27 October 2015, 11:51

Горячая точка Холодной войны

Реклама семейного бомбоубежища. Фото: AP / East News

В дни сирийского кризиса, еще более ухудшившего и без того напряженные отношения между Москвой и Вашингтоном, Открытая Россия вспоминает о самой критическом дне карибского кризиса — «черной субботе» 27 октября 1962 года

Никогда мир не был так близок к ядерному апокалипсису, как в черные дни октября 1962 года, а у этого величайшего кризиса в истории человечества есть самая драматическая точка — 27 октября. «Черная суббота».

К этому моменту уже несколько недель мир в оцепенении следил за танцем смерти двух ядерных держав. После размещения в Турции американских ракет средней дальности «Юпитер» СССР в тайне начал переброску морским путем своих ракет на Кубу. Однако секретный план «Анадырь» был раскрыт американской разведкой — вскоре на стол президента США легли сделанные самолетами-разведчиками фотографии советских ракетных установок, разворачивавшихся на Кубе.

Потом были и морская блокада Кубы, и давление на президента Кеннеди американских военных, требовавших решительных шагов, и переброска на юг США бронетанковых соединений для возможного десантирования на Кубе. Две армии колоссальной мощи — советская и американская — были приведены в состояние боевой готовности.

27 октября частями советской ПВО, развернутыми на Кубе, был сбит американский самолет-разведчик U-2. Пилот Рудольф Андерсон погиб. В этот же день еще два самолета фоторазведки были обстреляны зенитными орудиями, один из самолетов получил повреждения.

Останки U-2. Фото: Fred Carmody

В условиях уже почти открытого силового противостояния военные требовали от Кеннеди начать вторжение на Кубу немедленно, в течение ближайших двух суток. Президент не поддался давлению пентагоновских генералов. В ночь с 27 на 28 октября состоялись переговоры между его братом, Робертом Кеннеди, и советским послом в Вашингтоне Анатолием Добрыниным — именно в ходе этих переговоров стороны начали поиск компромисса, позволившего в конечном итоге отползти от края ядерной пропасти и покончить с карибским кризисом.

Конечно, нынешний сирийский кризис — не карибский. Как ни оценивай действия российских военных в Сирии, они не несут прямой, да еще и ядерной угрозы территории непосредственно Соединенных Штатов, и вообще формально не направлены против США, а направлены (опять же, формально) против врагов США.

Вообще западные политики и эксперты любят успокаивать общественность заверениями, что никакой второй холодной войны нет, так как во время первой холодной войны шло идеологическое глобальное противостояние — не то что сейчас. В определенной степени это правда. Советский Союз нес миру альтернативную систему ценностей. Можно как угодно к этой системе ценностей относиться, но она реально существовала и была привлекательна для многих людей во многих странах, в особенности для третьего мира, переживавшего крах колониализма. Советское влияние, советская идейная экспансия во многом базировались на нефтедолларах и силовом крышевании лояльных режимов, но не только на этом. Было западное понимание прогресса, справедливости и свободы, основанное на либеральных ценностях, и было советское понимание прогресса, справедливости и свободы, основаное на марксистской философии. С середины 40-х и до конца 80-х годов шла борьба между идеологиями и философскими системами.

Встреча Анатолия Добрынина и Роберта Кеннеди. Фото: U.S. National Archives

Конечно же, сейчас нет ничего подобного. Путинская Россия не несет миру никакой идеологии, российская пропаганда сугубо ситуационистская и эклектичная. В России борются против национализма на Украине и одновременно проводят съезды неонацистских друзей Кремля из Европы. Заводят уголовные дела на лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша и дружат с лидером французских ультраправых Марин Ле Пен и с венгерскими ксенофобами из партии «Йоббик». В России сепаратизм — уголовное преступление, но украинские сепаратисты пользуются прямой военной поддержкой, а слеты дружественных Кремлю сепаратистов со всего мира устраиваются в Москве. Российская пропаганда в красках описывает «расистский террор» американской полиции и протесты афроамериканцев в США и при этом транслирует высказывания о наплыве мигрантов из третьего мира в Европу — они, видели ли, размывают западную идентичность.

Да, путинская Россия абсолютно вторична, идеологический, духовный потенциал ее экспансии ограничен. Именно поэтому иностранными друзьями России являются не удалые повстанцы-«барбудос», которые способны с одним винтовками разбить армию диктатуры с танками и самолетами (как было на Кубе), а узколобые придурковатые маргиналы.

Но даже имея в качестве государственной идеологии адскую смесь религиозного мракобесия, конспирологических теорий, «пацанской» этики и примитивного шовинизма, Россия может и умеет устраивать кризисы регионального масштаба — а там и до планетарных, возможно, недалеко.

Гонка вооружений, по сути, уже возобновилась — в ответ на пуск ракет кораблями Каспийской флотилии США демонстрируют возможности своей морской ПРО.

А в небе Сирии вот-вот могут встретиться американские и российские военные самолеты. Разумеется, у летчиков нет приказа атаковать друг друга — и те, и другие работают по наземным целям. Но скандальных заявлений, предостережений и почти угроз было высказано уже столько, что нервы у военных обеих стран на пределе. И есть ли среди читателей настолько лучезарные оптимисты, которые способны полностью, на сто процентов, исключить возможность пусть случайного, но все же боевого столкновения российского самолета с американским, или британским, или турецким?

О том кто отдал приказ сбить в «черную субботу» U-2 Рудольфа Андерсона, толком неизвестно до сих пор. То ли это был заместитель по ПВО командующего советским контингентом на Кубе, то ли командир дивизии ПВО, то ли кто-то еще из офицеров. Война нервов, длящееся неделями напряжение могут нарушить субординацию и организационную четкость в любой, даже самой отлаженной военной машине.

util