28 Ноября 2015, 14:31

Олег Сенцов: «В школе я научился никогда не сдаваться и не размениваться»

27 ноября в посольстве Украины в Москве прошла презентация книги рассказов Олега Сенцова. Она вышла небольшим тиражом в украинском издательстве Laurus. Ни один книжный магазин в Москве не согласился взять эту книгу для продажи. Отказали издательству и на книжной ярмарке Non/fiction, которая в эти дни проходит в Москве

Книжка так и называется — «Сенцов». В ней собраны несколько рассказов украинского кинорежиссера, написанных им до ареста. Названия рассказов говорят сами за себя: «Автобиография», «Собака», «Детство», «Больничка», «Школа», «Завещание», «Бабушка», «Макары». Это такие простые ироничные зарисовки, без претензий, очень личные впечатления о детстве, о семье, о жизни в деревне.

Это и правда хорошая проза. И она кинематографична: Сенцов пишет о похоронах своего отца, о нелюбимой бабушке, о любимой собаке, о своих отношениях с лучшим другом детства, и живо представляешь всех этих персонажей, как будто увидел их в кино.

Тон рассказов почему-то напомнил мне рассказы Василия Шукшина. Я полезла на книжную полку — нет, у Шукшина очень много диалогов, а у Сенцова их почти нет. Это скорее нарратив, автор рассказывает о себе, ему необходимо выговориться на бумаге. Читая эти рассказы, понимаешь: Олег Сенцов — закрытый человек, глубоко чувствующий все, что происходит рядом с ним и вокруг него. Он не приемлет малейшую несправедливость, тут же бросается ее исправлять.

Составитель книги Галина Любич говорила на презентации книги, что никогда не была знакома с автором и что Олег Сенцов для нее прежде всего писатель, а уже потом человек, оказавшийся в тюрьме. Любич сказала, что «очень странно, когда приходится представлять книгу без автора, но это так, и с этим ничего не поделать».

Наталья Каплан, двоюродная сестра Сенцова, рассказала, что к печати готовится роман, написанный Олегом несколько лет назад. А книга рассказов будет переведена на польский язык.

За этот год я много раз встречалась с Сенцовым в тюрьме и заметила, что он достаточно трепетно и в то же время с иронией относится к своему творчеству. Ему очень хочется, чтобы его рассказы, пьесу, фильм признавали за их достоинства, а не потому, что он сидит в тюрьме по политически мотивированному делу.

За последний год много я написала десятки текстов об уголовном деле Сенцова и каждый раз пыталась понять, что он за человек. Но он всегда оставался загадкой. Поэтому небольшая книга рассказов — как подарок, в ней слышится голос Сенцова, его интонация.

В рассказах есть главное — талант и незаурядная сила, даже какая-то таинственная мощь автора.

И это дает надежду, что двери тюрьмы, в которой он оказался совершенно несправедливо, однажды откроются и Олег Сенцов выйдет оттуда также внезапно, как и вошел туда.

И тогда он сможет принимать участие в издании и презентациях своих книг, в съемках и премьерах своих новых фильмов.

Олег Сенцов и Дмитрий Динзе.

А пока почитайте, что он пишет о себе в рассказе «Автобиография (в литературной форме)»:

Родился в понедельник, 13 числа. Наверное, оттого и жизнь проходит весело.

Детство было как детство — светлая пора. Вырос в деревне, в полуинтеллигентной семье: мать — воспитатель, отец — шофер. Жили небогато, но плохого вспомнить нечего.

В школе учился хорошо, в классе был первым. Много читал. Уроки делал, но не зубрил — выезжал на хорошей памяти и тяге к знаниям. В классе был отщепенцем. Худым. Били.

В 12 лет сильно простудился. Простуда дала осложнение на ноги — полиартрит. Отнялись. Полгода лечения — снова начал ходить.

В старших классах спорил с учителями — иногда по теме, иногда просто дерзил, раздражают люди, которые считают себя умнее других, но таковыми не являются. Влился в тусовку школы, начал дружить с хулиганами — жизнь повернулась новыми гранями. Занялся спортом, хотя врачи запрещали. Медицина от меня отказалась, а я от нее. Раскачался, закалился.

После школы приехал в город С. поступать в институт, в престижный, на государственное отделение. Не хотели принимать документы:

— Мальчик ты откуда?

— С деревни С.

— Золотая медаль есть?

— Нет.

— Серебряная?

— Нет.

— Так что же ты хочешь?

— Учиться!

/.../ Киношником никогда стать не мечтал. Но с детства люблю кино. Причем хорошее. Чем старше становился, тем сильнее развивал свой художественно-кинематографический вкус, причем, как всегда, самообразованием. Чем больше я рос над собой, тем сильнее сужался круг людей, с которыми я мог говорить о кино. На сегодняшний день это два-три знакомых мне человека.

Книги читал всегда. Причем много. В школе писал сочинения. Причем всегда на отлично. После вливания в кибер-спорт начал писать о нем публицистические статьи — мысли переполняли, удержаться не смог. И, как говорил многоуважаемый лично мною Михал Михалыч, «писа́ть, как и пи́сать, надо лишь тогда, когда больше нет сил терпеть».

Сил терпеть у меня не было, а силы писать были. Вначале все получалось довольно криво, но весело. После десятка статей отточил технику и выработал свою манеру. Написал пару рассказов или эссе — сам даже точно не знаю. Сейчас пишу книжку.

Хочу снимать кино. Снова переполняет, а бумага не так выразительна, как кинопленка. Пытаюсь поступить на режиссерские курсы. Эти вроде хорошие. Не поступлю — буду пробиваться так, сам, без подготовки — не впервой.

Не люблю Гребенщикова, но он однажды сказал хорошие слова в ответ на вопрос о его музыкальном образовании: «30 лет слушания музыки и 20 лет ее исполнения».

Я уже 30 лет смотрю кино — пора двигаться дальше.

util