3 Декабря 2015, 14:10

«Как был бардак, так бардак и остался». Внесли ли слова Путина ясность в проблему с судом присяжных

Президент сделал два громких предложения в послании к Федеральному собранию. Первое — «декриминализовать ряд статей Уголовного кодекса». Второе — расширить число составов преступлений, подсудных суду присяжных, а заодно снизить количество присяжных заседателей с 12 до «пяти-семи человек».

Адвокат Виктор Паршуткин оценил высказывания Владимира Путина как поверхностные:

— Что касается послания президента Путина в этой части, оно глубоко не ново. Все эти вопросы давно обсуждаются в обществе, в том числе и на различных совещаниях комиссий при президенте. О «декриминализации ряда статей Уголовного кодекса» эксперты уже посчитали: если убирать уголовные наказания за побои, за причинение легкого вреда здоровью, за клевету и другие подобные вещи, в том числе и за угрозы убийством, — это вообще эфемерная статья. Количество уголовных дел тогда уменьшится где-то примерно на 350 тысяч. То есть суды на одну треть освободятся от производства по уголовным делам. Поэтому эта его мысль глубоко не нова.

Президент, обращаясь к Федеральному собранию, ставит перед обществом и государственными структурами новые стратегические задачи. А это даже не прошлогодний снег, а позапрошлогодний. То же касается и суда присяжных. Вот не дает эта тема власти покоя. В марте этого года Верховный суд РФ в лице заместителя председателя суда Давыдова разослал по всем инстанциям реляцию о том, что необходимо суд присяжных в России суде заменить на суд шеффенов. Это такой суд, когда и пять представителей народа участвуют в отправлении правосудия, и шесть, и семь — сколько угодно; но эти представители народа выносят свой вердикт вместе с профессиональными судьями. Это не суд присяжных, это нечто другое. Суд шеффенов существует в ряде (европейских. — Открытая Россия) стран, в том числе в Германии. Это завуалированная вещь — что надо, с одной стороны, увеличить количество составов, подсудных суду присяжных, и с другой стороны — подумать об уменьшении суда присяжных. Сами по себе эти слова как-то ни о чем не говорят. Лучше бы уж президент сказал: «Мы оставим суд присяжных». Суд присяжных — это тот суд, когда присяжные выносят свой вердикт независимо, без профессионального судьи. Самостоятельно. Вот тут он был бы определеннее. И если расширять количество дел, посудных такому суду присяжных, то в ряде случаев, — положим, если дело касается разбоев, каких-то должностных преступлений, — может быть, и надо подумать об уменьшении количества присяжных до семи-пяти, но, наверное, не меньше пяти. Это одно.

А что касается тяжелых составов, по которым наказание — пожизненное лишение свободы, — убийств, или взятки той же самой (это очень сложный состав, и обычно доказательств получения взятки очень мало), — то в этом случае необходимо оставлять 12 присяжных, дабы минимизировать возможность ошибки.

Но президент явно не сказал, каким же он видит суд присяжных. Тех присяжных, которые будут выносить свой вердикт без профессионального судьи, или тех, которые будут выносить вердикт с участием профессионального судьи: вот кардинальный вопрос, вот в чем различие. Если присяжные будут выносить свой вердикт с участием профессионального судьи — это профанация. Это упразднение института суда присяжных.

Увы, Путин в это ясности не внес. Как был бардак, так бардак и остался.

util