21 Декабря 2015, 09:25

Foreign Affairs: «Возвещают ли дальнобойщики „русскую весну“?»

Мария Стефан и Уильям Тейлор на страницах Foreign Affairs размышляют о том, могут ли протестные акции водителей грузовиков стать началом перемен в России

По всей России, от Санкт-Петербурга на севере до Волгограда на юге, бастуют дальнобойщики. Их возмутил новый дорожный налог (так в статье; в действительности речь идет о плате за проезд по федеральным дорогам. — Открытая Россия). Как они говорят, этот сбор, коррупционный по природе, их разорит. И вот около двухсот водителей-дальнобойщиков уже больше двух недель перекрывают дороги и угрожают перенести свои протестные акции на колесах в Москву, если российское правительство не отменит новый сбор, не уволит министра транспорта и не оштрафует олигарха Аркадия Ротенберга и его сына, которым принадлежит компания, уполномоченная собирать плату.

По соседству с Россией и во всем мире подобные акции, вызванные жалобами на коррупцию, с участием самых разных групп протестующих — молодежи, рабочих, высококвалифицированных профессионалов — привели к падению целого ряда режимов, в том числе режима Виктора Януковича в соседней Украине. За время своего правления, становящегося все более авторитарным, президент России Владимир Путин часто осуждал такие перевороты, по-видимому, опасаясь такой же судьбы. Теперь у него есть основания для особенного беспокойства. В прошлом протесты в России обычно ограничивались Москвой и привлекали в основном либерально настроенную элиту, теперь же приходящее из глубинки выражение несогласия со стороны рабочих — не лучшая новость для режима.

Хотя есть шанс, что ненасильственный гражданский протест станет катализатором для более широкого движения, приведет ли это к демократическому прорыву — зависит от желания и возможностей дальнобойщиков и тех, кто сейчас к ним присоединяется, расширить свою базу поддержки, организоваться и объединиться с теми, кто по всей стране жалуется на экономические и этнические проблемы.

Сопротивление российских дальнобойщиков выявило растущее недовольство среди простых россиян. Хотя водители настаивают на том, что их протест чисто экономический, и многие из них поддерживают Путина, в действительности налоговая политика, инфляция и коррупция — в высшей степени политические проблемы. Российская экономика тяжело больна: цены на нефть неуклонно падают, инфляция превысила 15%, ожидается, что в текущем году объем экономики сократится почти на 4%, а средние реальные доходы — на 5%. Из-за санкций против России, введенных США и Евросоюзом в ответ на аннексию Крыма и войну в Украине, хромают банковский, энергетический и военно-промышленный секторы экономики; недавно Евросоюз согласовал продление режима санкций. Тем временем Россия активно участвует в двух войнах — в Украине и в Сирии, — а это дополнительная утечка из национальной казны.

Дальнобойщики на парковке торгового центра Мега-Химки.

Дальнобойщики избегают прямой критики Путина, но трудно не заметить политическое содержание в их лозунгах: «Ротенберг хуже, чем ИГИЛ» и «Россия без Ротенберга» (последний — эхо лозунга протеста 2011 года «Россия без Путина»). Ротенберги, близкие друзья Путина, некоторые из которых находятся под американскими санкциями, будут отвечать за сбор платы и получат 20% собранных денег. Если водители встретят сопротивление со стороны Кремля или их требования не будут удовлетворены, есть шанс, что их протест станет более политизированным.

По меньшей мере, акции дальнобойщиков придают новую актуальность идее гражданской активности в России. Марши и митинги протеста в путинской России стали редкими после того, как против гражданского общества начали принимать драконовские меры. Такие организации, как прославленный Правозащитный центр «Мемориал» и ассоциация «Голос» были вынуждены закрыться (так в статье; в действительности «Мемориал» и «Голос» продолжают работу. — Открытая Россия).

Как говорит российский молодежный активист Олег Козловский, бунт дальнобойщиков привел к дискуссии в российском гражданском обществе о том, насколько устойчивым может оказаться сопротивление. Хотя формирование массового движения в России сталкивается с пугающими препятствиями, невозможно предсказать, какая искра разожжет пламя широкого гражданского протеста. Даже российское официальное агентство ТАСС в «мнении эксперта» от 20 ноября отмечает, что протест представляет опасность, поскольку связан с недовольством тех слоев населения, которые обеспокоены своим уровнем жизни.

Хотя дальнобойщики встречались с оппозиционными активистами, многие из которых во время протестов приносили им еду, они не позволяют членам оппозиционных партий раздавать свои листовки на их митингах. Они считают, что излишняя политизация сделает их движение менее популярным.

В любом случае реальная угроза режиму Путина исходит не от майданоподобного движения с центром в Москве, то есть массовой мобилизации граждан в столице, способной сместить правительство, а скорее от движения, связанного с антимосковским подводным течением, которое существует по всей России. Недовольство стало распространяться, когда Путин лишил регионы прав, предоставленных им прежним президентом Борисом Ельциным, в том числе налоговой автономии и возможности выборов губернаторов, а затем так называемыми «майскими указами» навязал регионам реформы в областях экономики, государственного управления и социальной сфере, включая здравоохранение и национальную политику. Возмущение растет по мере того, как увеличиваются долги регионов, а расходы на социальную сферу урезают ради финансирования внешнеполитических авантюр Путина.

Дальнобойщики на парковке торгового центра Мега-Химки.

Если к рассредоточенным протестным акциям в регионах присоединятся и чувствующие себя угнетенными этнические группы, у многих из которых есть свои республики в составе России, это будет, возможно, самая большая угроза для власти Путина. Миллионы простых людей труднее представить как «предателей» и «агентов ЦРУ», чем сравнительно небольшое количество либеральных оппонентов режима в столице. Согласно недавнему опросу «Левада-центра», большинство москвичей поддерживает забастовку дальнобойщиков. Треть жителей столицы «определенно поддерживает» протест, а 38% выбрали ответ «скорее поддерживаю».

Путин, как и большинство авторитарных лидеров, знает об угрозе и готов сделать все, чтобы предотвратить распространение протеста, включая небольшие уступки. До сих пор правительство отказывается вступать в прямые переговоры с водителями. Однако была принята поправка к закону, предусматривающая значительное снижение штрафов для тех, кто не заплатит за проезд по федеральным дорогам. Видимо, намекая на возможные последствия, Илья Пономарев, единственный депутат Госдумы, который голосовал против аннексии Крыма (и впоследствии оказавшийся в изгнании), заявил, что перемены придут в Россию, но это потребует времени. Он говорит, что это произойдет в результате действия двух факторов — народного давления на власть и изменения отношения элиты к Путину.

Исследования показывают, что ненасильственные методы борьбы, такие, как забастовки, протесты и другие акции гражданского неподчинения, привлекают в десять раз больше участников, чем вооруженные восстания, и у них вдвое больше шансов на успех. Ненасильственное народное движение также связано с демократической консолидацией. Однако спонтанные вспышки протеста не приводят к успеху. Добиться целей позволит только организация, планирование и широкая народная поддержка. Но в любом случае дальнобойщики уже подали громкий и отчетливый сигнал тревоги, который Кремль, вне всякого сомнения, услышал.

Оригинал статьи: Мария Стефан и Уильям Тейлор, «Дальнобой продолжается», Foreign Affairs, 17 декабря

util