22 Декабря 2015, 09:00

«Остается резать социальные расходы». Эксперты объясняют, кто заплатит за падение цен на нефть

Нефть марки Brent достигала в понедельник отметки в $36,2 за баррель. В последний раз сырье можно было купить по таким ценам 11 лет назад — в мире, где впервые появилась соцсеть Facebook и переизбрался Владимир Путин

По мнению экспертов, снижение стоимости нефти произошло на фоне целого ряда событий, среди которых отмена эмбарго на экспорт американской нефти, повышение ФРС США базовой ставки, грядущий выход на сырьевой рынок Ирана и обновленные данные о нефтяных запасах.

Превышение предложения над спросом будет только увеличиваться и дальше давить на цены, считает партнер компании RusEnerdgy Михаил Крутихин:

— Единственное, что может каким-то образом чуть-чуть подтолкнуть цены вверх, — это сокращение добычи многочисленных компаний-операторов в США. Этот фактор меняется очень быстро и гибко реагирует на рынок. Когда они решат, что цены все-таки чересчур низкие для них и что нужно каким-то образом сократить добычу, иначе это невыгодно, то цены опять пойдут вверх и вернутся в некое равновесное положение. Прогнозировать ценовое дно трудно. Но чисто по ощущениям, а не по соотношению спрос/предложение, я предполагаю, что добывающие компании США могут отреагировать на это сокращением спроса, когда цены на WTI опустятся ниже $30. Тогда начнется некоторое сокращение. Если будет оно опять временным, то цены снова испытают давление. Я жду, что будет колебание вокруг среднего уровня.

При этом ни одна из стран ОПЕК не готова резко сократить добычу, чтобы повысить цену: как только кто-то сократит добычу, его место на рынке займут другие. Предложений много, и они этим никак не спасут ситуацию. Они могли когда-то, года три назад, отложить немного падение, но упустили момент. И теперь им приходится догонять рынок, реагировать на то, что гибкие американцы будут держать его на том уровне, на котором выгодно компаниям, добывающим сланцевую нефть, а не ОПЕК.

Российское правительство должно внимательно следить за нефтяными котировками, ведь бюджет на 2016 год основывается на прогнозе, что стоимость сырья составит $50 за баррель. Уже на момент принятия этого документа цена была значительно ниже ожидаемой, а теперь осыпалась еще сильнее.

Это означает, что правительству все-таки придется пересмотреть бюджет, однако кабмин не будет спешить, заявил Открытой России экс-министр экономики РФ Андрей Нечаев:

— Я не думаю, что бюджет подвергнут пересмотру в ближайшее время, потому что, собственно, только-только приняли. Год еще даже не начался — странно менять бюджет через две недели после его принятия. Но если действительно цена на нефть будет сыпаться и дальше, как сейчас, или хотя бы стабилизируется на нынешнем уровне, то, конечно, пересматривать бюджет придется — правда, при одной оговорке: если девальвация рубля не компенсирует снижение цен на нефть.

С точки зрения Минфина, важна рублевая цена нефти. Долгое время шла такая балансировка: снижение долларовой цены компенсировалась ростом рублевой составляющей за счет девальвации рубля. Здесь происходит своего рода размен, и возникает вопрос, на какой уровень девальвации решатся наши финансовые власти. Но если за счет девальвации рубля в полной мере компенсировать снижение доходов бюджета не удастся, то придется его корректировать.

В бюджете есть, к сожалению, «священные коровы» — оборона и правоохранительная деятельность, которые при прошлых переработках документа всерьез урезать так и не получилось. Если эта парадигма экономической политики сохранится и при следующей корректировке бюджета, тогда выбор невелик. Резать расходы на поддержку экономики — это довольно большая статья, хотя совсем недавно были анонсированы как раз новые меры, которые правительство планирует предпринять по поддержке отечественных товаропроизводителей в кризис.

Остается резать социальные расходы. Боюсь, что опять некоторому усечению подвергнутся расходы на образование, здравоохранение, культуру (хотя эта позиция много не даст). И, безусловно, состоится окончательный отказ от полноценной индексации пенсий. Сейчас их собираются индексировать на 4%, но с оговорками, что «если будет благоприятная ситуация, то мы индексируем больше». Значит, если «благоприятной ситуации» не сложится, то индексации не будет.

Если придется пересматривать дефицит бюджета (а это уже серьезная перекройка), то встанет вопрос более активного использования Резервного фонда, а может быть, и Фонда национального благосостояния. Такие разговоры уже пошли в правительственных кругах — о том, что можно залезть и в этот фонд не для кредитования инвестиционных проектов, а для покрытия текущих затрат бюджета. Это возможное, но более ответственное решение, потому что дефицит и так уже достаточно велик по нашим меркам. Альтернативой является рост заимствований. Правда, есть вопрос, насколько будет благоприятна конъюнктура на рынке заимствований. На Западе нам особенно расчитывать не на что, есть вариант попытаться привлечь арабские или какие-то еще деньги. Но я думаю, что будут искать компромисс между залезанием в Резервный фонд и повышением заимствований.

util