24 Ноября 2015, 20:04

«Кто вспоминает о бизнесе, когда на карту поставлена честь государства»

Александр Гольц

Александр Гольц — заместитель главного редактора «Ежедневного журнала», военный эксперт, считает, что войны с Турцией не будет, но дипломатические и экономические меры вполне могут нанести удар и по Турции, и по России.

— Решение Турции сбить российский самолет означает ее готовность на открытый военный конфликт с Россией?

— Сегодня Турция предприняла действия, которые демонстрируют максимальную враждебность, и следующий акт — это непосредственно военные действия. Сейчас уже более или менее понятно, что российские самолеты, даже если они и входили в турецкое воздушное пространство, ни коим образом не угрожали чему-то в Турции, и очевидно, что не производили разведку турецкой территории. То есть опасности — ни реальной, ни потенциальной — у Турции не было.

— Где истоки этой враждебности? Ведь отношения России и Турции всегда были неплохими.

— Да, были, но с того момента, как Россия начала свою сирийскую операцию, они решительным образом ухудшились. У Турции есть свои чрезвычайно сложные интересы в этом регионе, и, похоже, Россия их существенным образом нарушила, нанесла им ущерб.

— Какие это интересы?

— Например, Турция не приемлет президента Асада в качестве легитимного руководителя этой страны. В то время, как Россия, ровно напротив, считает его единственно возможным легитимным руководителем. Турция считает курдские формирования террористическими. Россия — своими союзниками в борьбе против Исламского государства. И так далее.

— Каких ждать последствий? Войны, санкций, блокады?

— Хотел бы надеяться, что войны не будет, все-таки Турция — член НАТО, и понятно, что любые удары по Турции будут означать введение в действие пятой статьи Вашингтонского договора о коллективной самообороне, и я не думаю. что Россия готова к такому повороту событий. В то же время у России широкий спектр дипломатических мер, вплоть до высылки турецкого посла и возвращения российского на родину. И, конечно, будут экономические меры — уже звучат предложения прекратить авиационное сообщение с Турцией, полностью остановить туристический поток и так далее. Всё это, конечно, будет серьезным ударом по турецкой экономике

— Но и по российской тоже.

— Разумеется, но кто вспоминает о бизнесе, когда на карту поставлена честь государства.

— У вас не возникает ощущение, что Россия снова оказывается в изоляции? В Египет итак уже не летаем.

— Важно понимать, что полную ответственность за то, что сегодня произошло, за этот конкретный инцидент, несет Турция. В то же время нужно учесть, что в ходе всей сирийской операции Россия действовала таким образом, что ставила всех членов будущей антитеррористической коалиции перед фактом. Мы действуем так и так, а вы, если хотите, пристраивайтесь, хотите — ведите переговоры. Американцы и израильтяне мгновенно поняли, чем это чревато и быстро обо всем договорились, подписали протокол, исключающий и предупреждающий возможные инциденты в воздухе. Турки же, по каким-то своим соображениям не включились в этот процесс, результатом чего и стала сегодняшняя ситуация. Если говорить в идеале — то, наверное, все эти переговоры и согласования надо было бы провести до начала военной операции.

— То, что турки много раз предупреждали и обещали сбивать самолеты, если те будут нарушать их военное пространство, их в каком-то смысле оправдывает?

— Нет, все-таки уничтожать самолет, который никак не угрожает вашей территории — акция совершенно иного порядка.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Российско-турецкий кризис

Андрей Зубов: «Мы неправильно ввязались в эту авантюру, и развязка наступает очень быстро»

Виктор Литовкин: «Россия провоцировать открытый конфликт с Турцией не будет»

Алексей Арбатов: «Участие России в конфликте будет только усилено»

util