2 Ноября 2015, 15:17

«Колокольцев, не стыдно?» Памяти Умарали Назарова

Катастрофа российского пассажирского лайнера, унесшая жизни 224 человек, закономерно отодвинула на второй план трагедию таджикской семьи Назаровых в Санкт-Петербурге.

Но горе этой семьи не меньше.

Обстоятельства гибели Умарали Назарова все еще остаются неясными. До сих пор не установлена даже медицинская причина смерти мальчика, наступившей меньше суток спустя после того, как он был разлучен с матерью в отделении полиции.

В деле множество нестыковок, а показания семьи разнятся с отчетами сотрудников полиции и УФМС. Дело обещал «довести до конца» премьер-министр России Дмитрий Медведев, отреагировавший на ноту таджикской стороны.

Тем временем в пятницу, 30 октября, МВД официально заявило, что в действиях сотрудников 1 отдела полиции по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга, куда была помещена мать с ребенком после рейда УФМС, нарушений не выявлено. Сотрудники, забравшие Умарали у матери, действовали правомерно и согласно инструкции о «подкинутых и заблудившихся» детях.

Умарали Назаров. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Санкт-Петербурге»

Основанием для действий по этой инструкции, как говорится в письме УФМС по Санкт-Петербургу, послужил тот факт, что мать Умарали Зарина Юнусова не смогла предоставить документы, подтверждающие ее с ним родство. Доставленные бабушкой младенца в отдел полиции в тот же день, буквально спустя пару часов, свидетельство о рождении мальчика и паспорт матери не повлекли изменений в акте — Умарали был оформлен как подкидыш и передан в Центр медицинской и социальной реабилитации детей имени Цимбалина. Уже ночью мальчик умер в палате этого учреждения.

По мнению Ильи Шаблинского, члена рабочей группы, созданной президентским советом по правам человека, и Ольги Цейтлиной, адвоката семьи Назаровых, сотрудники полиции нарушили целый ряд норм, в том числе Семейный кодекс РФ и Конвенцию ООН о правах ребенка. Они не имели права отнимать сына у родителей, если его жизни и здоровью ничего не угрожало.

В связи с этим, правомерен вопрос, обращенный лично к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву, — не стыдно ли ему за своих сотрудников?

util