17 Декабря 2015, 19:35

Путин и журналисты: лучшие вопросы и худшие ответы

Роман Цимбалюк (в центре).

Президент общался со СМИ чуть больше трех часов, что очень далеко от рекорда по продолжительности. Давал слово журналистам, подготовившим резкие вопросы, так же резко начинал давать ответы. Однако речь президента то опережала его мысли, то не успевала за ними. Открытая Россия выбрала пять наиболее актуальных вопросов журналистов и пять самых неловких ответов президента. Ответы публикуются в сокращении.

Отношения с Украиной

Роман Цимбалюк, УНИАН:
— В контексте ваших неоднократных утверждений о том, что на Донбассе нет кадровых российских военных, хотел вам передать привет от капитана Ерофеева и сержанта Александрова. Скажите, вы будете их обменивать на Сенцова, Савченко, Афанасьева, Кольченко (и этот перечень еще не закончен)? И еще один вопрос: Минские соглашения заканчиваются, ни одна из сторон не выполняет их. Так что же нам ждать от вас 1 января следующего года? Вы будете снова наступать, будете предлагать какие-то переговоры или, может, забудете на какое-то время об Украине?

Ответ:
— Мы не говорили, что там нет людей, которые занимаются решением вопросов в военной сфере. Почувствуйте разницу.

Экономика и кризис

Александр Гамов, «Комсомольская правда»:
— Я, прежде чем к вам сюда собраться, посмотрел стенограмму прошлогодней конференции. И там мы тоже говорили о сложной ситуации, которая складывается в экономике. Когда вас спрашивали, как долго мы будем выходить из такой сложной ситуации, вы сказали, что при самом плохом раскладе на это потребуется года два. Я прикинул, это получается конец 2016—начало 2017 года. Сейчас у вас настроение изменилось по поводу выхода из кризиса? Какие ваши дальнейшие прогнозы?"

Ответ:
— Начнем с того, что я расскажу вам старый анекдот. Встречаются два приятеля. Один другого спрашивает: «Как дела?». Тот отвечает: «в полоску, то черная, то белая. Сейчас у меня черная полоса». Встречаются через полгода. Первый спрашивает: «А теперь?». Второй говорит: «Черная!». Первый уточняет: «В тот раз же была черная?». А тот говорит: «Нет, выясняется, что тогда была белая».

Дети «элитки»

Екатерина Винокурова, Znak.com:
«Сейчас у нас заканчивается 2015 год. Пятнадцать лет вы находитесь у власти и можем уже говорить о том, что имеем дело со сложившейся системой. Мой вопрос касается этой системы... Мы видим, что за это время выросло второе поколение „элитки“. Молодому Ротенбергу подарили всех дальнобойщиков страны. Это молодой Турчак, которого не могут допросить по делу Олега Кашина, при том, что у него в регионе продолжают избивать журналистов. Это молодые дети Чайки, которые ведут мутнейший бизнес; надо расследовать, на самом деле плевать — заказ, не заказ, это надо расследовать. И прочие-прочие дети, которые никогда не смогут ни возродить Россию, ни сберечь Россию. Это никакая не элита, это просто „элитка“. И при этом, когда мы, журналисты, ведем расследования, власть вместо того, чтобы разобраться, или начинает кричать про заказ Госдепа и Страшного Обамы, или начинает приходить с проверками, как на телеканал „Дождь“. Если дальнобойщики выходят на акции протеста, то их тоже обвиняют вместо того, чтобы с ними поговорить. Владимир Владимирович, вы когда пятнадцать лет назад приходили к власти, вы таких итогов ожидали? Или, может, что-то поправить?»

Ответ:
«Итоги в том, что ВВП удвоился. А что касается Чайки... (неловкая длинная шутка про шубу) Что касается Чайки... Что касается Чайки...

Загадочная Катерина

Михаил Рубин, РБК:
«Я не могу вас не спросить по поводу Катерины Тихоновой. Мы знаем, что она руководит важным проектом в МГУ. Наши западные коллеги сообщают о том, что это ваша дочь. Правда ли это?»

Ответ:
«Я читал в интернете по поводу Екатерины Тихоновой. Недавно все утверждали, что мои дочери получают образование за границей и живут за границей. Теперь говорят, что они — и это правда — живут в России. Я ими горжусь».

Екатерина Тихонова, младшая дочь Владимира Путина.

Про Кадырова и убийство Немцова

Алексей Соломин, «Эхо Москвы»:
«Вы меня простите, я немного туповат, весь в своего начальника, вы его знаете. Не считаете ли вы правильным на время расследования (просто фамилия Турчака упоминается не столько в СМИ, сколько в уголовном деле) отстранить губернатора от должности? Это ведь не означает признания его вины? Это обозначит лишь вашу позицию нейтралитета. Но мой основной вопрос связан с расследованием убийства Бориса Немцова. Мы знаем из СМИ, из утечек со стороны Следственного комитета, со слов потерпевшей стороны, что есть большие проблемы с тем, чтобы следователи получили доступ к двум фигурантам этого дела — офицерам батальона „Север“ Геремееву и Мухудинову. Сторона потерпевших связывает это с возможной позицией руководства Чечни: Рамзан Кадыров неоднократно публично высказывался в защиту фигурантов этого дела. Вы имели возможность разговаривать с Рамзаном Кадыровым, вы разговаривали с ним о расследовании этого дела? Что вы ему сказали? Он вас убедил в невиновности этих людей?»

Ответ:
«С Борисом Немцовым я был знаком лично и у нас не всегда были дурные отношения. Я-то вообще с ним никогда отношений не портил. Он избрал такой путь политической борьбы, атак личных и так далее. Но я к этому привык, не он один. Но совсем не факт, что человека надо убивать».

util