельно они приезжали в издательство «Алгоритм», где получили официальный ответ, что тираж книги полностью распродан.

Думаю, что на этом приставы успокоятся, так как уничтожать уже нечего. Но мы продолжаем обжалование решений судов о признании книги экстремистской.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Перепост, экстремист, зек и нищий. Как российское государство ущемляет в правах подозреваемых в экстремизме

util