1 Декабря 2015, 17:20

Россия против правозащитников

Поврежденная машина сводной мобильной группы правозащитников в Грозном, 3 июня 2015 года.

Генассамблея ООН приняла резолюцию о защите тех, кто отстаивает права других. Россия проголосовала против. Мы вспомнили, что о правозащитниках говорили наши политики и чиновники

Россия и Китай не согласились с основным тезисом резолюции ООН: дескать, почему это правозащитники вдруг должны быть специально защищены? К ним примкнули 12 держав-единомышленниц: Сирия, Бурунди, Кения, Мьянма, Нигерия, Саудовская Аравия, Зимбабве, Северная Корея, ЮАР, Иран, Пакистан и Судан. Еще 40 стран сохранили нейтралитет, но для принятия резолюции «Поощрение и защита прав человека: вопросы прав человека, включая альтернативные подходы в деле содействия эффективному осуществлению прав человека и основных свобод» хватило 117 голосов.

В документе ООН подчеркивает особую роль правозащитников в развитии гражданского общества и призывает правительства всех стран «обеспечивать надлежащую защиту от любых актов запугивания или гонений в отношении правозащитников, которые сотрудничают, сотрудничали или намереваются сотрудничать с международными учреждениями, включая членов их семей и сподвижников», а также «выполнить обязательство по прекращению безнаказанности в связи с любыми такими актами запугивания или гонений путем предания виновных правосудию и обеспечения эффективных средств правовой защиты потерпевших».

Резолюции ООН носят обязательный характер. Россия не могла демонстративно не исполнять обязательства, за установление которых сама проголосовала, поэтому выступила против этой резолюции.

Позицию России наглядно иллюстрируют высказывания представителей и сторонников власти о правозащитниках.

2004 год. Валерий Краев, замначальника главного управления исполнения наказания Минюста России

«В настоящее время у криминальных авторитетов не получается расшатать систему изнутри, поэтому они прилагают усилия дестабилизировать деятельность подразделений извне, посредством оказания давления на администрации органов и учреждений уголовно-исполнительной системы со стороны так называемых правозащитных организаций, родственников, адвокатов, распространения недостоверной информации через СМИ».

2007 год. Владимир Путин, президент Российской Федерации

2011 год. Олег Гуцев, и.о. начальника оперативного управления Федеральной службы исполнения наказаний России

«Мы обладаем реальной информацией, что отдельные из руководителей этих общественных объединений находятся на зарплате у бандитов. Ее размер колеблется от 130 до 150 тысяч в месяц. И соответствующим образом отрабатывают эти деньги: посещают колонии, устраивают провокации и намеренный ажиотаж, публикуют на различных сайтах и в СМИ негативную информацию».

2012 год. Аркадий Мамонтов, телеведущий

«Российские оппозиционные правозащитники получают деньги от британской разведки».

2012 год. Пресс-служба УФСИН Татарстана

«Своими действиями в интересах отрицательно характеризующихся осужденных правозащитники оказывали и продолжают оказывать давление на администрацию учреждения. Создается впечатление, что отрицательно характеризующиеся осужденные оценивают действия правозащитников как поддержку и пытаются ослабить режим и дестабилизировать обстановку в учреждении».

2013 год. Сергей Железняк, депутат Госдумы

«Российские правозащитники не высказали ни слова в защиту прав и свобод российских граждан. Им люди не важны. Им геи милее».

2014 год. Рамзан Кадыров, глава Чеченской республики

«От правозащитников я это не слышал, слышал это от продажных людей, которые получают гранты с Запада и искажают все, что происходит в Российской Федерации. Я их правозащитниками не считаю, а считаю предателями России. Поэтому все, что они говорят, ничего не стоит».

util