30 November 2015, 18:31

«Платон» и его противники: коротко о главном

Участники митинга за отмену ввода системы «Платон».

С чего начался протест против дорожного налога и чего добились его участники

На протяжении двух последних недель накалялась ситуация вокруг всероссийской акции протеста дальнобойщиков. Кульминацией должна была стать заблокированная фурами Москва, подъезды к которой планировалось перекрыть на всех федеральных трассах 30 ноября. Пока этого не произошло. Многие задались вопросами, на какой стадии находится протестная волна и переговоры дальнобойщиков с властями.

С чего все началось

15 ноября 2015 года была запущена система мониторинга и оплаты движения дальнобойщиков по российским дорогам. Программа называется «Платон», и в ней должны были зарегистрироваться водители автомобилей грузоподъемностью больше 12 тонн. Оплачивать этот сбор дальнобойщиков обязал федеральный закон № 468534-5 «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (о правовых основах создания дорожных фондов). Госдума приняла его еще в 2011 году. «За» проголосовали 344 депутата, «против» — шесть: пятеро коммунистов и один единорос, депутат от Свердловской области Игорь Баринов. Согласно закону, водители тяжелых фур должны платить за проезд по федеральным трассам. Утверждается, что их машины наносят ущерб дорожному полотну, но такая аргументация не выдерживает критики.

10 ноября, за пять дней до запуска «Платона», правительство объявило о снижении тарифов с заявленных 3,73 рублей до 1,53 рублей за километр. Предполагается, что льготный тариф будет действовать до 1 марта 2016 года, а потом составит 3,06 рублей.

11 ноября прошли первые акции протеста дальнобойщиков против нового сбора. Больше всего он возмутил водителей, работающих на себя: тех, кто владеет одной или двумя фурами, самостоятельно находит заказы и платит налоги. В меньшей степени к протесту присоединились представители крупных компаний-перевозчиков: они могут заложить часть новых расходов в стоимость услуги, а частные перевозчики не могут себе этого позволить, иначе потеряют заказчиков.

Как развивались акции протеста

Первые акции прошли 11 ноября в Подмосковье, Оренбурге, Перми и других городах. Водители ставили фуры вдоль обочин и блокировали въезды в города. Протестовать начали менее десяти регионов.

15 ноября даже те водители, которые готовы были зарегистрироваться в новой системе, не смогли этого сделать. Сайт «Платона» оказался не готов к наплыву пользователей и упал, колл-центр работал в режиме «занято», а платежные терминалы в офисах компании зависали. Это и вызвало основную панику среди водителей: им обещали отслеживать нарушителей с первого дня и взимать штрафы по 450 тысяч рублей.

19 ноября локальные забастовки дальнобойщиков приобрели федеральный масштаб: на карте России появилось более 70 очагов протеста. Уже на следующий день Минтранс пообещал не штрафовать водителей за пределами Московской области до 1 мая 2016 года, а штрафы снизить до 50 тысяч рублей.

23 ноября появились сообщения, что дагестанские дальнобойщики планируют двинуться на Москву, если система «Платон» не будет отменена. Об аналогичных намерениях затем заявили и водители из других регионов. Заработал сайт «Антиплатон», помогающий протестующим координировать свои действия, и была объявлена дата прибытия дальнобойщиков в Москву — 30 ноября.

Как дальнобойщики пытались проехать в Москву и что из этого вышло

Информация о том, когда водители из регионов выдвинулись в Москву, разнится. Одни сообщали, что дальнобойщики отправились в ночь на 29 ноября, другие писали, что часть машин уже в Москве. Силовики, в свою очередь, пытались помешать автоколоннам покинуть регионы — останавливали фуры на всех постах ДПС, проверяли документы, досматривали, ссылаясь на террористическую опасность. В некоторых городах протестующим поступали угрозы. Например, в Красноярске координатору акции прокололи шины и залили монтажной пеной выхлопную трубу, оставив на лобовом стекле записку с обещанием физической расправы.

Примерно тогда же стало ясно, что противодействие властей — лишь одна из проблем дальнобойщиков. У участников акции нет единого координационного центра. Во многих регионах были свои лидеры, которые вели за собой колонны фур. Среди этих лидеров, видимо, оказались и те, в чью задачу входило охладить пыл дальнобойщиков и поссорить их между собой. Особенно наглядно это проявилось, когда в Санкт-Петербурге должна была состояться встреча дальнобойщиков с министром транспорта Максимом Соколовым. Протестующие разделились на две группы — радикальную и умеренную. Первые требовали отмены «Платона», втоые — временного моратория и диалога с властями. На встречу с министром попали вторые.

Что теперь будет

С одной стороны, петербургские дальнобойщики вроде бы пришли к консенсусу с Минтрансом. Министр транспорта Максим Соколов предложил водителям учавствовать в выборе проектов дорожной инфраструктуры, на которые будут направлены средства, собранные через «Платон». Сколько при этом заработает владелец компании-оператора, Максим Соколов не уточнил, но это можно увидеть тут.

Но с другой, дальнобойщики из других регионов об этой договоренности ничего не знают и говорят не об отмене акции, а о ее переносе на 3 декабря.


ЧИТАЙТЕ И СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Дальнобойщики на подступах к Москве. Хроника протеста

Нужен ли дальнобойщикам единый центр координации протеста

util