28 Ноября 2015, 10:00

The Telegraph: «Как объединить Россию и Запад. Руководство для дипломатов»

Церемония выпуска отрядов народной самообороны Сирии в провинции Латакия.

Бывший британский дипломат Чарльз Кроуфорд размышляет о том, как преодолеть кризис в отношениях Запада и России и прийти к разрешению сирийской проблемы

Когда нам всем казалось, что запутанную ситуацию в Сирии уже невозможно было сделать еще хуже, российский бомбардировщик был сбит Турцией — членом НАТО.

Взаимные обвинения и отрицания вины летают между Москвой и Анкарой, как ракеты. Находился ли бомбардировщик в воздушном пространстве Турции? В том или ином случае было ли это военной угрозой для Турции? Была ли ее ответная акция откровенно неадекватной? Совершили ли поддерживаемые Турцией повстанцы военное преступление, когда стреляли в катапультировавшихся летчиков? Был ли со стороны Турции «удар в спину», как выразился Владимир Путин? И нужно ли это все кому-нибудь, включая Турцию и Россию?

В том, что произошло это опасное военное столкновение между Россией и Турцией, нет ничего удивительного. Турция давно раздражает союзников по НАТО чрезмерной терпимостью к ИГИЛ, на что у нее несколько причин, включая настороженное отношение к национальным амбициям курдов. Россия позиционирует себя как принципиального противника ИГИЛ, но при этом совершает множество атак против других антиасадовских группировок. В обоих случаях государства преследуют свои собственные интересы, их мало заботит судьба Сирии как таковая.

Тем временем в Лондоне Дэвид Кэмерон, наблюдая, как лейбористская партия распадается еще быстрее, чем Сирия, постепенно приближает Великобританию к вступлению в военные действия против ИГИЛ. Конечно же, после бойни в Париже создается ощущение, что это нужно сделать срочно. Но любая военная акция станет лишь пустой затратой времени и бомб, если не будет четкой стратегической цели.

Ужаснувшиеся устроенной исламистами бойне дипломаты всего мира устало вздыхают: рано или поздно необходима будет широкомасштабная сделка между «взрослыми», чтобы разрешить сирийскую проблему. Так почему бы не начать переговоры прямо сейчас, не дожидаясь, пока случится еще что-нибудь, что сделает и без того ужасную ситуацию еще хуже?

 Боевые вылеты дальней авиации России по объектам террористов в Сирии.

Это звучит разумно. Но для этого ключевые лидеры должны ответить на простой, но болезненный вопрос: в чем заключается проблема Сирии и всего тамошнего хаоса?

Российский ответ на этот вопрос циничен, но ясен:


1

Западные колониалисты начертили на карте границы и создали ближневосточные государства, с которыми мы имеем дело сегодня. После этого Запад, да и Москва тоже, десятилетиями поддерживали разнообразные малоприятные и некомпетентные режимы в своих целях.

2

Серия ошибок Запада и появившийся на сцене исламский экстремизм сделали значительную часть региона непригодной для этих целей. Сирия как государство переживает коллапс, а популярность новой примитивной идеологии «халифата» достигла опасного масштаба.

3

Единственный выход из положения — восстановить в Сирии легитимное государственное устройство, а это означает сотрудничество с режимом Асада (как Запад благополучно поступал на протяжении многих лет в прошлом).

4

Таким образом, Россия пользуется своим правом в соответствии с международным законодательством помочь режиму Асада подавить разнообразные безумные группировки, пытающиеся его свергнуть, многие из которых по глупости поддерживает Запад, а также Турция, хотя эти повстанцы — большие экстремисты, чем Асад.

5

Запад продолжает настаивать на том, что Асад должен уйти. В действительности же Асад должен остаться и останется, причем Обама уйдет раньше него.

