8 Декабря 2015, 18:15

Адвокатская монополия: плюсы и минусы

Минюст России готовит концепцию регулирования оказания юридических услуг

Что планируют

Реформа, планируемая Минюстом, предполагает, что лишь лица, обладающие статусом адвоката, будут иметь право представлять чьи-либо интересы в суде. Иные лица, с высшим юридическим образованием или без него, такого права лишатся. Исключение будет сделано для работников органов власти, нотариусов, патентных поверенных и корпоративных юристов, но только в том случае, если они представляют интересы своего работодателя.

В планах также возможное введение специализации в адвокатуре: уголовная, гражданская и арбитражная.

В течении двух лет практикующие юристы, не обладающие статусом адвоката, вправе сдать квалификационный экзамен для получения такого статуса.

Существующий порядок

Адвокатская монополия действует сейчас лишь в уголовном процессе, за исключением дел частного обвинения и представления интересов стороны потерпевших. Со стороны защиты судом также может быть допущен представитель, не имеющий статуса адвоката.

Кодекс об административных правонарушениях и Гражданский процессуальный кодекс не устанавливают каких-либо ограничений по привлечению представителей и защитников. Основное правило — человек должен быть дееспособным и иметь нотариально удостоверенную доверенность.

Вступивший в силу осенью этого года Кодекс административного судопроизводства впервые установил образовательный ценз для представителя в процессе — наличие высшего юридического образования.

Плюсы и минусы

Сама по себе идея специализации адвокатов содержит в себе и плюсы, и минусы. К плюсам можно отнести то, что такая специализация в юридической отрасли уже сложилась фактически — есть цивилисты, есть арбитражники, есть те кто работает в уголовном процессе. И если первые две специальности могут между собой пересекаться, то адвокаты в уголовном процессе редко выходят за рамки привычной им сферы деятельности.

Фактически предложено выдавать лицензии адвокатам примерно так, как водительские права, — не на любые транспортные средства, а на определенные категории.

Бесспорный минус — возможный запрет участвовать в процессе, на который нет условного допуска, даже в единичных случаях. На практике нередко бывает, что, помимо основного адвоката, ведущего дело, в процессе участвуют и так называемые технические адвокаты или юристы. Их функция — сходить ознакомиться с делом, посидеть с клиентом сразу после задержания, до приезда основного адвоката, чтобы ограничить клиента от воздействия со стороны правоохранителей. Для этих целей сдавать дополнительный экзамен, конечно же, нет никакого смысла, но при новом порядке специализацию, возможно, будут требовать и от них.

Идея введения юридических специализаций — в некотором роде компромиссное решение: юристу, специализирующемуся на делах о слиянии и поглощении или о банкротстве, явно нет необходимости сдавать квалификационный экзамен по уголовному праву и процессу.

Адвокатское сообщество, скорее всего, будет лоббировать автоматическое присвоение квалификаций во всех категориях для адвокатов, обладающих статусом на момент вступления в силу законодательной инициативы, а это приведет к явному изначальному неравенству с «новыми адвокатами»

В первых редакциях концепции развития юридической отрасли предлагалось автоматически предоставлять статус адвоката всем частнопрактикующим юристам при наличии двух лет стажа по профессии, но адвокатское сообщество резко отвергло эту инициативу — как раз из-за нарушения принципа равенства в части необходимости сдачи квалификационного экзамена.

Достаточно сомнительный плюс — утверждение о повышении качества юридических услуг из-за «профессионального фильтра». Довод этот совершенно голословен. Как можно говорить, что юрист X, в течении десяти лет активно представляющий граждан, оспаривающих действия чиновников, хуже адвоката Y, который, кроме участия в процессе в качестве назначенного государством защитника, ничего не умеет?

Кроме того, новая система скажется на ценах адвокатских услуг. В ряде регионов до сих пор существуют так называемые минимальные размеры гонораров адвокатов. Эти цифры, хоть и носят рекомендательный характер, но все же позволяют оказывать давление на членов адвокатских палат и мешают им конкурировать, снижая цены. Стоимость услуг адвокатов также включает и различные отчисления, связанные с членскими взносами в региональную адвокатскую палату, а также в коллегию адвокатов в которой непосредственно состоит адвокат.

Настороженно к идее адвокатской монополии относятся многие правозащитники. Дело в том, что каждая правозащитная организация, как правило, имеет достаточно узкую сферу общественных интересов, где может потребоваться юридическая помощь. Далеко не все, кому помогают правозащитные НКО, платежеспособны; среди них — мигранты, сироты, осужденные. Многим не под силу оторвать от семейного бюджета большую его часть для оплаты услуг адвоката. Да и не во всех регионах достаточно (а где-то и вовсе нет) адвокатов, которые обладали бы достаточными навыками для представления интересов неплатежеспособных клиентов. Если адвокатская монополия будет введена, то многие правозащитные НКО, в которых сотрудники не всегда имеют высшее юридическое образование, но, несомненно, могут считаться специалистами в отдельно взятой юридической сфере, скорее всего, вынуждены будут отказаться от представления интересов своих заявителей в судах и смогут лишь составлять процессуальные документы и оказывать консультации.

Особое сопротивление законодательная инициатива вызвала среди частнопрактикующих юристов и частных юридических фирм. Доводы о низком качестве правовых услуг, оказываемых «не адвокатами», серьезно их оскорбили. Кроме того, частнопрактикующие юристы серьезно теряют в свободе действий в связи с получением адвокатского статуса. Дело в том, что адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. Есть ограничение и для участия в деятельности общественной наблюдательной комиссии.

Действующее законодательство разрешает гражданину представлять в суде свои собственные интересы, даже если у него нет не только высшего юридического, но и полного среднего образования. Предполагается, что это право будет сохранено. Но в этом случае вряд ли можно будет говорить о каком-то повышении качества юридических услуг — ведь и сейчас нередко граждане идут на такой вариант из экономии, а услуги адвокатов, скорее всего, подорожают, из-за чего этот вариант станет еще более популярным.

Еще один важный аспект: юрист, получив статус адвоката,отчасти лишается свободы действий и попадает под дополнительный контроль Минюста и адвокатской палаты, которая вправе возбуждать дисциплинарное производство на адвоката и даже лишать его адвокатского статуса.

Среди адвокатов идея монополии большого энтузиазма тоже не вызывает. В целом они представляют собой закрытую корпорацию, которая долгое время отгораживалась от случайных юристов, вводя плату за формирование квалификационной комиссии по приемке экзамена у соискателей адвокатского статуса, а также внушительных размеров единовременный членский взнос для «новичков», который выполняет роль имущественного ценза. С введением адвокатской монополии круг адвокатов неизбежно расширится и исчезнет феном «элитарного клуба».

Фактически основные двигатели монополии — Минюст и суды. Министерству нужна условно контролируемая государством централизованная адвокатская структура, судам же хочется иметь среди участников процесса предсказуемых членов братской юридической корпорации, а не общественников, не активистов и даже не профессиональных юристов с богатейшим практическим опытом и правовыми познаниями.

Как стоило бы сделать

Спешить с введением адвокатской монополии явно не стоит. Для начала нужно посмотреть, как изменится ситуация в связи с появлением административного судопроизводства, в котором уже введен образовательный ценз для представителей. Возможно, такой ценз будет более чем достаточен для регулирования отрасли. Если же нет, это будет признание того, что в юридических вузах страны не учат юристов, а просто выдают корочки.

util