23 November 2015, 20:15

Михаил Аншаков: «Новые пошлины на интернет-покупки — это антисоциальная и неэффективная мера»

Покупки в иностранных интернет-магазинах могут обложить дополнительными сборами. Глава Общества защиты прав потребителей объясняет, почему налог обернется расцветом фирм-однодневок, а самых бедных сделает еще беднее

По действующим правилам гражданин России может за один календарный месяц приобрести товары на сумму до €1000 и весом до 31 кг без уплаты таможенных платежей. Если покупки стоят или весят больше, придется дополнительно заплатить 30% от суммы превышения, но не менее €4 за 1 кг.

В конце 2013 года уже появлялись предложения снизить порог стоимости для покупок, не облагаемых таможенными пошлинами, с €1000 до €150. Эта инициатива вызвала крайне негативную общественную реакцию, вплоть до 100 тысяч подписей на РОИ и митинга на Болотной площади. Принятие решения было отложено, а обсуждение постепенно стихло.

Теперь на повестке дня еще более жесткий вариант. Евразийская экономическая комиссия подготовила два проекта. Помимо снижения беспошлинного порога до €150 и 10 кг предлагается ввести дополнительный фиксированный сбор. Согласно одному варианту, гражданам придется платить дополнительно €15 за товары стоимостью от €22 и весом больше 1 кг. Второй проект предусматривает сбор в размере €10 за покупки любой стоимости и веса.

Проще говоря, сегодня россиянин покупает в иностранном интернет-магазине какой-либо товар за €300, и при этом его расходы составляют эти €300 плюс стоимость доставки (когда ее не оплачивает продавец). Если проекты Евразийской экономической комиссии будут реализованы, то дополнительно придется заплатить до €60 налога — 20% от цены товара. В случае недорогих покупок новые фиксированные сборы могут быть сопоставимы со стоимостью товаров.

Вопрос о введении пошлин на интернет-покупки власти собираются обсудить 2 декабря — на следующем заседании совета ЕЭК.

Два года назад одним из лидеров в общественной кампании против ограничений в интернет-торговле было Общество защиты прав потребителей. Председатель ОЗПП Михаил Аншаков прокомментировал Открытой России возможность введения новых правил:

— Я опасаюсь, что эта мера пройдет. Я считаю в том числе и нашей, Общества по защите прав потребителей, заслугой, что удалось на два года затормозить этот процесс. Но сейчас такой тренд, и государство еще меньше обращает внимание на общественную активность, поэтому благоприятных прогнозов у меня нет. Но протестовать мы будем.

Вызывает удивление, что предлагается самый жесткий вариант. В нынешних экономических условиях это выглядит несколько странно.

С одной стороны, понятно, что у государства нет денег, и оно собирается найти любые способы пополнения бюджета. Но с другой — это экономически неэффективная и антисоциальная мера.

Именно этот посыл мы доводили до власти почти два года назад через всевозможные письма, обращения и петиции, подготовленные совместно с различными общественными организациями и активистами, через резолюцию митинга, который мы организовывали на Болотной площади.

Это неэффективно, потому что существует масса серых схем, как уйти от оплаты этих пошлин. Например, те же самые «челноки». Или создаются фирмы — либо однодневки, либо такие, которые ничем иным, кроме ввоза этих товаров, не занимаются, и официально поставки идут через эти фирмы. Подобные фирмы процветали еще до этих пошлин. Часто их использовали несколько семей, друзей, знакомых: они ввозили, как правило, для личного потребления, но существенные объемы. Например, одежду для своих детей: в России нельзя купить качественную и безопасную детскую одежду по приемлемой цене, ее просто нет на полках, а то, что есть, стоит астрономических денег. Они заказывали это через интернет в пять-десять раз дешевле и ввозили. Такие фирмы либо вообще налогов не платят (одновневки), либо у них налогообложение получается в несколько раз меньше, чем у обычного потребителя. Это, конечно, абсурд. Совершенно неприемлемо, когда бизнес у нас облагается в несколько раз меньшим налогом, чем личное потребление граждан.

По поводу этих пошлин возникало много сомнений не только у нас, но и у других специалистов. Их очень сложно администрировать, а серые схемы будут использоваться повсеместно, и никаких способов борьбы с ними нет.

В реальности никаких повышенных сборов не будет. Либо люди будут просить своих друзей и знакомых привезти из-за заграницы, либо челночный бизнес расцветет, либо, что более вероятно, такие фирмы расцветут.

Кроме того, это антисоциально. Не совсем правильно считать, что в основном ввозят какие-то новейшие дорогущие айфоны, айпады и прочую электронику. В реальности большой процент составляют, например, детские вещи — их заказывают многодетные семьи, которые экономят каждую копейку. Люди, у которых все нормально с финансовым положением, не будут тратить время и выискивать, где подешевле. Поэтому заказывают в основном социально не обеспеченные: многодетные семьи, студенты. Абсолютно очевидно, то это не налог на богатых.

Почему, если у государства нет денег, не поискать возможности повышения налогов там, где денег много? Очень странно, что забирают у самых необеспеченных слоев населения.

Возможностей обжаловать эту норму практически нет. Налогооблажение и пошлины — исключительная прерогатива правительства. Они могут вводить их по своему усмотрению. Здесь надо смотреть на качество нормотворческой работы. Иногда появляются формальные поводы для обжалования, и мы ими пользуемся. Например, не вовремя опубликован тот или иной закон, процессуальные нарушения по порядку принятия и так далее.

Здесь в идеале должны работать политические механизмы, но они у нас тоже неэффективны: нет обратной связи, которая дает возможность влиять на процесс принятия решения.

Мы посмотрим, как будут развиваться события, и из этого будем исходить.

То, что общество будет возмущено и многие будут протестовать, это абсолютно очевидно. Нам по этому поводу уже звонят и пишут.

Наши старые союзники, которые тогда с нами выступали, тоже думают, как и что делать. Причем тогда протесты стали стихать, так как в какой-то момент стало понятно, что в тех условиях инициатива была непроходимая. Сейчас же, если это решение будет принято окончательно и бесповоротно, возмущения будет еще больше.

util