6

Вы там, на Западе, не любите, когда ИГИЛ и тому подобные сумасшедшие устраивают стрельбу в ваших кафе? А что, по-вашему, должно случиться, если вы наносите арабам-исламистам один непродуманный удар за другим во имя «демократии»? С кем, по-вашему, вы имеете дело?


Поведение западных лидеров переменчиво, они находятся под давлением тяжелых обстоятельств. Но и они стоят на своих не менее твердых и циничных позициях:


1

Вы правы, политикой Запада на Ближнем Востоке не всегда можно гордиться.

2

Но это только потому, что никто из нас, в том числе и многочисленные арабские лидеры, не знают, что делать с основной проблемой: Ближний Восток нестабилен, потому что современный мир не обращает на него внимания.

3

Мы с радостью готовы сотрудничать с вами в создании новых договоренностей, которые сработают. Но вы продолжаете кричать о легитимности Асада и территориальной целостности Сирии, а сами жадно отгрызаете куски от Украины. Не читайте нам нотаций о «двойных стандартах», во всем этом слишком много лицемерия.

4

Мы согласны, что общий подход к реформам на всем Ближнем Востоке должен быть «реалистическим»: начальная и конечная точки — это не западная (и не российская) демократия.

5

Но основой для продуманной реформы должен быть некий современный плюрализм в арабском стиле. Вы, русские, делаете жесткие заявления, но ничего не предлагаете в этом жизненно важном аспекте. Разумный гибкий подход, продемонстрированный, например, государствами Персидского залива, лучше, чем бессмысленный фашизм в духе Асада и Каддафи, появившийся на сцене во время Холодной войны: последний только создает нагромождение взрывоопасных проблем.

6

Что же касается действий Запада в Сирии, то ваша неуклюжая политика ударов по всем арабам-мусульманам без разбора ради поддержки никчемного Асада тоже не дает эффекта. Вы добились только того, что взорвали ваш лайнер, полный туристов, и сбили ваш бомбардировщик. С кем, по-вашему, вы имеете дело?


После таких публичных перепалок российские и западные дипломаты могут переходить к негласным жестким переговорам о возможных благоприятных результатах и наилучших способах их добиться.

Сущность сделки по Сирии ясна. Нужно найти способ мобилизовать поддерживаемых извне сирийцев в любой комбинации, чтобы победить «халифат», а затем создать международные гарантии для разделения власти и восстановления страны. Это может включать взвешенную стратегию почетного ухода Асада: сам Асад должен уйти или как минимум стать периферийной фигурой, но остатки его режима на некоторое время сохранятся как часть договоренностей о постепенных переменах. Эта сирийская сделка — часть более широкого диалога о реформах на Ближнем Востоке. Почему бы не провести его параллельно с диалогом о новой архитектуре безопасности в Европе?

Участник формирований гражданской обороны в Сирии.

Как к этому прийти? Дипломатия не сработает без хотя бы минимального взаимопонимания между ключевыми сторонами (иногда вполне определенного, но чаще намеренно расплывчатого) в отношении как процесса, так и желательных результатов. Для этого потребуются кажущиеся непонятными маневры задним ходом, чтобы лидеры и их команды могли понять, насколько они готовы доверять друг другу, прежде чем выдвинуть новые смелые инициативы. С тех пор, как закончилась Холодная война, лидеры Запада и России так и не смогли установить и поддерживать доверие. В какие-то моменты дела шли в правильном направлении, в какие-то — в неправильном, и виновны в этом обе стороны.

Рано или поздно мы придем к политическому урегулированию в Сирии. Но нынешний турецко-российский кризис показывает, насколько опасны неправильный расчет и недостаток доверия, когда внешние силы вторгаются в Сирию, пытаясь создать наиболее благоприятную для себя обстановку. То же мы видим и в Украине.

Вывод? Недостаточно быть сильным. Надо быть еще и мудрым.

Оригинал статьи: Чарльз Кроуфорд, «Как объединить Россию и Запад. Руководство для дипломатов», The Telegraph, 25 ноября

util