15 November 2015, 11:20

Сесиль Вессье: «В ценностях, которые террористы считают слабостью, — наша самая большая сила»

Цветы у посольства Франции в Москве, 14 ноября 2015 года. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Политолог и автор книги «За нашу и вашу свободу» Сесиль Вессье — о настроениях французского общества

Франция еще не пришла в себя после трагических событий ночи 13 ноября 2015 года, и понадобится немало времени, чтобы мы могли в полной мере осознать, что столкнулись с профессионально организованными и скоординированными терактами, принесшими горе и смерть многим людям. Взрывы, бомбы — такое бывало во Франции и раньше, но, по-моему, еще никогда никто не стрелял вот так, открыто, из автомата Калашникова по мужчинам, женщинам, возможно, даже детям, которые мирно сидели за столиком кафе или в концертном зале. Однако специалисты вот уже несколько месяцев предупреждали о возможности подобных кровавых атак в нашей стране. И нельзя быть уверенным, что в ближайшее время не произойдет новых.

Больше всего меня поразила гражданская зрелость, которую проявило перед лицом этой трагедии французское общество, его мужество, великодушие, солидарность. Пользователи социальных сетей по собственной инициативе, без подсказки властей, развернули кампанию под хэштегом «открытая дверь», цель которой — дать приют тем, кому из-за терактов было негде ночевать (пять линий метро не работали, некоторые кварталы перекрыли). Шоферы такси бесплатно развозили людей по домам. В субботу сотни, тысячи парижан добровольно пришли сдавать кровь, их было столько, что медики не могли справиться с таким потоком и многих попросили прийти на той неделе. Жизнь вошла в привычное русло: несмотря на призывы к осторожности, парижане вышли на улицы — многие просто за покупками, а кто-то собрался на площади Республики; в кафе было меньше народа, чем обычно, но в моем квартале они не пустовали. Террористы хотели бы погрузить во мрак Париж и всю Францию, но многие из нас не желают бояться («Не запугаете!») и отказываются менять привычный образ жизни.

Политики же не прочь воспользоваться обстоятельствами, и за всеобщими призывами к единству нередко кроются особые тактические соображения. Обозначились разные позиции, которые станут явными в самое ближайшее время. Но уже и теперь слышны огульные обвинения, с которыми значительная часть французов не согласна. Нет, беженцы не виноваты в терактах, они сами спасаются от насилия. Сейчас, когда я пишу эти строки, прокуратура сообщает, что опознан первый террорист, — он родился под Парижем в 1985 году. Нет, не все мусульмане потенциальные террористы — подавляющее большинство их, как во Франции, так и в России, уважают законы и право на жизнь. Да, террористы должны быть уничтожены, а для этого надо понять, кто они и почему французские (и российские!) граждане записываются в войска ИГИЛ. Нужно знать, кто и зачем финансирует террористов. Главное же — надо одержать победу, и мы сделаем это, пусть и не сразу. Мы победим их, не только применяя оружие, но и утверждая свои ценности: терпимость, уважение к другому, солидарность, любовь к жизни и свободе. Ибо в них, в этих ценностях, которые террористы считают слабостью, заключается наша самая большая сила.

Перевод Натальи Мавлевич

Иллюстрации Жоана Сфара, 13.11.2015

Франция — древняя страна, где люди вольны любить друг друга.

Париж — наша столица. Мы любим музыку, вино, веселье.

Те, кто любит смерть, издавна пытались отбить у нас вкус к жизни...

...но это им никогда не удавалось.

В конечном счете побеждают всегда любящие. Те, кто любит друг друга, кто любит жизнь.

util